Долгов нет. И денег тоже

11 августа, 21:07


Пермский край избавляется от кредитов – и от перспектив роста экономики.

По данным аналитического доклада РИА «Рейтинг» – отечественного аналога мировых рейтинговых агентств Moody’s и Standard & Poor’s, – по итогам I полугодия 2020 года суммарная задолженность региона сократилась на 55,5%. Пермский край переместился с 17-го на 9-е место по уровню закредитованности бюджета среди всех регионов страны. Это один из самых рекордных показателей в России. Сегодня уровень госдолга Прикамья по отношению к налоговым и неналоговым доходам региональной казны составляет чуть более 7,3%, или 8,02 млрд рублей (см. таблицу на стр. 3). Еще в начале этого года он составлял 14%, или чуть более 18 млрд рублей. «Капитал-Weekly» решил разобраться: в чем тут секрет? Или же секрета нет, а есть подвох?..

Шаткая опора на собственные силы

Сокращение долговой нагрузки бюджета Пермского края в любой другой ситуации – например, в условиях стабильно растущей экономики региона, – по оценке экономистов, было бы несомненным благом для Прикамья.

– Ведь долг – это еще и расходы на его обслуживание, а в случае с миллиардными кредитами это сотни миллионов рублей издержек, – говорит руководитель консалтинговой компании «Лидер Века» Ольга Кушнина.

Однако в условиях коронавирусного кризиса резкое сокращение заимствований – тревожный звонок для всего бюджетного процесса в регионе. Рухнувшие налоговые доходы ставят под сомнение исполнение социальных обязательств – так называемых защищенных статей краевого бюджета.

План по доходам бюджета Пермского края за первое полугодие 2020 года исполнен на 75,1%. Из планируемых 81,1 млрд рублей краевым властям удалось собрать 66,9 млрд. При этом собственные доходы краевой казны за полугодие оказались исполнены на 67,8% (46,3 млрд рублей из 68,4 млрд). Для сравнения, за аналогичный период 2019 года в региональный бюджет поступило 62,5 млрд рублей собственных доходов.

При этом Прикамье находится далеко не в худшем положении по сравнению с другими субъектами Федерации. С падением поступлений в бюджет столкнулись все российские регионы. Другое дело, что более трети из них (33 региона РФ), в отличие от Пермского края, нарастили объем заимствований. Лидером оказалась Московская область, где на 1 июля 2020 года госдолг составляет 168 млрд рублей. На втором месте по объему госдолга находится Свердловская область – 96,2 млрд. Замыкает тройку соседний Татарстан: по абсолютному объему госдолга республика достигла уровня 95 млрд рублей, что на 1,5% выше, чем в начале 2020 года.

В нынешней ситуации заемные средства позволяют регионам избежать экономической турбулентности в постковидный период, а главное – сохранить ключевые направления инвестиционной политики на перспективу, считают эксперты.

Кроме того, объем выданных кредитов косвенным образом свидетельствует об инвестиционной привлекательности региона. Ни Минфин, ни частные банки не будут давать деньги тем, в чьей экономической стабильности и финансовых перспективах они не уверены. Если попытаться привести бытовую аналогию, то большой кредит на хороших условиях получит лишь человек со стабильной «белой» зарплатой, хорошим здоровьем и авторитетными друзьями. То есть богатый и здоровый. Бедному и больному же светят в лучшем случае мелкие подачки от микрофинансовых организаций – с перспективой выплачивать их всю недолгую оставшуюся жизнь.

Секвестром по бюджету?

Предстоит ли пересмотр расходов бюджета Пермского края на второе полугодие 2020 года? Ответ очевиден: да. Многие проекты предстоит отложить до лучших времен. Отметим, что бюджет региона имеет социально ориентированную направленность. Более 70% расходов – социальные обязательства по строительству больниц, школ, садиков и дорожной инфраструктуры. Плюс финансовое обеспечение региональных бюджетников: образование, здравоохранение, культура, да и тысячи чиновников тоже «запитаны» на региональную казну.

