На пределе возможностей: в Пермском театре оперы и балета прошла серия премьерных показов «Раймонды» — Звезда

На пределе возможностей: в Пермском театре оперы и балета прошла серия премьерных показов «Раймонды»

2023 , 10:39

В Пермском театре оперы и балета состоялась премьера «Раймонды»(12+) Александра Глазунова. Этим спектаклем, ставшим последним высказыванием Антона Пимонова в должности художественного руководителя Пермского балета, театр завершает сезон, прошедший под знаком кадровых перестановок.

В день премьеры стало известно, что вслед за бывшим гендиректором Довлетом Анзароковым и главным дирижёром Миграном Агаджаняном из театра уходит Антон Пимонов (его контракт заканчивается в августе), а новым (старым) главным балетмейстером станет Алексей Мирошниченко, проработавший в этой должности с 2009 по 2020-й год. Мирошниченко уволился почти одновременно с Виталием Ивановичем Дубровиным, «вечным» (и лучшим) зав. балетной труппой. Показалось, балет, заметно сдавший свои позиции в последние годы, осиротел, стал терять связь со школой, выпускники которой совсем не стремились и не стремятся остаться в Перми…

Причин тому несколько; основные – сокращение балетного репертуара, то есть, редкие выходы балетной труппы на сцену (пять-семь спектаклей в месяц против двадцати-двадцати трёх в конце девяностых!) и отсутствие явного лидера – очевидны уже не только балетоманам. Что ни год, то потери, и завершившийся сезон не стал исключением: труппу покинули премьер Георгий Еналдиев, блистательный характерный танцовщик, на премьерском безрыбье вынужденный «переквалифицироваться в принцы», и артистка балета Ульяна Мокшева.

Тем не менее, для основной балетной премьеры взяли «Раймонду» Глазунова, которая до сих пор считается одним из самых сложных спектаклей, а заглавная партия – образцом мастерства в балеринском репертуаре: сольный выход, пять виртуозных вариаций...

Композиционно балет выглядит как каскад разнохарактерных дивертисментов и сюит: полухарактерная сюита первой картины, лирическая сцена сна, выполненная в академическом танце, восточный колорит второго акта и венгерское гран-па третьего. Все три акта – это насыщенная хореография, требующая от исполнителей не только профессионализма и опыта, но виртуозности и максимальной выносливости.

Как ни странно, «Раймонда», считаясь пограничным произведением, во многом предвосхитившим бессюжетный балет ХХ века, выпадает из хрестоматийной («Лебединое» (6+), «Жизель» (12+), «Дон Кихот» (6+), «Щелкунчик» (6+), «Спящая красавица»(0+) и т. д.) линейки. На первый план в ней выдвигается не сюжет (он весьма условен), а танец, который представляет интерес, скорее, для балетоманов, нежели для широкого зрителя.

Кстати, «Раймонду» Глазунова довольно поздно узнали за рубежом – только в 1964-м, – благодаря редакции Рудольфа Нуриева. До сих пор для зарубежных гастролей в составе тройчатки берут третий акт балета Глазунова, то есть, венгерское гран-па. Да и в бывших императорских музыкальных театрах этот балет не очень-то частый гость.

Понятно, что для пермской постановки хореографический текст Мариуса Петипа и Константина Сергеева (редакция Елены Панковой и Антона Пимонова) значительно упростили и сократили – особенно партитуру мужского классического танца, блеск которого сегодня в Пермском балете продемонстрировать мало кто может.

Эффектных сложных элементов (круг жете партер, прыжки-револьтады и пр.) в новой «Раймонде вы не увидите… Первый акт показался скучноватым и длинноватым. Зал проснулся на втором, который был с бою взят сарацинским шейхом Абдерахманом (блеснули Иван Ткаченко и Роман Тарханов) и его свитой, то есть, характерным танцем, переходящим в яростный драмбалет с реверсивно семенившими арапчатами. Арапчата и сорвали основные аплодисменты.

В первом составе, 14 июля, партию Раймонды танцевала Полина Ланцева (Булдакова), 15-го – Булган Рэнцэндорж – две ведущие балерины Пермского балета, да что там – две звезды, благодаря которым, собственно, и оказалась возможна эта постановка. Обе лёгкие, виртуозные и техничные до такой степени, что их блестящая техника уже не видна за дыханием танца, которое теперь у нас редкость. И всё-таки, показалось, Полине Ланцевой в день премьеры чуть-чуть помешало волнение…

Хотя сам факт того, что выйдя из декретного отпуска всего полгода назад, балерина танцует партию, которая считается венцом карьеры, заслуживает уважения. Точно, воздушно, органично.

Настоящий балеринский шик (ради которого в театр спешат балетоманы) показала Булган Рэнцэндорж, с запасом воздуха и без видимых усилий исполнив практически всю хореографическую партитуру. Булган, которая была воспитана и выросла здесь, в пермской балетной школе, на пермской сцене.

Неплохо, то есть без грубых технических ошибок выглядела в партии Раймонды и Стефания Гаштарска, хотя, без сомнения, эта роль ей дана на вырост. И, к сожалению, не только ей: много вопросов к кордебалету и даже к корифеям… Словом, убить двух зайцев (то есть, угодить всем – и балетоманам, и широкой публике) у постановщиков не очень получилось. В выигрыше оказались вторые: зрелищность присутствует, костюмы цепляют глаз (художник по костюмам – Татьяна Ногинова), характерный танец на высоте, особенно экзотика испано-мавританской сюиты второго акта; убедительна парадность венгерского гран-па третьего…

Да, что касается чисто «свертеть-скрутить-прыгнуть» и вовремя поставить точку, не говоря уже о баллоне – способности танцовщика сохранять положение во время прыжка, демонстрируя «зависание» в воздухе – серьёзные проблемы, и возникли они не вчера. Радует, что максимально использованы ресурсы труппы, которая и на первый, и на второй взгляд работает на пределе возможностей, есть неплохие дебюты, а значит, надежда на рост, то есть, на танцы. Танцы же нужны! – любила повторять Людмила Павловна Сахарова…

Как обычно, хорош оркестр (поздравления музыкальному руководителю и дирижёру Петру Белякину), в исполнении которого видны все нюансы музыкального шедевра Глазунова. Очень достойная сценография (художник-постановщик – Альона Пикалова) каждой картины, где есть и пышность великосветского двора, и звёздное волшебство лирического сна, и сочные краски восточного шатра, и утончённая роскошь королевской свадьбы. Сценография интересно поддержана световой партитурой (художник по свету – Алексей Хорошев), создающей необходимый объём и «подтексты».

…Интересно, с какими мыслями и чувствами смотрел этот спектакль Алексей Мирошниченко, в постановке которого уже заявлен на декабрь балет «Ярославна» Бориса Тищенко?

Наталья Земскова

Фото Андрея Чунтомова предоставлены пресс-службой Пермского академического театра оперы и балета.

 



Новости Mediametrics: