«Геннадий Игумнов: Если команда не сыграна» – интервью главреду «Звезды» на 100 дней губернаторства — Звезда

«Геннадий Игумнов: Если команда не сыграна» – интервью главреду «Звезды» на 100 дней губернаторства

20 мая 2021 , 11:38


На 85-м году жизни 19 мая 2021-го скончался бывший губернатор Прикамья Геннадий Игумнов. Его избрали действительно всенародным голосованием – понадобился даже второй тур. А итожа 100 дней после вступления в должность, Геннадий Вячеславович дал интервью главному редактору областной тогда газеты «Звезда» Сергею Трушникову. 

…Губернатор был непривычно открыт, конкретен, не уходил от неудобных вопросов. Чувствовалось — в чём-то переменился. А ведь минуло с выборов всего сто дней. Вот с этого-то — со слухов, что характер Игумнова стал другим, — я и начал разговор с губернатором.

— Геннадий Вячеславович, от чиновников вашего аппарата довелось слышать, что после выборов вы сильно изменились: стали жестким и даже нетерпимым...

— Нетерпимым к людям я никогда не был и, надеюсь, не буду. А вот жесткости действительно сильно прибавилось: я стал более требовательным.

— Отчего так?

— Раньше я отвечал только перед одним президентом. Сейчас, после выборов, — еще и перед избирателями, оказавшими мне доверие. Выборы – это ведь огромное количество встреч с самыми разными людьми. Они говорили со мной зло и прямо.

Я услышал, что народ думает о власти, обо мне, о моих заместителях, об аппарате областной администрации. Я понял, что работать как раньше просто нельзя. Вот и пришлось стать более суровым к своему аппарату, привести к руководству областью новых людей...

Необходима постоянная ротация кад­ров. Нужны люди со стороны, со свежим взглядом…

— Наверное, этого потребовала и растущая социальная напряженность? Задержки с зарплатой, выплатами пенсий... Ведь всё это тоже во многом зависит от того, как работает чиновничий аппарат.

— Конечно. Я хочу, чтобы власть стала властью. Поэтому жестко стал требовать качественно и своевременно выполнять принятые самой же властью решения…

Вообще отлаженный административный механизм, на мой взгляд, должен быть похож на отличный профессиональный футбольный клуб. Каждый игрок в нём обязан хорошо знать свой маневр, профессионально работать с партнерами, играть от свистка до свистка. А если плохо выступают, то перед началом нового сезона состав обычно обновляют. Вливают, как говорится, свежую кровь…

— Говорят, что вы, Геннадий Вячеславович, попали под сильное влияние «Демвыбора России»…

— Я не позволю давить на себя. Ни одной партии. А вот вести с ними диалог, искать точки соприкосновения, направлять усилия в общее русло надо. С теми же коммунистами и даже ЛДПР... За ними ведь люди, мои избиратели, и не учитывать их интересы нельзя.

Положение обязывает меня быть цент­ристом. Но все знают, что я сторонник демократических преобразований, экономических реформ, начатых Егором Гайдаром, которые хоть и со сбоями, но идут…

— Закончим с «Демвыбором России». В одной из газет промелькнуло сообщение, что якобы Гайдар, не получив пост вице-премьера в обновленном правительстве, переезжает в Пермь, чтобы возглавить здесь экономические реформы. Так ли это?

— Нет, Егор Тимурович Москву на Пермь менять не собирается. Но когда мы вплотную подойдем к разработке экономической концепции развития области, то он и его институт нам помогут. Будут работать вместе с нашими пермскими учеными…

— Тогда перейдем к проблемам более насущным. Ваша оценка только что состоявшейся акции протеста?

— Я за то, чтобы каждый человек свое­временно получал заработную плату. Чтобы старики, дети имели постоянную поддержку государства.

И когда акция задумывалась как протест против задержек зарплаты, выплаты пенсий, ущемления социальных гарантий, я всей душой был за то, чтобы эти требования были услышаны всеми, от кого зависит их выполнение.

Но я против экстремизма. Я был категорически против забастовок. Ещё могу понять доведенных до отчаяния рабочих «Машиностроителя». Но не везде же у нас в области так плохо! Есть нормально работающие предприятия. Зачем же их останавливать?

Акция, считаю, достигла своей цели. Профсоюзы показали, что они становятся реальной силой. Вот только протест им надо направить в несколько иное русло: требовать выплаты зарплаты с работодателей. И в этом мы профсоюзы поддержим. Те владельцы предприятий, которые забывают выплачивать зарплату, будут лишаться своих пакетов акций.

— Но вы же били тревогу, писали Черномырдину, о чём мы сообщали в своей газете. Почему он не ответил? Не уважает?

— Я написал Виктору Степановичу очень жесткое письмо. Но ему пишут многие. В большинстве регионов положение еще хуже, чем у нас.

— А может, Геннадий Вячеславович, вы лишку пишете в Москву? Есть ли примеры реальных результатов ваших московских переговоров?..

— Пожалуйста. В начале года были проведены переговоры с руководством «Газпрома» по поводу контракта на производство газоперекачивающих установок. И вот на руках у генерального директора объединения «Искра» Соколовского уже есть такой контракт на 1,2 триллиона рублей. Это вам что, фунт изюма?

— А на какой стадии усилия «Пермских моторов» и Казани по поводу производства самолетов с нашими моторами?

— Произошел крутой поворот. Мы сделали хороший шаг по созданию международного имиджа нашим моторам. Добились, чтобы на президентском самолете были установлены два ПС-90А. В Хельсинки Ельцин летал уже на пермских моторах.

Кстати, за их установку предприятие получает 27 миллиардов рублей… Я был у Черномырдина, убеждал ответственных работников в администрации президента. И результат превзошел все ожидания.

