«Будут дети — будет всё»

9 июня, 15:41

XXI век имеет все шансы войти в историю как век равных прав и возможностей. Еще совсем недавно прыжки на лыжах с трамплина считались не женским видом спорта, а сегодня редакция «Звезды» принимала в гостях чемпионку России и Всемирной универсиады, участницу зимних Олимпийских игр в Пхёнчхане Анастасию Баранникову, которая рассказала о себе, своей семье и любимом виде спорта.

Первая высота
Если бы кто-то сказал мне пятнадцать лет назад, что моя жизнь сложится так, как сложилась сейчас, — трамплины, победа в чемпионате России, участие в Олимпиаде, — я бы не поверила.
В девятилетнем возрасте я пришла в горнолыжный спорт. Занималась десять лет, но особых перспектив у меня не появилось. Мне никак не удавалось попасть в сборную команду. В прыжки я попала случайно. Летом мы тренировались на базе спортивной школы «Летающий лыжник», где было специальное покрытие, по которому можно было скатываться на лыжах. И вот однажды тренер предложил мне прыгнуть…

Моим первым трамплином стал К-30 — меньшего летнего трамплина просто нет. Помню, как поднималась, вышка под ногами тряслась, в глазах помутнело. На мне были разные лыжи, одна Atomic, другая Rossignol. Спрыгнула, как обычный лыжник, пролетев метров восемь, не больше. Но не упала. И стала приходить каждый день. Тренировать меня начал Денис Филипецкий. Не знаю, как он разглядел во мне перспективную спортсменку, ведь мне было уже сравнительно много лет. Но он сразу сказал: «Настя будет прыгать, что-то из нее получится». Жаль, что этого «чего-то» он так и не дождался…
В то время прыжки на лыжах с трамплина считались не девичьим видом спорта. Но всё меняется, и после двух лет тренировок, в 2009 году, я выиграла первый в истории чемпионат России среди женщин. А через год — второй.

Верь в мечты, они сбываются
Я долго шла к тому моменту, когда смогу подняться на пьедестал Кубка мира. Это случилось совсем недавно, в конце прошлого года, в Хинтерцартене, в Германии. На этапе Кубка мира наша команда — Ирина Авакумова, Софья Тихонова, Александра Кустова и я — заняла второе место. Я сделала два своих лучших прыжка — 100,5 и 94 метра. Хотя до этого в квалификации прыгнула всего лишь 82 метра, но всё-таки прошла. Видимо, все звезды в тот день сошлись так… На самом деле я могла бы не оказаться на этом пьедестале, если бы тренеры не поверили в меня. И они не ошиблись. Впрочем, все мы тогда выложились по максимуму, Ирина сделала два суперпрыжка, чем очень помогла команде. Переживали, волновались, но одержали победу. А я стала мастером спорта международного класса.

У нас на лицах написано — «Россия»
Олимпиада для меня прошла как-то слишком быстро. Я думала, что это такое мегасобытие, где все такие нарядные… На открытии было пусто, народа на трибунах мало. С тем, что творилось в Сочи, не сравнить.
Мы выступали под флагом МОК, но внутри команды ощущения чужеродности не было. К нам все относились хорошо: и зрители, и спортсмены из других стран, все те девочки, которые прыгают с нами на Кубке мира. У нас на лицах написано «Россия», а на лейбл «ОАР» («олимпийские атлеты России») на нашей серой обезличенной форме никто не обращал внимание.
Единственный напряженный момент перед Олимпиадой — допинг-контроль. Проверяли очень строго. А наша команда вся чистая. Ну что такого можно принять прыгуну, чтобы далеко улететь? Никакой препарат этому не поможет. Никаких проблем с запрещенными медикаментами у нас не было. Сейчас очень много разрешенных препаратов, и я считаю, что все допинг-скандалы — это или случайность, или безответственность самих спортсменов. И всё бы ничего, но дурная слава делится на всю страну, из-за двух-трех человек дёргают всех спортсменов.

