Почему указ о строительстве завода в Егошихе объявил де Геннин, а памятник на Разгуляе – только Татищеву, которого он спас?

11 июня, 22:01


В плеяде замечательных «птенцов гнезда Петрова», оставивших свой след на горнозаводском Урале, одно из видных мест принадлежит Георгу Вильгельму де Геннину.

У нас он оказался в тени своего русского единомышленника Василия Татищева, где пока что до сих пор и пребывает. Для сравнения, у соседей в Екатеринбурге на одном постаменте они возвышены оба.

В пермском Разгуляе Василий Никитич высится в одиночестве. Кем же был его незаурядный соратник, чьё имя широким массам пермяков по сей день почти ничего не говорит?

Пристал к посольству

Георг Вильгельм появился на свет в 1676 году. Известно, что отец его был человеком образованным. Молодой Георг был принят на русскую службу во время пребывания в Голландии «Великого посольства» и зачислен в Оружейную палату.

Принимал участие в боевых действиях во время Северной войны, возводил фортификационные сооружения под Новгородом и в Финляндии, штурмовал Выборг, строил укрепления при Гангуте и за заслуги во всем этом был отмечен. Затем получил назначение в Олонец, где стал одновременно комендантом и начальником заводов.

За девять лет под его руководством в Карелии, в соседстве с новой столицей империи, вырос современный по тем временам производственный комплекс, сыгравший важную роль в оснащении русской армии оружием, отличавшимся высоким качеством. Важную роль сыграло и открытие де Геннином в Карелии в 1714 году месторождения марциальных вод, ставшее первым отечественным курортом, на котором потом трижды лечился Пётр I.

В 1722-м, когда на Урале разгорелся конфликт между «комиссаром» от верховной власти Татищевым и некоронованным королем края Никитой Демидовым, де Геннин был послан на Каменный пояс разбираться. В апреле де Геннин запросил у императора подробной инструкции и указа о подчинении Демидова.

К отъезду готовился тщательно, не только формировал команду, которой предстояло отправиться в дальний путь, одновременно готовилось и оборудование для переоснащения уральских и сибирских заводов.

Оправдание Татищева

Первым делом де Геннин отправился знакомиться с месторождениями медных руд в Кунгурском и Соликамском уездах с целью выбора места для строительства новых медеплавильных заводов. В этой поездке его сопровождал Василий Татищев. В результате этого исследования:

«…велел этой зимой заготовить подрядом или покупкою материалы для строения плавильного медного цеха завода и к тому плотины от реки Камы полверсты от речки Егошихе, а за 200 вёрст ниже Соли Камской на месте угольном, на котором я сам был и смотрел. А лучше этого места в Кунгурском уезде не сыскать, и в предбудующую весну на том месте плавильный завод строить, и велю выплавить тамошнего выработанную медную руду, которая впредь в Кунгурском уезде и около реки Камы будет обыскана и накопана» (из рапорта Петру).

В том же октябре в Кунгуре под барабанный бой был объявлен указ генерал-майора де Геннина о строительстве завода на Егошихе и Иргине, с призывом к желающим взять строительные подряды на поставку сюда кирпича и угля. 9 ноября новый начальник горных заводов отправился в Соликамский уезд, где было выбрано место для строительства Пыскорского завода.

В конце ноября де Геннин отбыл в Уктус, где в то время находился центр уральских и сибирских заводов. Императорский посланец одобрил план создания крупного металлургического завода на полноводной Исети в семи верстах от Уктуса. Но, занимаясь вопросами организации горнорудной промышленности, де Геннин не забыл поручения Петра I – разобраться с жалобой Никиты Демидова.

Татищев был оправдан. Месяцы следственного разбирательства были заодно временем тесного делового сотрудничества двух выдающихся специалистов и созидателей. Очень разных, даже противоположных по взглядам и характерам. Результатом их совместной работы стали два крупнейших города Урала – Екатеринбург и Пермь.

Егошихинский медеплавильный завод «по определению ево, генерал-лейтенанта (де Геннина) начат строить мая 4-го дня 1723 году… При заложении был капитан артиллерии Татищев, шведской нации капитан Берглин, да с ним взятой с Олонецких Петровских заводов саксонец старший плавильный мастер Цыммерман».

Уход в один год

В декабре Татищев покинул Урал на двенадцать лет, выехав в Москву. Позднее на Егошихе неоднократно бывал де Геннин, о чем свидетельствуют записи в его дневнике и рапортах. За годы своего двенадцатилетнего правления на Каменном поясе он осуществил большинство замыслов Татищева.

Был создан новый промышленный Горнозаводской район (округ). Куратор был произведен в чин генерал-лейтенанта и награжден орденом Святого Александра Невского. Осенью 1724 года де Геннин вместе со своим штабом двинулся с Урала на двадцати шести подводах. В багаже, кроме уникальной рукописи, было по полосе (образцу – ред.) железа, взятого со всех заводов, медные пушки, отлитые «из новоприобретённой при Ягушихинском заводе сырой руды», образцы руд, документация.

В Петербурге генерал-лейтенант де Генин получил назначение при начальнике Сыстрорецких заводов. Позже занимался исправлением (модернизацией) заводов в Туле, а на старости лет занимался устройством фейерверков для придворных праздников. Скончался Вилим Иванович де Геннин в одном году с Татищевым, 12 апреля 1750 года, 74 лет от роду, отдав государевой службе в России более полувека жизни.

Таким образом, Вилим де Геннин на Западном Урале имеет право на увековечение памяти, как и Татищев. Думается, имя этого голландца по рождению и сына русской земли следует увековечить в Перми как одного из основателей города. Пока что его имя в Перми присвоено улице. Будем надеяться, это только начало.

Виктор Ембулаев,
кандидат исторических наук