76 лет до банкротства

2018 , 12:58


Лысьва имеет негласный статус «город закрытий». И это снова подтвердилось. В историю уходит одно из градообразующих предприятий советского периода — Лысьвенская чулочно-перчаточная фабрика. Арбитражный суд Пермского края признал компанию банкротом. Теперь имущество фирмы распродадут, чтобы погасить долги в 70 миллионов рублей, десять из которых составляют долги перед работниками.

Марка отечества

В Великую отечественную войну Урал стал эвакуационной промышленной зоной. Тогда с запада страны вывозил целые заводы, а Лысьве достались вязальные машины. Так в городе появилась трикотажная фабрика. Производство и выпуск чулков, свитеров, телогреек и подшлемников удалось наладить в кратчайшие сроки. И 1942 год считается датой основания Лысьвенской чулочно-перчаточной фабрики.

После войны у фабрики появился новый корпус, который ввели в эксплуатацию в 1971 году.  Новая площадка позволила увеличить парк вязального и швейного оборудования «Рострикотажпрома», а главное — трудоустроить несколько тысяч рабочих. Так легкая промышленность стала третьей в структуре городского производства, а фабрика — пятой в стране по объему выпускаемых чулочно-носочных и перчаточных изделий. При этом тогда предприятие еще не вышло на проектную мощность. Это удалось сделать только в середине 70-х, удвоив выпуск.

Носки, чулки, колготки с маркой фабрики стали так же ассоцироваться с городом, как в годы войны — лысьвенская каска. Продукцию рекомендовали на Государственный знак качества.

Быть частью большого коллектива считалось почетно и престижно. Отлично работала система подготовки будущих кадров. В одном из профессиональных училищ города готовили вязальщиц, и у девушек не возникало проблем с трудоустройством. Профориентацию вели и в школах среди старшеклассников.

В восьмом классе учебно-производственного комбината специальность «швея-мотористка» была одним из направлений, — вспоминает Светлана Мальцева. — Учились, а летом проходили практику на фабрике. Помню, тогда поразили масштабы цеха и количество работников. Мне с подругой, как самым ответственным, доверили работу на оверлоках (швейная машина для обмётки срезов — прим. ред.), делали шов на подследниках. В конце практики нам выдали по 30 рублей — неплохие деньги по тем временам, все одноклассницы нам завидовали.

Маркетологов век

Непросто было пережить девяностые годы XX века, но коллектив фабрики выдержал этот период. Опыт и качественная продукция, любимая миллионами россиян, помогли справиться с экономической нестабильностью и перейти к новым условиям работы. К 2000-м команда технологов и молодые маркетологи разработали новые модели продукции, которые и славные традиции сохранили, и требованиям современного заказчика отвечали. В 2005 году два десятка новинок представили на Всероссийской выставке в Москве. Это была не просто ярмарка, а некий смотр-конкурс среди предприятий лёгкой промышленности. Именно там производители презентуют новые технологии, а специалисты узнают направления моды, новые составы сырья, обмениваются опытом и сравнивают свои изделия с продукцией конкурентов.

— Мы привезли на ярмарку серию изделий из льна, — говорит директор по производству 2005 года Галина Пушкарёва. — Это мужские, женские и детские носки с добавлением льняной нити. Постарались следовать модным тенденциям, всё натуральное, качественное. Наши новинки тогда по достоинству оценили на российском уровне.

Продукция лысьвенской фабрики стала победителем в одной из номинаций, вошла в тройку лидеров в области отечественного производства чулочно-носочных изделий. Помимо этого, отлично сработали и маркетологи: вместе с детскими носочками и колготками покупателям давали раскраску в подарок; у фабричной продукции появился новый логотип, яркие этикетки, сменилась упаковка.

«Бомба» на складе

Звонок о грядущем кризисе производства прозвучал в 2012 году. Предприятие, не снижая качественных характеристик продукции, стало испытывать проблемы со сбытом. Носки, колготки, чулки стали уступать в цене зарубежным аналогам.

