Дягилевский – 2021: Бетховен по-новому и перформанс «искусства будущего»

13 июня, 15:40


Дягилевский фестиваль, что открылся в Перми 10 июня 2021-го, – в разгаре. Кажется, прошло всего лишь три дня, но многие интереснейшие события уже состоялись.

Ночные концерты в Пермской художественной галерее, Доме Дягилева и индустриальном пространстве Завода Шпагина, фортепианный вечер в Органном зале... От меломанов требовалось большое искусство – попасть и туда, и сюда.

Второй ночной концерт (о выступлении хора musicAeterna byzantina сайт zwezda.su сообщал ранее), который 12 июня дали солисты оркестра musicAeterna Алексей Жилин и Мириам Пранди под сводами Спасо-Преображенского собора, был посвящен Иоганну Себастьяну Баху.

В завершение праздничных суток в Доме Дягилева состоялся концерт Piano-gala, и музыканты исполнили его практически в темноте. Пикантность вечера состояла в том, что программа стала известна в самом его финале. В этот раз при свете крошечных ламп свои любимые произведения играли Антон Батагов, Йоонас Ахонен и Вадим Холоденко.

Йоонас Ахонен, пианист из Финляндии, в Пермь приехал впервые. Сольный концерт Ахонена состоялся 11 июня в Органном зале. На сцену вышел высокий, несколько нескладный молодой человек; кажется, он чуть смущался. Программа первого отделения состояла только из современных сочинений: исполнение двух из них – To an utterance - study Ребекки Сондерс и «Питер Паркер» Бернхарда Гандера – стало российской премьерой.

Йоонас Ахонен – постоянный участник одного из ведущих австрийских ансамблей Klangforum Wien и трио Rödberg fortepianotrio. Много лет этот музыкант выступал с Хельсинским филармоническим оркестром, Симфоническим оркестром Финского радио и Симфоническим оркестром ВВС.

Но что особенно интересно, Ахонен – известный интерпретатор сочинений Бетховена. Поэтому второе отделение концерта было полностью посвящено творчеству немецкого композитора. Публике были представлены «33 вариации на тему вальса Диабелли» (ор. 120).

Кажется, что Людвиг Ван Бетховен настолько известен и популярен, что добавить к его исполнению нечего. Но оказалось, что это не так. Никакой «хрестоматийной пыли», ничего стандартного и «застывшего». При первых звуках Бетховена финский пианист из нескладного молодого человека на глазах превратился в Маэстро, владеющего феноменальной техникой игры.

Редко, очень редко в таких масштабных сочинениях, как «33 вариации», бывает отчетливо «видна» каждая нота... Казалось, музыка рождается спонтанно, так, как ее представляет себе исполнитель именно в данный момент. Зал застыл, завороженный этим действом (даже хочется написать: «с элементом гипноза»). Изменилось всё – исполнитель, вы, окружающее пространство...

Вроде бы по времени концерт шел всего два часа, но жизнь музыкальных текстов Бетховена, состоявшаяся в этот временной промежуток, оказалась невероятной – радостной и насыщенной, легкой и «прозрачной» одновременно. После Бетховена Йоонас Ахонен улыбался и едва ли не пританцовывал, явно счастливый от соприкосновения с тонкой публикой, которую получилось на этот раз удивить.

Другое открытие Дягилевского – Double Helix Перформанс Dance Company Nanine Linning: творение голландского хореографа Нанинг Линнинг «Double Helix («Двойная спираль», 2019) все эти дни идет в индустриальном пространстве Завода Шпагина.

Нет зрительного зала, нет сцены. Есть некое выставочное пространство помещений, драпированных черным, – сюда «на экскурсию» входят зрители. Всего этих залов – пять. Первый – узкий и длинный; вдоль одной из его стен – изображения человеческих лиц: белые говорящие головы. Каждая голова произносит свой монолог, но о чем идет речь, понять невозможно. Действо сопровождается обрывками музыки и другими звуками.

«Экскурсанты» переходят в соседний зал, квадратный. В его центре на подиуме стоит «аквариум» с мутной светлой жидкостью, в которой находится девушка. Целиком ее не видно – иногда в стеклянную стенку упирается кисть руки, стопа, локоть, потом проплывают волосы. По диагонали слева и справа от «аквариума» висят три головы от манекенов.

Сбоку – движущаяся фигура манекена, который, может, вовсе и не манекен, а человек с «механизированной» пластикой.

То, что зрители видят в других залах, описанию поддаётся сложнее. Например, две фигуры – мужская и женская – лежат плотно друг к другу и совершают плавные движения. От каждого отходят какие-то трубки вроде шлангов, что-то над ними пульсирует; на подиуме – вода.

В аннотации к перформансу читаем: «Голландский хореограф Нанин Линнинг известна прежде всего как постановщик, которая исследует новые формы воплощения идеи Gesamtkunstwerk». Этот термин Gesamtkunstwerk – «цельное художественное произведение» – был введен немецким композитором Рихардом Вагнером для определения декларируемого им «искусства будущего», которое, по его мнению, придет на смену существующему многообразию искусств.

Танцевальный перформанс Double Helix («Двойная спираль») – третья по счету совместная работа Нанин Линнинг с дизайнером и видеохудожником Бартом Хессом. В центре внимания постановщиков – «влияния биотехнологий на человеческое тело и общество в философском ключе».

Часть «экспонатов» и в самом деле напоминают биологическую лабораторию, другая часть вызывает ассоциации с фильмами франшизы «Чужой». Завораживают эти «экспонаты»? Безусловно, да. Образы, пластика, форма подачи новы, не стандартны. Но эффект кунсткамеры есть – и весьма стойкий.

Как объяснил Теодор Курентзис, художественный руководитель фестиваля, перформанс Double Helix был создан специально для залов Завода Шпагина. По его мнению, это пространство, в котором сейчас живет фестиваль, имеет большое будущее. Многие проекты будут сделаны именно для него.

Наталья Земскова
info@zwezda.su
Фото Гюнай Мусаевой и Никиты Чунтомова предоставлены пресс-службой Пермского оперного.

Другие материалы о Дягилевском фестивале 2021 года и прошлых лет, самом Дягилеве и связанных с ним событиях читайте по ссылке zwezda.su-дягилев.