«Реактивной» пермячке помешала выйти в космос Валентина Терешкова

28 октября, 20:46


В библиотеке имени Горького представили книгу «Влюбленная в небо» о почетном жителе нашего города Галине Смагиной, которую по праву называют живой легендой.

В издание вошли воспоминания людей, связанных с героиней в разные периоды ее жизни, интервью самой Смагиной и большой очерк о выдающейся летчице. Однако, по словам писателя Юрия Асланьяна, одного из создателей книги, это сборник – только начало:

– Там настолько богатая и уникальная биография, что можно писать не одну книгу. Скажу по секрету, еще очень многое не сказано. Кинорежиссер Павел Печенкин высказал мысль о создании фильма о Галине Олеговне.

Подробно по теме: Женщина высокого полета. Сорок лет назад Галина Смагина первой из пилотесс в СССР стала командиром экипажа пассажирского авиалайнера.

В рамках презентации состоялась и встреча с самой Галиной Смагиной – единственной в Советском Союзе женщиной-командиром реактивного самолета, пилотом первого класса, рекордсменкой мира по дальности и скорости полёта. Необыкновенная судьба у этой удивительной нашей землячки:

– У нас на улице Луначарского был большой двор, на восемь домов. Я дружила с мальчишками, вместе с ними увлеклась авиамоделированием. Мы мастерили кордовые самолётики. Модельки запускали тут же – во дворе.

Тогда и зародилась любовь к небу. Однако когда в 1957 году после 7-го класса поступала в авиатехникум, мыслей стать лётчицей все-таки не было. Но вы помните, что в этот год запустили спутник? Плюс ко всему полёт Гагарина в 1961-м – в год окончания техникума. Королёв говорил, что через 20 лет полетим в космос по профсоюзным путёвкам. И это казалось вполне достижимым.

Но в приемной комиссии техникума мне сказали: «Девочка, мы здесь летать не учим». Мое смятение разгадал преподаватель техникума Борис Захарович Фрадкин. Он подсказал: добраться до звёзд можно только через авиацию! И конечно, нужно много учиться. Я к советам прислушалась и решила непременно поступить в институт. Но прежде пришлось «наработать» трудовой стаж на заводе.

На 4-м курсе мы с двумя подружками записались в аэроклуб. Прыгали с парашютом, но летать не разрешали. Тогда мы по очереди стали ездить в Москву, добиваясь, чтобы взяли на летное отделение аэроклуба. А получив разрешение, почти ежедневно в 5 утра ходили пешком от конечной трамвая «Велта» до аэродрома во Фролах, чтобы полетать на маленьком Як-18...

...Увы, после полёта Терешковой дорога к звёздам оказалась закрыта. А ведь её полёт больше похож на рекламную акцию. Хрущёв посчитал, что в космос должна полететь ткачиха или повариха. Не умаляю заслуг Валентины Владимировны, но она не была профессионалом. А у нас такие девчонки в отряде летали! За них обидно — женщин не пускали в космос целых 18 лет, потому что во время полета Валентины Владимировны что-то пошло не так, Королев разозлился и рубанул, что баб на космодром больше не допустит... Знакома ли я лично с Терешковой? Конечно, нам удалось пообщаться на XXVI съезде КПСС в Москве...

...Я 30 лет летала, а теперь почти столько же преподаю в Авиационном техникуме и руковожу Музеем авиации и космонавтики, открытого в 2011 году, – это дело моей жизни. Хочется сохранить то, что ещё возможно. Когда разгоняли Пермское высшее авиационно-техническое училище (ПВАТУ), я видела, как люди плакали, глядя на разрушенный аэродром и исчезающие один за другим самолёты. Всю материальную базу училища уничтожили быстрее, чем за месяц. Я люблю технику. И когда ломают самолёт, у меня болит душа. Знаю, сколько сил, труда и знаний было вложено в этого красавца.

Затем исчезло Пермское высшее военное командно-инженерное училище (ВКИУ). Я была очевидцем тех событий: растаскивали по гаражам оборудование, ракетные двигатели закапывали в лесу за Камой, чтобы сберечь их для будущего. Сейчас мы их разыскиваем. Я сама ходила там с металлоискателем. Но ничего, кроме больших ям, оставленных «чёрными» копателями, пока не нашли.

Было больно смотреть, как аэроклуб выгоняли из их здания в Тополевом переулке. Многое растеряли, я забрала в музей только парашют. Хотела взять галерею портретов 28-ми пермских лётчиков – Героев Советского Союза, но, увы, не успела. Если их кто-то сберёг, принесите в музей, это наша общая история.

Какие ценные экспонаты есть в нашем музее? К примеру, планшет, в который вложена настоящая грамота 1944 года – ее вручали в День Всесоюзной Сталинской авиации. Есть настоящий бортовой самописец – многие, особенно дети, очень удивляются, что оранжевый шар и есть тот самый чёрный ящик. Имеется катапультное кресло с МиГ-25, первый отечественный поршневой двигатель Аркадия Швецова – живая история: его ставили на наши самолёты в Великую Отечественную, а спустя четверть века после войны этот же двигатель стоял на Як-18, на котором я училась летать.

В создании экспонатов много помогают студенты техникума. Несколько моделей самолётов они сделали своими руками. Есть макет аэроплана, на котором Пётр Нестеров впервые в истории авиации выполнил мёртвую петлю. Есть модель «Блерио-11» – первого самолёта, показавшегося в пермском небе. На нём прилетел в краевую столицу известный поэт Василий Каменский. Он любил показательные полёты над Камой. Именно он придумал слово «самолёт», которым заменили «аэроплан», использовавшееся на заре авиации.

Поставить Василию Каменскому памятник в Перми – ещё одна цель, которой хочется добиться.

Маргарита Неугодова



Новости Mediametrics: