Выпускникам Академии живописи, ваяния и зодчества в Перми – прямая дорога на кладбище

29 июля, 13:59


В июне в пермском филиале Академии живописи, ваяния и зодчества два хрупких скульптора держали экзамен перед ареопагом искусствоведов.

И хоть ваяние считают не женским делом, но обе девушки с честью прошли все испытания, сдав на отлично свои проекты, и недавно, как и все выпускники российских вузов, получили дипломы.

Причем для дипломной работой Анны Локтюховой (на фото) был взят образ нашего выдающегося земляка Сергея Дягилева. Ее не испугало, что в городе уже есть памятник антрепренеру работы легендарного же Эрнста Неизвестного, установленный в 2007 году в стенах Дягилевской гимназии.

– Мы даже думали, что скульптура найдет свое место в череде событий, готовящихся к 300-летию Перми, – говорит завкафедрой скульптуры Академии Иван Сторожев. – Но не сложилось…

А Екатерина Цехановская представила проект рельефа «Мадонна XXI века». Ее Мадонна помещена в QR-код (изрядно подпортивший отношение к себе во время пандемии – ред.), и пытается выбраться из этого цифрового лабиринта вместе со своим ребенком… Эх, Мадонну мечтали разместить на фасаде роддома. Но такие решения вне компетенции Академии.

– Эти работы исчезнут, – комментирует доцент кафедры скульптуры РАЖВиЗ Елена Симанова. – Композиции из глины и пластилина невозможно сохранить. Когда находится заказчик, то отливают оригиналы в гипсе, это уже сохраняется надолго.

И действительно, бывает и другая судьба у первых проб начинающих ваятелей. Например, в прошлом году выпускник академии Павел Кладов сделал портрет Родерика Мурчисона, первоописателя пермского периода. Бюст ученого настолько всем понравился, что ныне его установили в Музее пермских древностей.

В самом деле, а где и как молодой скульптор может найти постоянный источник дохода, обеспечиваемый собственным призванием? Путей к счастливой звезде немного, признают мэтры. Можно заниматься преподаванием, подвизаться на разнообразных фестивалях скульптуры (фактически работая за еду – авт.), а можно сразу пойти… на кладбище. И это не черный юмор.

– Многие наши выпускники идут работать на кладбище, – подтверждает Симанова. – Там как раз работа для скульптора – вырезать формы, создавать образы и рельефы. Когда мы ездим со студентами на практику в Москву и Петербург, обязательно посещаем столичные кладбища. На Новодевичьем и Ваганьковском стоят шедевры выдающихся мастеров.

Илья Голоднов



Новости Mediametrics: