СВО
Год семьи
Социальная поддержка
Инфраструктура
Выборы в Пермском крае
Благоустройство
300 историй Перми
29.05.2024
16+
Архив

Пермский врач-оториноларинголог Алексей Еловиков: постковидные проблемы во многом надуманы

Пермский врач-оториноларинголог Алексей Еловиков: постковидные проблемы во многом надуманы
Какими заболеваниями лор-органов одарил ковид? Чем отличается лечение осложнений после модной болезни и рядовых ОРВИ и гриппа? Почему нужно носить в холод шапку?

Какими заболеваниями лор-органов одарил ковид? Чем отличается лечение осложнений после модной болезни и рядовых ОРВИ и гриппа? Почему нужно носить в холод шапку?

Об этом и многом другом рассказал в программе «Здоровая среда» в пермском эфире радио «SPUTNIK» на 91,2 Fm (16+) Алексей Еловиков, заведующий кафедрой оториноларингологии Пермского медицинского университета имени Вагнера, доктор медицинских наук, практикующий врач высшей категории.

– С какими болезнями чаще всего сегодня сталкиваются лор-специалисты? Есть ли отличия между жалобами детей, подростков и взрослых?

– Оториноларингология занимается лечением патологии уха, горла и носа, и у нас нет разделения специальности. Отоларинголог может лечить как детское население, так и взрослых. Заболевания у всех схожие, хотя в детской практике больше проблем с патологией носа, носоглотки и среднего уха. Это, прежде всего, носоглоточная обструкция – так называемые аденои­ды, которыми очень часто всех пугают.

Во взрослой практике патологии более разнообразны. Это назальная обструкция: различные заболевания полости носа и околоносовых пазух. Проблемы глотки: хронический тонзиллит, хронический фарингит и заболевания с ними связанные. Нарушения слуха. В последние десятилетия популярна стала патология вестибулярного анализатора – головокружения различных причин.

– С этим тоже к лору приходят?

– Это тоже находится в ведении нашей специальности. Но здесь очень интересное разделение: наши друзья-неврологи лечат заболевания головного мозга, в том числе вестибулярные нарушения, связанные с изменением головного мозга и мозжечка. Но мы – люди более приземленные, поэтому занимаемся заболеваниями внутреннего уха и теми головокружениями, которые связаны с патологией внутреннего уха. Сюда относятся доброкачественное позиционное головокружение – болезнь Миньера, другие различные лабиринтопатии и именно то, что связано с внутренним ухом. В том числе, проводим на нем некоторые операции.

– Про головокружения очень интересно. Я думала, основная причина головокружений – нарушения в сосудах, мышечные спазмы, которые вызывают зажимы. Но какие же проблемы могут быть по вашей части?

– Вы правильно назвали наиболее популярные источники. Могу добавить к ним эмоциональные стрессовые нагрузки, нарушение образа жизни.

Что касается именно наших головокружений, здесь мы действительно можем помочь. При доброкачественных позиционных головокружениях очень маленькие камешки отолиты, которые участвуют в регулировке положения тела и ориентации в пространстве, уплывают и повышают инерцию жидкости внутреннего уха. Здесь мы очень плотно связаны с гидродинамикой. Эти уплывшие камушки не растворяются, как должно быть в норме, а утяжеляют и меняют инертность этой жидкости, и у человека возникают ложные дополнительные ощущения при перемещении тела. Суть лечения заключается в применении так называемых маневров репозиционирования: мы эти камушки возвращаем обратно.

– Операционным путем?

– Нет, это консервативные мероприятия – система упражнений. На нашей кафедре работают два специа­листа, которые занимаются этим вопросом очень плотно и хорошо. Недавно мы разбирались втроем с одним не очень простым пациентом. Нам удалось помочь больному, и у него прибавилось уверенности в своих силах, движениях и ориентации в пространстве.

– Что изменилось в вашей работе с приходом ковида?

– Во время классической пандемии COVID-19 не наблюдалось прямых осложнений со стороны лор-органов. Была потеря обоняния – один из патогномоничных признаков ковида, особенно в первый год его существования и шествия по миру. Но это было связано больше с нервными или нейроинтоксикационными нарушениями, а не именно с патологией носа и носоглотки. В ряде случаев случалось протекание ковида в форме риносинусита. Но это было редкой формой заболевания, которая не приводила к осложнениям.

В дальнейшем мы даже получили снижение заболеваемости у детей. Стало меньше и средних отитов, и назафарингитов, и обычных ОРВИ. Снизилось и число осложнений. В первую очередь это было связано с системой санитарно-профилактических и гигиенических мероприятий. Но сейчас мы все это наверстываем. Дети, как говорится, недоболели в 2020-2021 годах, начали болеть в 2022 и продолжают в 2023 году. Количество осложненных форм также увеличивается.

