Частная арт-инициатива, ставшая пермским брендом: люди и мифы «Мариса»

13 октября, 18:27


Много ли вы знаете частных арт-инициатив, ставших значимой составляющей культурного городского пространства, тех, без которых контекст этого пространства уже невозможен?

Вот и я могу предложить три-четыре названия, и первое – художественная галерея «Марис-Арт», более двадцати лет назад обосновавшаяся по адресу Комсомольский проспект, 8. Сейчас здесь работает выставка «Люди. Птицы. Мифы» – уместный повод для разговора с Татьяной Пермяковой, хозяйкой и директором галереи.

– Открытие собственной галереи современного искусства – весьма амбициозная и рискованная затея. Как она воплощалась в реальность?

– По образованию я филолог; поработав в школе и просидев довольно долго в декретном отпуске, поняла, что хочу сменить деятельность...

Для начала занялась собственной квартирой и увидела, что на тот момент в Перми практически не было мест, где можно было бы купить хорошую картину, получив квалифицированную помощь. Многие друзья и знакомые, переехав в новые дома и квартиры, столкнулись с той же проблемой.

Галерея появилась благодаря помощи двух людей – моего мужа, Владислава Пермякова (он купил это помещение) и Вадима Зубкова, который много лет был арт-директором «Мариса» и вместе со мной осуществлял его художественную политику. Не было жёсткого бизнес-плана – хотелось поделиться тем, что нравится, показать красоту.

Мы долго искали помещение – всё казалось не тем. Нельзя удаляться от центра, нельзя уходить вглубь дворов, место должно быть «намоленным», где-то даже сакральным. И когда я пришла в этот дом, поняла – вот оно, под сенью галереи, рядом с Соборной площадью в самом сердце Перми. Такое ощущение, что место было предопределено заранее.

– Первая выставка стала сборной...

–…и называлась «Первая весна третьего тысячелетия». Художники, чьи работы составили экспозицию – настоящие звёзды; звёзды редко собираются вместе, но мы рискнули. Александр Репин, Пётр Оборин, Анатолий Филимонов, Иван Борисов, Анатолий Френкель.

Меня часто просят объяснить название галереи, но аббревиатура, зашифрованная в нем, уже не актуальна, и мне нравится шутливое объяснения Петра Артемьевича Оборина. Однажды, когда мы об этом спорили, он обронил: МАзня и РИСунки. Так и будем считать.

– Первое время выставки в «Марисе» менялись довольно часто: три недели, и – новая экспозиция. Зрители за вами не успевали.

– Да, нас предупреждали, что мы выдохнемся, но в Перми так много настоящих художников, и у этих художников так мало возможностей выставиться, что хотелось объять необъятное...

И тут посетители начали жаловаться, что выставка мало работала, и они не успели её посмотреть. Пришлось экспозицию оставлять примерно на два месяца, и это – видимо, оптимальный вариант.

– Татьяна, вы всегда говорили, что руководствуетесь прежде всего собственным вкусом: понравился художник – выставили. А есть какие-то другие пути встречи художника и галереи?

– Какого-то автора мне советуют, кто-то обращается сам, иногда возникают идеи партнёрства с творческими коллективами и даже заводами. Выставку «Ты не плачь обо мне...» к 75-летию Победы мы проводили с «Пермскими моторами». В экспозиции были представлены работы Татьяны Нечеухиной и Максима Нуруллина.

«Марис» сотрудничал с «Камвой» в проекте «Живые картины Перми»: мы показывали работы художников, знакомили школьников с их творчеством, а ребята потом снимали ролики под руководством преподавателей «Кванториума». Детей, кстати, приглашали, что называется, с улицы: сначала их обучали, затем предлагали проект.

Цель этой выставки – привлечь подростков к настоящему искусству – мне кажется, была достигнута. И вот представьте такую картину: где-то через год после этого проекта, когда в «Марисе» проходила выставка Петра Оборина, заходят два подростка, смотрят картины и начинают бурно обсуждать – смотри, смотри, «Звездопад»! По нему наш Пашка ролик делал!..

И уже совсем другой интерес у ребят к работам художника.

Были проекты с институтом Гёте, с Пушкинской библиотекой, совместные выставки с Пермской художественной галереей и Пермским краеведческим музеем. И всё-таки «Марис» – это, прежде всего, поддержка и «курирование» художников, открытие новых имён.

Причём, если уж «Марис» кого-то полюбил, это надолго. Пётр Оборин, Александр Репин, Михаил Павлюкевич, Татьяна Нечеухина и многие другие здесь выставляются регулярно.

Крупные художники настолько многоплановы и разнообразны, что их творчество захватывает, требует участия зрителя. Интересно следить за их развитием. Начинали мы с пермских имён, но сейчас в «послужном списке» «Мариса» много иногородних авторов.

Скажем, очень интересны художники Нижнетагильской школы – Владимир Зуев, Владимир Наседкин, Татьяна Баданина, Сергей Брюханов. Со многими начинаешь дружить.

– Татьяна, как вам удаётся выживать в эпоху Интернета и виртуальных арт-галерей? Казалось бы, всё ушло в Сеть.

– Виртуальные галереи – это замечательно, но они никогда не заменят настоящего контакта с произведением и не смогут дать картине то, что даёт ей экспозиция. Энергетика картины – вот что важно для зрителя и потенциального покупателя. Личный контакт.

Взять хотя бы вот эту выставку – «Люди. Птицы. Мифы». В экспозиции представлены два художника – Алексей Балмасов, графика; Татьяна Нелюбина, декоративно-прикладное искусство. Их, как и многих других, необходимо смотреть в живую.

Графика Балмасова необычайно сложна и одновременно изящна, мысль автора зашифрована и лаконична. Чем дольше ты рассматриваешь работу, тем сильнее она в тебя проникает причудливым изгибом линии и диалогом образов.

Татьяна Нелюбина – резчик по камню, скульптор. Ее работы наполняют пространство особенной энергетикой.

Вы спрашиваете, кто наши покупатели. Это коллекционеры – начинающие и те, кто продолжает пополнять свои коллекции. Кто-то покупает произведение искусства на подарок партнеру по бизнесу или близкому человеку, кто-то – для украшения своего дома или офиса.

Пространство, решённое с помощью произведения искусства – это совсем другая история...

Юлия Тавризян, директор Пермской художественной галереи:
– Частная галерея, существующая на протяжении двух десятилетий и работающая с искусством музейного уровня – это такая редкость!.. Галерея, существующая в контексте мировых трендов, – редкость в квадрате. «Марис», с которым ПГХГ регулярно сотрудничает, – это тонкая красная линия, по ней можно ориентироваться в современном искусстве.

Анатолий Френкель, художник:
– Двадцать лет назад Татьяна Петровна Пермякова задала очень высокую планку, и «Марис» её держит. Для нас, художников, эта галерея – родной дом, выход в свет и заработок, но это не главное. Главное – «Марис» стал своеобразным клубом для людей, нуждающихся в искусстве.

Татьяна Нечеухина, художник:
– Выставиться в «Марисе» – это музейный уровень и очень высокие требования к автору. Каждая выставка – живое высказывание, мысль, идея. Поскольку галерея камерная, она даёт возможность делать мобильные выставки, что очень важно для нашего мобильного времени.

Записала Наталья Земскова