Преподаватели вокала Перми раскрыли причину тяги людей к пению — Звезда

Преподаватели вокала Перми раскрыли причину тяги людей к пению

2023 , 15:55

Вы заметили? – вокальные школы в Перми (и не только в Перми) растут, как грибы. Кажется, сейчас поют все, невзирая на голос, слух, возраст, образование и способности. Культурный обозреватель краевой газеты «Звезда» Наталья Земскова  встретилась с двумя руководительницами и педагогами таких школ – Еленой Плотниковой («Виртуозы») и Анной Носковой («Золотой голос») – и попыталась обрисовать этот феномен.

Елена Плотникова (Шумкова) и Анна Носкова несколько лет назад блистали на сцене Пермского академического театра оперы и балета в заглавных партиях; каждая имела внушительный штат поклонников и художественные амбиции, и вот – вокальная школа, куда может прийти любой человек…

 Это правда, любой?

Елена Плотникова:

– Абсолютно любой: при приёме нет никакого конкурса, главное, чтобы было желание и цель. Сегодня в музыкальной школе ( «Виртуозы» – музыкальная школа, вокал – одно из двенадцати направлений – прим.автора) занимается примерно 400 учеников от трёх до 73 лет. Честно говоря, когда школа только зарождалась пять с половиной лет назад, мы с директором Ниной Новосёловой даже не предполагали, что будет такой ажиотаж. Люди сегодня хотят не только петь, но и играть на самых разных музыкальных инструментах – от традиционного фортепиано до укулеле. Шестнадцать педагогов  школы «Виртуозы» работают шесть дней в неделю с полной нагрузкой.

Знаю, что тем, кто приходит впервые, вы задаёте один и тот же вопрос: «Чему вы хотите здесь научиться? Что вам нужно от школы?».

– Я изучаю запрос, а запросы у всех разные. Кому-то нужно выплеснуть эмоцию, прожить и отпустить. Многие ищут себя, хотят реализации, общения, творчества. Кому-то нужна сцена, но далеко не всем. Кто-то испытывает удовольствие от самого процесса пения, поёт "для души".

Есть такие, кто в молодости выбрал не ту профессию, и теперь учится заново. Например,  инженер Валерий Сосновский – крепкий баритон. Когда я его услышала, поняла,  что ему необходимо  учиться в Пермском институте культуры. Например, Олег Осетров,  который поёт и играет на саксофоне, – руководитель IT-компании, Ренат Набиев, «Серебряный голос Пермского края», – директор строительной организации, Ульяна Ужегова, которая теперь даёт сольные концерты в составе группы музыкантов, –  инструктор йоги и женских практик. Много талантливых исполнителей, можно сказать, профессионалов, побеждают в вокальных конкурсах и поступают в столичные вузы.

Анна Носкова:

– В нашу вокальную школу часто приходят по совету медиков – нормализовать дыхание после болезни, аварий, операций. У нас такая система упражнений (в том числе, система Стрельниковой), при которой задействована вся площадь лёгких, включая нижние отделы. В результате нормализуется не только дыхание, но и давление, нервная система. Не говоря уже о речи, ведь пение плюс правильное дыхание – один из методов преодоления заикания.

В своё время я занималась с вокалистами из Болгарии и Испании; у них чёткая и правильная артикуляция, а дыхание не длинное, а значит – короткая музыкальная фраза. Это южане. У северян наоборот: поджатая ротовая полость, проблемы с артикуляцией, а дыхание великолепное, музыкальная фраза может быть очень длинной. Это – специфика климата. Климатические условия влияют на эмоциональную составляющую человека.

Что такое пение? Это раскрепощение, преодоление себя и искусственно созданных страхов.

–  Так почему же все кинулись петь? Десять-пятнадцать лет назад такого не было.