– С лета 2022 года лор-специалисты стали говорить «характерный постковидный синдром», глядя на сухую воспаленную слизистую носа, леча гаймориты, которых до ковида у пациентов не было. Отличаются ли методы лечения постковидных осложнений от болезней, которые вызваны простудой, вирусами гриппа или ОРВИ?

– Существует более 200 известных вирусов, которые приводят к развитию так называемого ОРВИ и осложнениям со стороны лор-органов. Кстати, классический коронавирус встречался еще до ковида, составлял около двух поцентов от всех ОРВИ и тоже приводил к развитию различных осложнений, в том числе, провоцировал развитие синуситов.

– Вы имеете в виду то, что нет отличий?

– Мое мнение – постковидные проблемы отчасти надуманы. Это в большей степени психологические моменты. Реальных отличий в протекании осложнений, связанных с ковидом и не связанных с ним, мы не замечали. Во всех случаях идет принципиально схожая клиника.

– Про гайморит есть миф: если один раз сделали прокол пазухи, то гайморит обязательно вернется и прокол потребуется снова. Это так?

– Вы правильно сказали, что это миф. Пункция верхнечелюстной пазухи никоим образом не является причиной для хронизации воспалительного процесса. Я работаю уже больше тридцати лет и провел большое количество этих процедур. Вообще, пункционный способ лечения экономически более выгоден по сравнению с классическими современными рекомендациями по лечению синуситов.

– Солнышко выглянуло, до весны далеко, а уже много людей ходит без шапок. Какова вероятность получить диагноз «отит» при таком раскладе? Закаленный человек может себе позволить ходить без шапки и при этом не отморозить уши, как говорили бабушки?

– Обморожение и отморожение ушей, наверное, в большей степени касалось ушных раковин. Кстати, есть несколько случаев, они описаны и в мировой, и в отечественной литературе, когда хрящ ушной раковины после обморожения сифицировался, то есть превращался в кость. Очень неудобно для человека. И шапку плохо носить, и спать на боку тяжело. Но это небольшое отвлечение. Вернемся к патологии среднего уха. К ней наиболее часто приводит проникновение инфекции из полости носа и носоглотки.

– То есть шапка никакой роли не играет?

– Охлаждение может способствовать развитию насмор­ка и, как следствие, возникновению среднего отита. Я даже студентам привожу пример. На детской площадке играют детки, на паре-тройке из них обязательно надеты какие-нибудь невообразимые головные уборы не по погоде. Потому что мамы им сказали, что уши надо беречь. В то же самое время я замечаю у этих детей признаки назальной обструкции – отсутствие носового дыхания. Уши действительно надо беречь, но прежде всего – лечить патологию носа и носоглотки. Если действительно есть аденоид, который нарушает жизненные функции, надо делать аденотомию. Эти современные операции делаются в Перми во всех клиниках под эндоскопическим контролем и под эндотрахиальным наркозом. Ребенок не участвует в процессе оперативного лечения.

– В каком возрасте лучше решать эту проблему?

– Аденоид – это глоточная миндалина, состоящая из лимфоидной ткани. Для его увеличения есть много причин, которые делятся на три категории. Индивидуальная особенность детского организма – раз. Второй момент – это воспалительные процессы, особенно рецидивирующие, часто связанные с герпетическими вирусами. Третий момент – сочетание тех и других факторов плюс бактериальные вторичные поражения.

Показания к оперативному лечению выставляются тогда, когда у ребенка изменена одна из функций. Если нарушено носовое дыхание, развиваются патологии среднего уха, неврологические проблемы, часто обусловленные нарушением сна. В том числе страдают отдаленные органы и системы. Допустим, возникают заболевания нижних дыхательных путей, желудочно-кишечного тракта. Назальная обструкция приводит к очень большим изменениям в организме ребенка. Если это обусловлено аденоидом, то размер этой миндалины надо уменьшать вне зависимости от возраста. Но если есть возможность, лучше дождаться пяти лет. Тогда риск развития рецидива и необходимости повторных вмешательств будет гораздо меньше.

– Есть ли у вас свои проверенные секреты здоровья?

– Жить, стараться получать удовольствие от жизни, не портить себе настроение чужим поведением. Мне нравится пословица: «Сердиться – это наказывать себя за чужие ошибки». Не надо сердиться на людей, нужно относиться к ним терпимее, работать и жить по принципам, спать побольше. И глубоко дышать носом.

Антон Берг