Курентзис будет давать мастер-классы детям Прикамья: «Здесь мой дом, мои собаки. Я долго жил в Перми и полюбил это место»

11 июня, 13:41


В Перми начался долгожданный Дягилевский фестиваль, которого поклонники были лишены в прошлом году по всем известным обстоятельствам.

Публикация его программы несколько недель назад ввергла поклонников в недоумение: в программе форума они не нашли мероприятий, которые проводились бы на сцене Театра оперы и балета им. П. И. Чайковского..., который художественный руководитель фестиваля Теодор Курентзис возглавлял без малого десяток лет.

Не к архитектуре любовь

Главные действующие лица пресс-конференции, посвященной открытию, проводившейся в новом арт-пространстве «Завода Шпагина»: Теодор Курентзис, губернатор края Дмитрий Махонин, композитор Леонид Десятников и голландский хореограф Нанин Линнинг – позволили себе задержаться на четверть часа.

И это ожидание в полумраке бывшего цеха, этот сильный запах вроде ладана, окутавший каждый квадратный метр, неяркие редкие софиты не оставили никаких сомнений: перед нами – первый спектакль фестиваля. И это была даже не пресс-конференция, скорее – встреча с общественностью, к тому же после весьма долгого перерыва, когда поклонники маэстро довольствовались вестями издалека.

Маэстро же волновался, это было заметно, пытливо вглядывался в зал, несколько раз из его уст прозвучало: «конфликт», «после конфликта», «преодолели» и «я так счастлив вернуться домой»...

– Почему домой? Здесь мой дом, мои собаки. Я долго жил в Перми и полюбил это место. Нет, конечно, не за архитектуру – кроме глаз и ушей, есть другие органы чувств. Я благодарен Дмитрию Махонину: если бы не новый губернатор, я, возможно, здесь бы не сидел, – заявил Курентзис пермской прессе. – Дягилевский фестиваль в том виде, в каком сегодня он существует – главный проект, который я создал.

Десять лет моей жизни! То, что мы после эпидемии COVID преодолели трудности и вернулись – очень важно для меня. Делать фестиваль – это не значит приглашать выдающихся артистов. Это значит обеспечить атмосферу созидания, где вы становитесь соучастниками. Это не мой фестиваль это ваш фестиваль! Моя работа – курировать эту атмосферу, складывать этот пазл.

В том же ключе выступил и Дмитрий Махонин, называя бывшего художественного руководителя Пермского академического театра оперы и балета «пермяком», которому здесь «помогают родные стены»:

– Фестиваль должен развиваться, поэтому мы создаем фонд поддержки Дягилевского (и мини-фестиваля «Дягилев плюс»), – заявил губернатор. – Средства фонда будут направлены на сохранение наследия Дягилевых – усадьбы в Бикбарде и гимназии им. С. П. Дягилева. Но это не всё.

В Перми начинается строительство музыкальной школы для одаренных детей, где Теодор сможет давать мастер-классы – есть и об этом договоренность. Этим тоже займется фонд. Я уже провел консультации с крупными финансистами и промышленниками, которые готовы поддержать его создание...

Не слияние эстетик

После таких новостей прозвучал вопрос, который задавали себе меломаны все дни после публикации программы:

– Почему в этом году нет фестивальных событий на сцене Пермского оперного?

– В этом году мы делаем события в ДК им. Солдатова. Мест для зрителей там больше, а акустика – лучше, – отвечал дирижер. – Когда я работал над программой фестиваля, было неясно, что будет с театром: руководство менялось, ходили разные сплетни... Планировать постановки на сцене театра, не зная, кто станет его директором, – огромный риск, поэтому я сделал такую программу, которая обеспечила бы полноценный фестиваль, не нуждаясь в театре оперы и балета. Чтобы делать настоящий фестиваль, необходимо слияние эстетик, понимаете? Когда я совмещал руководство театром и фестивалем, было это слияние. А сейчас?..

– Возможно ли (хотя бы теоретически!) ваше возвращение в Пермский оперный? – задала дирижеру вопрос наш корреспондент.

– Когда работаешь в опере, ты мечтаешь о свободе, – отвечал оратор уклончиво. – Когда ты на свободе, мечтаешь об опере... Все эти люди вроде Артёма (Абашева, ныне главного дирижера театра – авт.), которых я сам когда-то нашел, не хотят всегда быть в тени Теодора, не хотят, чтобы их постоянно сравнивали. Пусть они аккумулируют энергию, создают свое, а время покажет. Может и лучше, что я ушел, там теперь новая эпоха… Я буду счастлив, если в этом театре появятся качественные оперные постановки... Надо дать такую возможность.

Разбег в Австрию и будущее завода

– Возможны ли в будущем спектакли, поставленные специально для Дягилевского? – прозвучал логичный вопрос.

– Скорее нет, чем да. Теодор Курентзис ставит оперы для Зальцбургского фестиваля, так что милости просим в Австрию... Чтобы приглашать на постановки режиссеров вроде Ромео Кастелуччи или Кшиштофа Варликовского, нужны большие средства и огромный разбег: на ближайшие годы у режиссеров такого уровня всё расписано. С ними, например, такое сейчас возможно только в 2025 году. Но многое из того, что будет показано теперь на Дягилевском, задумано и сделано специально для «Завода Шпагина». У этого места огромное будущее.

Когда речь зашла о творчестве любимого Курентзисом Густава Малера, прозвучала еще одна сенсационная новость: маэстро попросил четырех современных композиторов дописать Десятую симфонию этого автора, незаконченную. И сделать это не по наброскам и вешкам, а исходя из их представлений о творчестве австрийского классика XX века. Один из этих композиторов – Алексей Ретинский, резидент Петербургского дома радио, где сейчас, собственно, прописан «Теодор Иоаннович».

В дальнейшем Теодор еще коснулся темы работы в театре:

– Всё меняется каждый день, каждый час...

И пообещал написать мемуары.

Наталья Земскова
info@zwezda.su