Анна Носкова:

– На мой взгляд, всё дело в психотерапевтической функции пения, а она в последние годы необходима, как никогда. Где человеку расслабиться, переключиться, скрыться от потока негативных новостей и их обсуждения? В творчестве и на природе. И, конечно, определённую роль сыграли здесь вокальные ТВ-программы, тот же «Голос», где обычные люди, непрофессионалы, вдруг, преобразившись, запели волшебными голосами. Человек посмотрел-послушал и решил: чем я хуже, я тоже могу. Был сформирован тренд, и этот тренд пошёл в народ…

Но не у всех же есть голос…

Елена Плотникова:

– Нет, голос есть у всех, и все могут петь в силу своего голоса, а голос можно развить, сделать ярче, тембрально богаче, расширить диапазон. И слух тоже можно сформировать. У меня есть взрослый ученик, от которого отказались все вокальные учителя и который не попадал ни в одну ноту. Педагоги ему говорили примерно одно и то же: «Ты, конечно, пой, но не рассказывай, что я тебя учил». Мы стали заниматься, и слух, что называется,  настроился, появилась мышечная координация, красота тембра, голос раскрылся.

Часто я наблюдаю, как раскрываются новички, у которых нет уверенности в себе, в своём голосе, кто зажат, энергетически не проявлен или приходит с неправильной постановкой голоса, после вокальных травм и тяжелых болезней.

С одними учениками в процессе обучения мы разбираем анатомические особенности строения голосового аппарата, биомеханику голосообразования. С другими ищем репертуар для психоэмоциональной разрядки, например, после развода, потери близкого. С третьими аранжируем и записываем в школьной студии звукозаписи песни собственного сочинения для подарка супруге, для выступления на корпоративе и т.д. С четвёртыми реализуем давнюю мечту спеть оперную арию под рояль в концертном зале, спеть танго Гарделя под струнный квартет или солировать в рок-группе, состоящей из учеников и педагогов школы.

Из двенадцати направлений обучения  самое популярное – вокал, где ученик осваивает и   сценическую речь, и сцендвижение, даже учится одновременно петь и аккомпанировать себе на музыкальных инструментах. Со временем, у него проявляется уверенность в себе, происходит  раскрепощение, наполнение внутренней энергией. Та же Ульяна Ужегова пришла в мой вокальный класс с великолепным голосом, но с жутким страхом сцены, не зная музыкальной грамоты. Через год она пела и аккомпанировала себе на рояле в концертном зале. Все страхи можно преодолеть, выйти на сцену и даже полюбить предмет сольфеджио, если практиковать и видеть перед собой цель. Но не все этого хотят. Поэтому я спрашиваю про запрос.

Когда люди интересуются, трудно ли научиться петь, мне хочется перефразировать известную фразу Эрнеста Хэмингуэя: "Петь на самом деле очень просто. Ты просто садишься перед музыкальным  инструментом и начинаешь истекать кровью".

Анна Носкова:

– Часто с началом вокальных занятий у человека начинается новый жизненный этап, хотя он вроде бы не планировал. Один ученик после наших занятий поступил на отделение хорового дирижирования в Пермский педуниверситет, – он, кстати, не учился в музыкальной школе. Другая девушка – на эстрадное отделение в Санкт-Петербургский институт культуры. Ещё одна готовится в школу-студию МХАТ.

Мы регулярно выступаем с благотворительными концертами, в том числе, организованными фондом «Дедморозим», это интереснейший опыт. Кстати, репертуар подбирают сами ученики. И вот что удивительно – даже молодёжь хочет петь не современные произведения, а старые песни, песни из кинофильмов 60-70-80 годов, часто из фильмов Эльдара Рязанова или даже эстраду 50-60-х. Как жанр очень популярны русские романсы. Спрашиваю: но почему, почему? Знаете, что отвечают?  В них есть смысл, и есть жизнь…

 

 

Наталья Земскова

На снимке: Елена Плотникова с учениками.

Фото из архива Елены Плотниковой.

 

 

 



Новости Mediametrics: