Свободного театра микст на пермской «Сцене-Молот»

2022 , 19:41


На «Сцене-Молот» Театра-Театра в середине декабря 2022-го состоялась премьера спектакля «Провинция - Столица - ...» (18+) в постановке пермского Свободного театра современного танца.

Ключевое слово – «свободный». Свободный от определённого жанра и стереотипов, свободный от условностей и зрительских ожиданий, даже от собственного проделанного пути. Тот, кто приходит на спектакли хореографа Ксении Малининой не первый раз, знает, что его ждёт не cоntemporary dance в чистом виде, а скорее, пластический театр плюс...

После плюса может стоять всё, что угодно – пантомима, акробатика, уличный театр, трюки, вокал, фрагменты поэтического театра, видеотрансляции, драма... Художественный руководитель СТСТ Ксения Малинина называет это одним из вариантов «физического театра», при котором «происходит фиксация эмоциональных состояний, а не действий».

Но дело, конечно, не в формулировках – дело в том, есть театр или нет. В случае с труппой Ксении Малининой театр, безусловно, есть, и, на мой взгляд, он сейчас находится в стадии изобретения и формулирования собственного сценического языка, который должен быть специфичен и легко узнаваем.

Хореографический язык «Провинции - Столицы - ...» – это многофигурный пластический микст и скоростные трансформации в нелинейных передвижениях; раз – и на сцене всё поменялось. И если в экспозиции (трио девушек с чемоданами) спектакль фиксирует условную точку отсчёта, апеллируя к пьесе того самого доктора про тех самых сестёр, то дальше нарратив обрывается, всё уходит в подтексты и полотно абстракциониста.

Постепенно спектакль набирает ритм, а к финалу несётся стремительно, так что зритель едва успевает следить за дуэтами и «кордебалетом». Последнего, правда, в классическом понимании нет и в помине; есть групповой танец, где каждому танцовщику дан индивидуальный хореографический текст, вписанный (или не вписанный) в общий рисунок.

Этот рисунок всё время плывёт. Иногда кажется, что он имеет номерную структуру, но это не так. «Номера» пластической партитуры перетекают один в другой, рассыпаются, смешиваются, обрываются на полуслове... Спектакль даже не про «отъезд в Москву»; он – про возможности реализации, которые человек либо использует, либо нет...

Возможно, драматургическую основу действа составляют песни группы OQJAV, чьи видеоклипы идут на заднике нон-стоп. Многие сразу запоминаются, их легко напевать – «Моя любовь кромешна», «Льётся портвейн в реки-моря», «Как лиственница кроны» и другие. Возможно, эта основа – в стихах лидера группы Вадика Королёва, которые время от времени произносят танцовщики (всем остро необходим педагог по сценической речи).

Программка спектакля пытается нам задать направление, в котором «нужно понимать» происходящее, и говорит о трансформациях, что происходят с человеком, сменившим родной провинциальный город на мегаполис. Но всё это очень и очень условно. В одной из групповых танцевальных сцен можно было почти физически прочувствовать, как человек пытается успеть за ритмом столичного города, то есть, за «ритмом реализации», где свой сегодняшний результат нужно всё время подтверждать. А подтвердив, переходить на более высокий уровень.

Ксения Малинина не следует паттернам известных танцевальных техник, ей это скучно. Как любой настоящий художник, она пытается отрефлексировать момент и объяснить, отразить стремительно меняющуюся жизнь собственным языком. Этот язык – непредсказуемый, вербально-невербальный, часто провокативный, – не всегда поддаётся дешифровке.

В труппе Малининой есть исполнители без хореографической подготовки, поэтому техника исполнения – не самая сильная сторона спектакля. Собственно, дело даже не в ней. Гораздо интересней разобраться в месседже, прочувствовать его метафорическую вариативность... Спектакль «Провинция - Столица - ...» есть приглашение к размышлению и сотворчеству: каждый может воспроизвести и досочинить собственную историю, если ему это нужно.

Свободный театр современного танца был создан в Перми восемь лет назад. В его репертуаре – девять пластических спектаклей по русской и зарубежной классике, начиная с гоголевских «Мёртвых душ», продолжая Маркесом («Сто лет одиночества») и заканчивая «хореографическими открытками» на стихи Иосифа Бродского «Не о грядущем, но о прошлом». Почти все они идут на камерной сцене, а это значит – крупные планы и размытая граница между сценой и залом. Лупа, увеличительное стекло...

Путь к театру у хореографа Малининой был довольно извилист. Сначала аэрокосмический факультет политеха, затем – переход на гуманитарный факультет, далее – колледж искусств и культуры. И, наконец, окончание магистратуры по режиссуре под руководством Бориса Мильграма, то есть, выход на профессиональную сцену.

Одной из самых интересных работ Ксении в этом статусе стал спектакль «Лир» с Марией Тихоновой в главной роли. Звезда Балета Евгения Панфилова Маша Тихонова видится тем самым «мостиком преемственности», вдруг возникшим между двумя пермскими хореографами, один из которых в девяностые сделал Пермь яркой точкой на карте cоntemporary dance, вторая – пытается подтвердить этот статус сейчас.

Кроме сложного пути на сцену, их мало что объединяет – разная энергетика, разный подход, абсолютно разная лексика. Но есть главная общая составляющая – «индивидуальная ниша» и интуитивно выстроенный собственный путь, который Свободный театр современного танца проходит сейчас на наших глазах, как когда-то это сделал Евгений Панфилов...

Наталья Земскова
Использовано фото Театра-Театра.



Новости Mediametrics: