СВО
Год семьи
Социальная поддержка
Инфраструктура
Выборы в Пермском крае
Благоустройство
300 историй Перми
30.05.2024
16+
Архив

За три года до века: Пермский балет поздравили с 97-летием Мариинский театр и Урал Балет

За три года до века: Пермский балет поздравили с 97-летием Мариинский театр и Урал Балет
Гала-концертом отметил свой 97-й день рождения Пермский балет.

Гала-концертом отметил свой 97-й день рождения Пермский балет.

На сцену 2 февраля 2023-го вышла не только труппа Пермского оперного, но и солисты Мариинского театра и Урал Балета из Екатеринбурга.

В далеком 1926-м как раз 2.02 хореографическая студия бывшего губернского центра оживила культурный фон Перми премьерой двухактного балета «Жизель» Адана. Именно эта дата считается отправной. Сама студия родилась в городе с полувековой оперной историей за год до того. Студийцы – дети и взрослые (в основном, молодые рабочие) – занимались в небольшом деревянном флигеле под руководством актеров театра. История сохранила даже имя педагога и режиссера-постановщика – танцовщик Борис Щербинин. До Большого Балета в Перми оставалось целых пятнадцать лет...

Трехактный вечер, собравший, наверное, всю балетную Пермь (в зале сидели педагоги и учащиеся хореографического училища, балетоманы и многочисленная светская публика), открылся знаменитым Польским балом из оперы Михаила Глинки «Жизнь за царя» (на фото). Салонные характерные танцы – краковяк, мазурку и вальс – в хореографии Сергея Кореня и Андрея Лопухова (балетмейстер-постановщик – Елена Баженова, художник – Альона Пикалова) исполнили артисты Пермского балета.

Первое отделение оказалось стильным, эффектным и лаконичным. Но основное «тело концерта» составил второй акт, дивертисмент из девяти номеров, где были представлены классика, современная хореография и характерный танец. Фрагмент «Ромео и Джульетты» (сцена у балкона) Сергея Прокофьева, pas de deux из «Арлекинады» Риккардо Дриго, русский танец из «Лебединого озера» П.И. Чайковского, pas de deux Дианы и Актеона из «Эсмеральды» Пуни, сюита танцев из балета «Гаяне» – и вы имеете полное представление о сегодняшнем состоянии Пермской балетной труппы.

Дать трехчасовой концерт (три акта, два антракта) силами одной труппы, а в двух номерах выступили гости, – это огромная работа, за которую следует поблагодарить не только танцовщиков, но прежде всего педагогов-репетиторов театра. Тем более что ни оперы «Жизнь за царя» Глинки, ни балета «Гаянэ» Арама Хачатуряна в репертуаре театра сейчас нет. Так что Пермский балет, который мы сейчас, к огромному сожалению, видим на сцене нечасто, добровольно решил сдать такой вот публичный экзамен. Что же выяснилось на этом испытании?

Выяснилось, что мы очень соскучились и готовы сидеть три и даже четыре часа, придирчиво взвешивая возможности родной труппы на предмет их (возможностей) соответствия бренду «Пермский балет», который полностью оформился к семидесятым годам минувшего века. Когда лишний билетик спрашивали от трамвайной остановки, а кассу брали приступом и ночными дежурствами...

Выяснилось, что мы готовы благодарно вздыхать от каждого легкого и воздушного па и впадать в экстаз от серии чисто выполненных прыжков – как будто это не норма, а нечто выдающееся. И продолжительно вздыхать от констатации, что «принцев нет, а тех, что вырастили, опять забрали в столицы»... Увы, приходится признать – сегодня Пермский балет скорее, женский, чем мужской.

Трех ведущих балерин мы на сцене увидели: это Полина Ланцева (Булдакова), Булган Рэнцэндорж и Альбина Рангулова. Первая не так давно вернулась из декретного отпуска и продемонстрировала отличную форму, блеснув в Русском танце из «Лебединого озера» и в картине «В царстве теней» из балета «Баядерка» (партия Никии); Булган – в pas de deux Дианы и Актеона из балета «Эсмеральда» Пуни; Альбина Рангулова – в вальсе «Польского бала».

Особенно эффектно и виртуозно выглядела Булган, которая без видимых усилий порхала над сценой, – несмотря на то, что премьер Кирилл Макурин не всегда давал партнерше адекватные поддержки и был заметно скован (не всегда помнил хореографический текст?). Он, правда, реабилитировался в этом па-де-де довольно неплохими прыжками-револьтадами (которые нынче у нас тоже редкость), но в целом его танец выглядел не премьерским, а больше ученическим, распадающимся на отдельные элементы. Не оказалось в нем ни полета, ни уверенности, ни должной раскованности, а ведь Кирилл Макурин – «премьер со стажем», которого буквально некем заменить.

Да, есть великолепный Георгий Еналдиев (с сезона 2022-23-го – тоже премьер театра), которому в силу обстоятельств пришлось срочно «переквалифицироваться в принцы». Но Еналдиев, прежде всего, – ярчайший характерный танцовщик (с довольно специфичной внешностью), что он блестяще демонстрирует в той же партии Армена из балета «Гаянэ», и это все понимают.

Георгий Еналдиев и Стефания Гаштарска открывали второе отделение сценой у балкона из балета «Ромео и Джульетта». Пожалуй, это один из самых красивых дуэтов, который можно увидеть в Перми. Выпускница Пермского хореографического училища и Московской государственной академии хореографии Стефания Гаштарска была принята солисткой в труппу Пермского оперного в сезоне 2021/22-го года. И уже заявила о себе заглавными женскими партиями в «Щелкунчике», «Ромео и Джульетте», «Жизели», «Лебедином озере» и других. У Стефании моментально появился собственный зритель, и, хотя она во всех интервью признается в мечте о Большом театре, пермская публика, конечно же, хочет ее видеть в Перми.

Неплохо показали себя Артём Мишаков и Ульяна Мокшева в дуэте Анюты и Студента из балета «Анюта». Довольно симпатично выглядели pas de deux из балета «Арлекинада» в исполнении Томонэ Кагава и Сергея Угрюмова, а также романтичный номер Baroque (хореография Антона Пимонова, премьера), поставленный для Екатерины Лебедевой и Олега Мангадаева.
Без блеска, но достойно.

А ведь от Пермского балета ждешь именно блеска!.. Когда танец дышит, а не распадается на жете и батманы, когда поддержки настолько не очевидны, что кажется – балерина летает над сценой, а вы «видите» музыку. Когда кордебалет – совершеннейший организм точных линий, которые не выступают ни на дюйм.

Словом, посмотришь этот гала и тихонько вздохнешь. Кордебалет не всегда демонстрирует точность и слаженность танца. И если солиста, как правило, можно заменить, пригласить другого, то кордебалет – фундамент спектакля. А фундамент кордебалета – ежедневные многочасовые репетиции. И, судя по тому, что мы увидели, – репетиций сегодня не хватает всей балетной труппе. Им бы почаще танцевать, – шелестело по залу в антрактах...

Понятно, что, прежде всего, балету сегодня не хватает... балетных спектаклей. В лучшем случае, их ставят семь-восемь в месяц, а то и меньше. Страшно подумать, сколько раз при таком раскладе солист может выйти на сцену: пять раз, четыре?.. А, может быть, три? Впрочем, на праздниках не принято говорить о проблемах. Принято поздравлять и дарить подарки. Двумя подарками ведущих российских балетных трупп стали выступления солистов Урал Балета и Мариинского театра.

Номер современной хореографии под названием «Stripsody» показали Елена Воробьёва и Арсентий Лазарев (которые, кстати, два месяца назад танцевали по обмену с Урал Балетом заглавные партии в пермском «Лебедином озере»). В этот раз ведущие танцовщики из Екатеринбурга эффектно исполнили сложную хореографическую лексику Вячеслава Самодурова (художественный руководитель Урал Балета), которого пермский зритель хорошо знает.

Под фонограмму голоса певицы, то что-то напевающей, то выкрикивающей звукоподражания, то выдающей классический блюз, танцовщики в телесных купальниках виртуозно «визуализировали» этот откровенно провокационный саундтрек, встряхнувший программу почти классического отчетного концерта. Это было так небанально и остроумно, что в какой-то момент стал очевиден главный месседж «империи балета»: отвлекитесь от оценок, от академической шкалы и чистоты пируэтов, порадуйтесь танцу, который может быть разным; быть строгими судьями в зрительном зале нельзя.

Вторым гостевым номером стал фрагмент из балета «Кармен-сюита» (хореография Альберта Алонсо) в исполнении солистов Мариинского театра Виктории Терёшкиной и Романа Белякова. Тонко и виртуозно исполненный, он изящно и, казалось бы, безо всяких усилий показал нам и блеск, и премьерский шик. Зал замер и взорвался от восторга.

Ну, и еще один штрих. Начиная со второго отделения, на сцену из первого ряда летели цветы. Букеты роз и тюльпанов, охапки гвоздик, которые всё не заканчивались, предназначались для пермских танцовщиков. В финале гвоздики покрыли почти всю авансцену. Меж тем, вот уже сорок лет эти охапки цветов приносит на балетные спектакли один и тот же человек. И хотя Михаил Семёнов никак не афиширует ни себя, ни свою деятельность («Занимаюсь строительством, давно переехал в Москву»), в театре его хорошо знают. Вот что он говорит:

– 22 октября 1982 года я пришел сюда первый раз – получается, вместе с Еленой Кулагиной, в тот день прима-балерина Кулагина первый раз вышла на сцену. Пришел и не смог не вернуться... Представьте, летаю сюда из Москвы. Вот и Елена Фёдоровна давно служит здесь педагогом, и многие пермские звезды уехали, и Виталий Иванович Дубровин (заведующий труппой – ред.) работает за границей... На сцене – новые поколения выпускников Пермского хореографического. Но что-то точно остается неизменным, то, что тянет сюда не только меня, но и многих балетоманов.

Наталья Земскова
Фото Андрея Чунтомова.