Наши соревнования проходили очень поздно, зачетная попытка началась в 10 часов вечера, было уже темно, прыгали при искусственном освещении. Ветер дул очень своеобразно: кому-то он помогал, кого-то он губил. Мне ветер навредил. Пробную попытку я прыгнула на 100 метров, а потом ветер поменялся, и первый прыжок получился только на 88. Но и он приносил мне 16-е место, а вторым прыжком я всё усугубила и в итоге оказалась 27-й. Конечно, я расстроилась. Мне хотелось занять 15-е место, это был бы достойный результат. Но прошло три дня, и я поняла, что ни то, ни другое место ничего не решают, я всё равно участница Олимпийских игр. Если бы у меня была медаль — другое дело. Но я всё равно была одной из 169 российских спортсменов на этих Играх, и этого уже никто не изменит. И номер был у меня счастливый — десятый.

Книга на удачу
Спортсмены вообще народ суеверный. У каждого есть свои приметы и ритуалы. Или какие-то определенные вещи, которые обязательно должны быть у него на соревнованиях. Я сама раньше всегда надевала сначала правый ботинок, зашнуровывала его и только потом бралась за левый. Теперь мой талисман — книги. Прихожу в книжный магазин, иду к полкам с книгами по психологии и выбираю. Знаете, бывает такое: видишь книгу и понимаешь — это она. И я считаю, что на протяжении последних трех лет книги помогают мне быть стойкой, повышают мотивацию, вселяют веру в себя. Сейчас на сборы в Нижний Тагил беру с собой книгу Чад-Меня Тана «Ищи в себе», считаю, что она мне поможет.
В Нижнем Тагиле самый любимый, самый счастливый для меня трамплин К-90. Там на соревнованиях любого уровня я выступаю с блеском. Сама не знаю, почему.

Главное — дети
Меня всегда поддерживали родители. Это сейчас я на контракте и у меня есть вся необходимая экипировка, а раньше папа с мамой покупали мне лыжи в рассрочку, хотя это было непросто — у меня же еще трое братьев. Два года назад папа провел в дом Интернет и следит за всеми онлайн-трансляциями.
Поддерживает и муж. Сейчас он живет и работает в Москве, а я, получается, живу на два дома. Проводим вместе отпуска, он иногда приезжает ко мне на сборы, когда свободен. Такая жизнь у нас давно, мы вместе так решили, но рано или поздно это закончится. После чемпионата мира я планирую завершить свою карьеру. Буду жить в Перми, займусь тренерской работой, хотя ею много не заработаешь и очень сложно набрать детей. Муж собирается переехать в Пермь. Хочу жить рядом с родителями, братьями, у нас так принято. И как мужчина он должен был мне в этом уступить. Считаю, найдет здесь работу — он инженер, имеет три высших образования.

Надеюсь, в «Летающем лыжнике» построят новую базу, приведут в порядок все трамплины и найдут средства на экипировку. Это трудные задачи, без спонсорской помощи не справиться.
И еще я надеюсь, что если я буду тренером, то у нас прыжки будут развиваться. Потому что всё-таки молодость, амбиции… Главное, чтобы было хоть какое-то финансирование. И обязательно приходили дети. Будут дети — будет всё. Тренеры высшей категории сразу видят, получится что-то у ребенка или нет. Я пока так не умею. Поэтому буду брать всех желающих. Если придут, я буду рада. Если не придут — буду искать.

Встретимся в Чайковском
Дорогие читатели «Звезды», приезжайте в сентябре в Чайковский на летний Гран-при по прыжкам на лыжах с трамплина и поддержите наших спортсменов. Гран-при — грандиозное, очень зрелищное мероприятие, которое стоит посмотреть вживую. У нас не очень много любителей прыжков — говорят, мол, парни у нас слабо прыгают. Но есть же девушки, которые прыгают отлично! И им нужна поддержка, болельщики, фан-клубы. Это очень приятно, когда кто-то за тебя болеет, даже если ты неудачно выступаешь. Ведь сегодня ты плохо выступил, а завтра ты — номер один.

Текст:  Валерия Аргаляева
Фото: из архива персоны

Оформить подписку на e-mail