За совет ответишь. Правительство приняло закон об инвестиционных советниках

2018 , 16:08

По замыслу, закон должен защитить инвесторов от недобросовестных консультантов, но некоторые эксперты полагают, что в результате качество услуг на финансовом рынке снизится. 21 декабря в силу вступил закон, вводящий понятие инвестиционного советника. Это специалист, помогающий частным инвесторам взаимодействовать с фондовым рынком. Его задача – предупредить обо всех рисках и помочь выбрать подходящие инвестиционные инструменты.

По новому закону, услуги по инвестиционному консультированию может оказывать компания или индивидуальный предприниматель, но только если они члены отраслевой саморегулируемой организации, включенные в единый реестр инвестиционных советников Банка России. Чтобы выполнить эти условия, необходимо пройти обязательную сертификацию. За некачественную или ангажированную консультацию советник несет финансовую ответственность перед клиентом.

Инвестиционный советник, кто ты?

Услуги инвестиционного консультирования, как бы они ни назывались, существуют давно. Большинство брокерских компаний наряду с доступом на биржевые торги оказывает клиентам дополнительные услуги: предоставляет аналитическую информацию и рекомендации по акциям. Так что инициатива Банка России – всего лишь легализация реального положения дел.

После вступления в силу нового закона рынок инвестиционного консультирования разделится на две части. С одной стороны, на нем появятся инвестиционные советники, действующие в соответствии с новыми правилами. Но останутся и «неорганизованные» консультанты, и парадокс в том, что на реальный выбор клиента выполнение всех условий закона влиять будет мало. «Клиенты в этой области, как правило, работают по рекомендациям, и у рекомендованного друзьями или коллегами советника ни про какие реестры, скорее всего, спрашивать не будут», – считает независимый финансовый эксперт Эдуард Матвеев.

Директор ассоциации «Национальная лига независимых инвестицион­ных советников» Андрей Паранич даже уверен, что новые правила скорее отсекают от рынка независимых инвестиционных консультантов из-за высоких барьеров входа, нежели стимулируют создание нового рынка.

В целом специалисты рисуют такой типичный портрет «официального» финансового советника: это фрилансер, ищущий клиентов по разным каналам и в подавляющем большинстве случаев совмещающий эту деятельность с работой в брокерской или управляющей компании, либо в банке.

Кто станет клиентом

Клиентами инвестиционных советников, скорее всего, станет только средний слой общества, который в России крайне узок. Люди с доходами ниже среднего не имеют возможности сберегать, а с более высокими – уже имеют проверенных консультантов и вряд ли увидят для себя резон в ново­введении.

По разным оценкам, инвестируют на фондовом рынке от 0,5 до 2 процентов населения, эти цифры не меняются в течение последних десяти лет, и новый закон мало что изменит. «Сомневаюсь, что закон вызовет заметный приток денег от населения. К сожалению, ни многомиллиардные программы повышения финансовой грамотности, ни попытки на законодательном уровне познакомить население с фондовым рынком (такие как индивидуальные инвестиционные счета или отмена НДФЛ на купоны по облигациям) не привели к существенному изменению ситуации», – считает Эдуард Матвеев.

Есть и еще одно препятствие – менталитет. Большинство из тех, кто потенциально имеет денежные средства для инвестиций, боятся взять на себя какой-либо риск потерь своих накоплений: 45 процентов владельцев вкладов размещают их в Сбербанке, априори предлагающем самую низкую доходность. «Большинство потенциальных инвесторов – это люди, рожденные в Советском Союзе. Они на генетическом уровне не имеют представления о существовании иных источников дохода, кроме основного (заработная плата или доход от собственного бизнеса) и вклада в Сбербанке», – делает вывод управляющий директор ООО «ИГ «Свободный кластер» Сергей Чернов.

По мнению Эдуарда Матвеева, потребителями новой услуги станут домохозяйства с доходом от 80 до 100 тысяч рублей в месяц: они имеют возможность создавать какие-то сбережения и при должном уровне рекламы готовы за относительно небольшую сумму рассмотреть и предложенный Банком России вариант.

Что изменится для инвесторов

Во-первых, рассказывает генеральный директор ООО «Инвестлэнд» Игорь Чукаев, перед формированием инвестиционного портфеля закон предполагает обязательную процедуру риск-профилирования, в рамках которой будет собираться вся информация по активам инвестора и на основании ее рассчитываться, какие финансовые инструменты и в каких пропорциях могут включаться в его инвестиционный портфель. Например, максимальная доля рисковых инструментов, допустим акций, в портфелях людей старшего возраста будет меньше, чем в порт­фелях молодежи.

Второе важное изменение – обязанность советника полностью раскрыть информацию о предлагаемом финансовом решении. Информация включает в себя описание всех возможных рисков решения, размер комиссий всех участников сделки от эмитента до самого советника, информация о наличии конфликта интересов у советника, например, когда советник также является агентом банка и получает от него комиссию за каждую сделку. Вышеописанные изменения должны полностью исключить случаи недобросовестных практик, которые случались раньше.

В результате новации население станет больше доверять инвестиционным инструментам, поскольку советники обязаны предоставить инвесторам полную информацию о рисках – в этом уверены все собеседники «Капитала Weekly».

Андрей Паранич считает, что последствия для рынка будут негативны – качество услуг снизится. «Прежде именно независимые советники, не являющиеся сотрудниками финансовых компаний, выполняли важную функцию по выбору наиболее подходящих клиенту финансовых инструментов, не ограничиваясь рамками деятельности «своей» финансовой компании. Также советники помогали клиенту разобраться в функциях различных финансовых продуктов и выстроить долгосрочную финансовую стратегию достижения своих целей», – поясняет Андрей Паранич. Теперь они останутся за бортом.

А опыт показывает, что финансовые компании ориентируются на краткосрочные горизонты планирования и стимулируют клиента к приобретению высокомаржинальных финансовых продуктов. Они выгодны компании, но не инвестору, поскольку вложение в них средств или приносит низкую доходность, или оказывается чрезмерно рискованным для многих клиентов.

Одна из наиболее сильных сторон закона, по мнению Сергея Чернова, – ответственность консультанта, в том чис­ле за неполное информирование клиента о специфике инвестиционного инструмента, о рисках, а также о наличии у консультанта заинтересованности в продаже определенных продуктов.

Кстати

Конкретные нормы ответственности пока не сформулированы, но, по сути, советник будет отвечать за рекомендации, не соответствующие инвестиционному профилю клиента. «Инвестор сможет истребовать с советника полученные убытки от неправильной инвестиционной рекомендации. Имеется в виду рекомендация, которая привела к превышению доли какого-либо инвестиционного инструмента в портфеле инвестора над максимально возможной, посчитанной исходя из его риск-профиля. Иными словами, если советник порекомендовал купить акции «Газпрома» на 50 процентов от портфеля при максимально возможной доле акций в 20 процентов, и акции упали в цене, инвестор имеет все основания требовать компенсацию полученных убытков, в том числе в судебном порядке», – поясняет Игорь Чукаев.

По словам управляющего Федеральным фондом по защите прав вкладчиков и акционеров Марата Сафулина, ответственность советника будет регламентироваться базовыми стандартами оказания консультационных услуг СРО инвестиционных консультантов после их принятия и утверждения Банком России, а в перспективе, вероятно, и Кодексом об административных правонарушениях.

Текст: Татьяна Андреева

Фото: из открытых источников




ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