Предприятие попало в поле зрения краевого министерства промышленности, инновации и науки. Ведомство тогда возглавляла основатель кафедры маркетинга пермского госуниверситета Ксения Новикова, которая приезжала на фабрику оценить потенциал предприятия. Из положительных моментов она отметила качество сырья и получаемых из него изделий. Минимум химии — преимущество для линии детских изделий, а также продукции для будущих мам. Однако такие тонкости, отметила министр, надо доносить до потребителей через рекламу. Еще один минус —  на фабрике много ручного труда, что делало продукцию дорогой. А на модернизацию не было денег.

Провести оперативные переговоры с собственниками у министерства не получилось — акционеры находились за пределами Пермского края.  Генеральный директор (на тот момент — прим. ред.)  Евгений Ширинкин — заверял о желании собственника найти инвестиции и провести модернизацию, но ситуацию называл «стабильной».

Коллектив ежемесячно выпускал около 1,7 миллиона пар чулочно-носочных изделий, удерживал четвёртое место в России по выпуску, но… проблемы со сбытом накапливались: продукция на складе — как бомба замедленного действия.

Миллионы в графике

Проблемы начали расти, как снежный ком. Нереализованная продукция — это нехватка денег не только на развитие, но и на обязательные нужды, такие, как налоги, коммунальные платежи, зарплаты.

— Как только начались проблемы с задержкой заработной платы, понял: надо «делать ноги», — говорит Алексей, в прошлом наладчик оборудования.  — Сидеть и ждать лучшего, как другие, я не стал. Я молодой, наверное, мне было проще уйти, чем тем, кто проработал на фабрике не один десяток лет. Хотел стабильного заработка за свою работу, руководство фабрики не могло мне этого обеспечить.

Фабрика, в буквальном смысле стала переходить из рук в руки, работники не успевали запоминать фамилии директоров, настолько быстро они менялись. Попытки повлиять на судьбу предпринимала и местная администрация. Искали пути выхода, составляли графики платежей, но тщетно. В 2017 году кризис производства стал очевиден даже для самых оптимистично настроенных и далёких от фабрики горожан. Доклад начальника управления по экономике на еженедельном аппаратном совещании стал напоминать сводку с фронта: «вопрос на контроле», «ведутся переговоры с собственником», «вопросы с задолженностью зарплаты на контроле прокуратуры»… Но на деле долги по зарплате выросли до миллионов, хотя рядовые работники получали около 15 тысяч рублей.

Волна цехов

Чтобы хоть как-то рассчитаться с работниками, им стали предлагать продукцию взамен наличных. «В Лысьве вернулись 90-е, работники получают зарплату носками», — ситуация с уральской фабрикой попала в поле зрения федеральных телевизионных каналов. Это помогло привлечь внимание не только общественности, но и следственного комитета. Летом прошлого года в Лысьву приезжала группа из управления СКР по Пермскому краю.

Руководство лысьвенской чулочно-перчаточной фабрики искало выход из кризиса. Были переговоры и с банковскими структурами на предмет получения кредита, и с местной властью. Местная администрация направила письма в министерство промышленности и министерство экономического развития Пермского края, надеясь на краевую поддержку. Но все предпринятые меры не принесли положительного результата: зимой в помещениях из-за долгов отключили тепло, производство остановилось.

Спустя четыре месяца простоя, 18 марта 2018 года, «Лысьвенская чулочно-перчаточная фабрика» возобновила производство. Поступил заказ на 60 тысяч пар детских колготок и 30 тысяч пар носков. Снова забрезжил луч надежды. На фабрике частично заработали два цеха — вязальный и швейный, однако, лишь единицы согласились выйти на работу с долгами по заработной плате в девяносто тысяч. «Работать хочется, а также хочется и деньги за работу получать», — почти хором говорят оставшиеся в строю сотрудники.

В первый цех на работу вышли десять человек, во второй — семь. Люди говорят: «Не хочется менять специальность», «Просто больше некуда пойти», «Надеемся на лучшее». Заработала сотня станков и агрегатов, энергетики вернули тепло. Но чрез три месяца фабрику признали банкротом. Работу по исполнительным документам надо окончить, дальнейшими выплатами в пользу взыскателей займется конкурсный управляющий.

История лысьвенской фабрики завершилась на 76-м году её существования.

Текст: Татьяна Блинова
Фото: открытые источники