Прикамье и ранее с неохотой привлекало кредитные ресурсы банковских структур (преимущественно – Сбербанка, «МСП банка», «ВТБ»). Власти региона искали в первую очередь низкие процентные ставки, льготы и преференции при обслуживание заемного капитала. Казалось бы, снижение ключевой ставки ЦБ РФ открыло здесь целое окно возможностей для таких регионов, как Пермский край. Но это только на первый взгляд. Ведь теперь ужесточились требования к самим заемщикам – будь то как обычные физические или юридические лица, так и целые субъекты Федерации. А макроэкономические показатели Прикамья не внушают оптимизма.

По данным того же РИА «Рейтинг», по индексу промышленного производства Пермский край оказался на 55-м месте. Лучше, чем у нас, дела обстоят в Башкортостане и Татарстане, Свердловской и Курганской областях, республиках Коми и Удмуртии – то есть в большей части соседних регионов. По данным Пермьстата, за полугодие уровень промышленного производства в Прикамье сократился на 2,5% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. И это при том, что мы отстаем даже от Курганской области!

Более чем на 10% упали инвестиции в основной капитал. В отраслях, в наибольшей степени пострадавших от ограничительных «коронавирусных» мер, падение ключевых индексов составило около 30%.

В целом поступления в бюджет по налогам снизились на 26% в сравнении с первым полугодием 2019-го. Компенсировать потери краевое правительство планирует за счет федерального финансирования и кредитов. Да, подпитка из федерального центра, пусть со скрипом, но идет в регион: в начале лета компенсация от федералов за выпадающие доходы составила 5,4 млрд рублей, до конца августа должен прийти второй транш в размере 2,3 млрд. А вот привлечение банковских займов явно застопорилось. «Информация об объявлении конкурсов на открытие кредитных линий есть, но конкретику в минфине не дают, а в свободных источниках данных о привлечении средств пока нет», – рассказывает «Капиталу-Weekly» аналитик брокерской компании «Старт брокер» Эдуард Шавалеев.

На ближайшем пленарном заседании Законодательного собрания Пермского края, судя по всему, перераспределение расходов бюджета станет главным вопросом. Бюджет на предстоящую трехлетку предстоит серьезно скорректировать, заявили автору «Капитала-Weekly» сразу несколько депутатов краевого парламента. Приостановить, очевидно, предстоит целый ряд крупных инфраструктурных проектов, реализуемых в Прикамье. Судя по всему, умерить аппетиты придется как минимум до 2023 года.

Общая финансовая недостаточность

Один из базовых источников дохода консолидированного бюджета Пермского края – налог на прибыль. Снижение поступлений от него обрушилось по итогам полугодия колоссально – на 43%. Следует учесть, что платежи по этому сбору авансовые: они рассчитываются по предыдущим налоговым периодам. Теперь же есть серьезные риски, что предприятия-налогоплательщики, не получившие прибыли, в следующем налоговом периоде получат полное право предъявить к возврату уплаченные ранее в бюджет деньги. А сами платежи во втором полугодии упадут еще на порядок. Пермский край избавляется от кредитов – и от перспектив роста экономики

Кроме того, Прикамье очень сильно зависит от конъюнктуры на сырьевых рынках. Нефть, калийные удобрения, лес – ситуация в этих отраслях крайне нестабильна. Уповать на то, что финансовое плечо будет подставлять федеральный центр, особо не стоит, считают экономисты. Уже осенью регион может столкнуться с серьезными вызовами. Остро встанут проблемы занятости населения, ухудшения качества жизни пермяков.

Непростое положение с малым и средним бизнесом – это тоже важный фактор, влияющий на отрицательное сальдо бюджета Пермского края. Ведь наряду с сокращением поступлений от налога на прибыль снизились и доходы краевого бюджета от бизнеса, применяющего упрощенную систему налогообложения. А ведь бюджетная система края еще не оправилась от удара, нанесенного ей бывшим губернатором Максимом Решетниковым, который отменил единый налог на вмененный доход (ЕНВД) и тем самым пробил миллиардные бреши в бюджетах муниципалитетов. Тогда заткнуть эти бреши губернатор планировал из краевой казны. Но теперь она пуста – и новым властям Прикамья предстоит пройти между Сциллой и Харибдой, отвечая по социальным обязательствам и сохраняя перспективы роста реального сектора экономики – хотя бы минимальные.

Николай Ставцев