27 марта Черномырдин подписал распоряжение о выделении валютных кредитов на производство 20 самолетов ТУ-204 для российских авикомпаний, оснащенных пермскими моторами.

— Дождались! Теперь «Пермские моторы» наконец-то вздохнут?..

— И не только они. Вся экономика получит мощный импульс.

— Правительство обновили. Есть ли в нём люди, Геннадий Вячеславович, которые могли бы помочь области за счет ваших личных контактов?

— Здесь я рассчитываю на поддержку трех человек: Черномырдина, Чубайса, Немцова. С Борисом Немцовым у нас доб­рые личные отношения. Заседали рядом в Совете Федерации. Много говорили.

— Вот пересадит всех вас на «Волги»…

— А я и без него на «Волге» езжу. У нас, кстати, никто в администрации на иномарках не катается. Есть, правда, джип, подаренный нефтяниками. Но это для поездок по области в период бездорожья.А если честно — этот указ, который пробил Немцов, не самый первоочередной. Есть дела поважнее…

— Геннадий Вячеславович, наших читателей очень интересует финансовое состояние местных банков. Надеетесь ли вы получить стабилизационные кредиты для пермских банков? Или область уже полностью ориентирована только на московские филиалы?

— Если речь идет о стабилизационных кредитах Центробанка, то надежды на них очень мало. В нынешней сложной социальной обстановке Центральный банк не успевает кредитовать правительство. Но не сбрасываю со счетов кредиты других структур: финансовых, коммерческих…

Хотя как губернатор прогарантировать такое кредитование не могу, не имею права.О московских филиалах. Просто в столичных банках сейчас сосредоточены колоссальные финансовые ресурсы. В Москве приложения им нет — вот они и идут в регионы.

И грех бы не воспользоваться их инвестициями. С «Инкомбанком», например, мы сейчас ведем работу по получению для администрации области крупного зарубежного кредита сроком на пять лет. Если займем такой валютный резерв, то деньги направим на завершение строительства онкологической больницы, цеха детского питания…

— И еще на эту же тему. Пермский банк развития объединяется с «БиС-Кредитом». Оба они – банки Трутнева. Тогда автоматически и «БиС-Кредит» становится уполномоченным банком области. Но означает ли это возросшее влияние Трутнева на губернатора? И вообще, мэр Перми ведет жесткую финансовую политику, просто так деньги области не отдаст. Не мешает ли всё это вашей прежней дружбе?

— Давайте разберемся по порядку. Контрольный пакет акций Банка развития в руках областной администрации. Но наших бюджетных денег в нём нет. Никаких вливаний впредь делать не будем.

Его слияние с «БиС-Кредитом» — процесс закономерный. Это нормально. Ненормально было, когда у нас действовало около пятидесяти мелких банков. Участие в управлении Банком развития мы не снимаем. Но уполномоченным он не станет.

Что касается Юрия Петровича. Он проявляет характер. И это хорошо. Мэр должен быть жестким. Есть и ошибки, инициированные, возможно, не самим Трутневым, а его помощниками.

Взять обязательное медицинское страхование. Мне кажется, то, что они делают, может нанести непоправимый урон медицине города. Ничего, поправим. Я дал команду начать переговорный процесс и уверен, что сообща разумное решение проблемы будет найдено.

И не надо нас сталкивать с Трутневым. Бесполезно. Да, у него сильный характер, но ведь и я тоже не сахар. За это мы и уважаем друг друга. Трещины в наших отношениях нет, и надеюсь, никогда не будет...

— Еще один неудобный вопрос. Лично вы, Геннадий Вячеславович, не чувствуете на себе давление криминальных структур?

— Нет, не чувствую. Думаю, что я им не по зубам – не тот уровень.

— Но вы ведь знаете, что бывшие авторитеты контролируют многие коммерческие структуры.

— Да, знаю. Правоохранительные органы мне докладывают. Я им говорю: если у вас на них что-то есть, то берите хоть всех. Но не берут: не находят доказательств, что деньги у них нечистые. Страшнее другое.

Есть попытки захватить наши предприятия, вырвать их из общего русла экономики области. Вот это мы им никогда не позволим. Как не позволили приблизиться к ресурсам области небезызвестному Лучанскому.

От нефти мы его отсекли. К калийным удобрениям он уже сам потерял интерес, поскольку их рынок заполнен. Будет ещё, возможно, рваться к нашим алмазам: мы ведь открыли коренное их месторождение. А это уже объемы, перспектива… Надо быть и здесь начеку.

— Буквально один вопрос о наших собственных «болячках». Ряд публикаций «Звезды» вызвал неудовольствие в вашем окружении. Это публикация отчета о ревизиях КРУ, информация об использовании служебных автомобилей, материал о снабжении хлебом в воинских частях. Стало сложнее добывать информацию о вашем аппарате. Раздаются забытые уже окрики: «Кто позволил писать?»

— А вы не обращайте на них внимания. Это они так, честь мундира берегут. Ничего, критикуйте, если есть за что. Делайте свое дело, если считаете нужным. Вы же профессионалы. Лично я всегда был открытым перед прессой – буду требовать этого и от своих подчиненных.

— И, что называется, на посошок: как настроение, Геннадий Вячеславович, спустя сто дней после выборов?

— Нормальное. Рабочее. Чувствую даже прилив сил. Стало интересней. Есть команда. Есть движение вперед. Проблем, правда, масса. Но ничего, прорвемся.

— А чего больше всего боитесь?

— Новой вспышки политических баталий. На всероссийском уровне. Нам как никогда раньше нужна сегодня стабильность…

Текст: Сергей Трушников
По материалам газеты «Звезда» от 10 апреля 1997 года



Новости Mediametrics: