Писатель Юрий Беликов поделился впечатлениями о посмертной выставке Евгения Широкова

10 апреля 2018 , 14:01

В последнее время видишь воочию, как нас покидают люди крупные и породистые. Не будем перечислять этот громкий и скорбный список. Вслушаемся лишь в крылатые строки Давида Самойлова: «Вот и всё. Смежили очи гении. / И когда померкли небеса, / Словно в опустевшем помещении, / Стали слышны наши голоса». Живший в Перми народный художник СССР Евгений Широков, ушедший от нас 31 декабря 2017 года, был сам из этого списка.

Однако помещение Центрального выставочного зала, откуда его провожали в последний путь, при этом нельзя назвать опустевшим. Потому что именно в этом помещении открылась на прошлой неделе выставка работ мастера «Любить человека» (6+).

«Это Евангелие от Широкова», — так определила глубинную суть представленных здесь полотен куратор выставки Тамара Шматёнок, заведующая отделом искусства ХХ века Пермской художественной галереи. С этим стоит согласиться. И не только потому, что вернисаж совпал с днями Светлой Пасхи. Просто существует вектор широковских работ, который был вполне определён ещё при жизни художника, но после его кончины стал рельефнее и крупнее. Он — в любви к человеку, но к человеку, разворачивающему данный ему дар Божий в сторону окружающих, делящемуся этим даром с ближними и дальними. Потому что, как известно, ещё Пушкин поставил знак вопроса перед совместностью гения и злодейства. Думается, Евгений Широков для себя ответил на него давно и бесповоротно. Там, где кончается любовь к человеку, заканчивается и гениальность.

А посему нам оставлен широковский завет: внимание к личности масштабной, если не сказать ренессансной. И чем больше любви от неё исходит, тем крупнее её масштаб. Портреты актёра Ефима Копеляна, уральского поэта Владимира Радкевича, начинавшей в Перми балерины Надежды Павловой, главного хранителя чусовского «града Китежа» Леонарда Постникова, поэтессы фронтового поколения Юлии Друниной, легендарного пермского кардиохирурга Сергея Суханова…

К слову сказать, портрет Суханова с молодой супругой на фоне берёзовой рощи многие посетители выставки видят впервые. Говорят, он хранился в коллекции самого Сергея Германовича. На холсте можно прочесть дату картины: 2006 год. Светлая работа, напоминающая знаменитые натюрморты Евгения Николаевича, такие как «Сирень». Но…

Я всегда «ловлю» широковские труды на предчувствиях. Уж как-то по-особенному близко к сердцу прижимает букет цветов прекрасная спутница кардиохирурга, не расстающегося с сигаретой! Прямо-таки вжимая в сердце… Живописец снова предсказал ранний исход человека. Так когда-то он предрёк трагическое завершение жизненного пути поэтессы Юлии Друниной, изображённой мастером на тёмном, почти что угольном фоне. Напомним, что её последние стихотворные строчки начала девяностых были такие: «Как летит под откос Россия, / Не могу, не хочу смотреть».

И тут уместно привести вторую, завершающую строфу об ушедших гениях Давида Самойлова, собрата по фронтовому поколению Друниной: «Тянем, тянем слово залежалое, / Говорим и вяло, и темно. / Как нас чествуют и как нас жалуют! / Нету их. И всё разрешено». И дабы на сей счёт не обольщались те, кто после ухода народного художника СССР к этому готовится, выступившая на открытии выставки ректор Пермского института культуры Людмила Дробышева-Разумовская, где долгие годы Евгений Николаевич был заведующим кафедрой живописи, рассказала о намеченной всероссийской научной конференции, одна из секций которой так и будет именоваться — «Широковские чтения».

*на фото писатель Виталий Богомолов (слева) и художник Станислав Ковалев

Текст: Юрий Беликов
Фото: Владимир Бикмаев