«Автор должен решить». Продюсер из Германии Йорг Лангер рассказал «Звезде» о искусстве и бизнесе в кино

26 сентября, 14:31

Продюсер документальных фильмов Йорг Лангер рассказал «Капитал-Weekly» о двух сторонах производства медиа: создании произведения искусства и производстве коммерческого продукта.

Одним из наиболее важных направлений завершившегося международного фестиваля документального кино «Флаэртиана» стал проект «Флаэртиана-Форум», в рамках которого проводился международный питчинг. Эксперт проекта, немецкий продюсер Йорг Лангер рассказал о том, как исследования медиаэкономики в Германии могут быть полезны для развития не только документального кино, но и региональной экономики.

Искусство превыше прибыли

— Свой мастер-класс на «Флаэртиане» вы посвятили теме создания копродукции в документалистике, продюсированию совместных проектов в Германии. Специфика документального кино усложняет работу продюсера?

— Сегодня легко можно снять документальный фильм, для этого достаточно смартфона. Монтаж тоже не представляет трудности, если под рукой компьютер. В наши дни эта сфера деятельности чуть ли не самая демократичная в кинематографе. Однако дальнейшая работа с фильмом — организация проката, продажа — намного более сложное дело. Производство медиа всегда предполагает две стороны: создание произведения искусства и производство коммерческого продукта. И у каждого из двух подходов есть свои преимущества. Автор должен решить, что он выбирает: получение прибыли или возможность выразить свою идею, создать художественное произведение.

— Можно ли рассматривать документальное кино как бизнес?

— Скорее нет. В моей жизни были моменты, когда я смотрел в зеркало и спрашивал себя: зачем делать невозможное? В Германии функционирует такая система, которая компенсирует все расходы продюсера, но, продюсируя документальные фильмы как предприниматель, невозможно аккумулировать капитал. Значит, каждый проект нужно создавать с нуля, искать новое финансирование. Продюсер рискует всем. Это довольно опасное занятие. Режиссер снимает фильм, не будучи уверен в том, что сможет выпустить его в свет, не зная, на что жить. Это не так просто, как может выглядеть со стороны.

Телеканалы не знают, чего хотят зрители

— Что такое медиа-экономика?

— Изучение аудитории медиа. В Германии телестанции и фонды требуют, чтобы продюсеры работали экономически выгодно, по законам рынка. Хотя это требование сомнительное. Что это за законы? Как быть коммерчески успешным в той сфере, которая не является бизнесом? В мире не так много данных исследований аудитории медиа и телевидения. Реальных данных, я имею в виду.

— Вы говорили на мастер-классе о том, что в Германии документальное кино снимается для телеканалов, а прокат фильмов в кинотеатрах — это принято?

— Да, есть и телевидение, и прокат. В Германии развитая культура просмотров документальных фильмов в кинотеатре, чего, как я понимаю, уже нет в России. И очень много документальных фильмов транслируется на телевидении. Экономически выгоднее произвести часовой документальный фильм, бюджет которого 60–80 тысяч евро, чем художественный. В Германии принят закон о телевидении, согласно которому производятся фильмы различных жанров и тематики. Телевидение не стремится информировать, но нацелено на то, чтобы зрители чувствовали себя проинформированными. Поэтому в последние годы новости становятся все более эмоциональным жанром.

— Получается, в этой сфере регулирование происходит на другой основе: и не государственное, и не рыночное?

— Да, так и есть. Думаю, в других странах это примерно так же, как в Германии, но на другом уровне. Телеканалы считают, что знают потребности своей аудитории, исходя из этого формируется спрос на тот или иной продукт, в том числе на документальные фильмы. Я не уверен, что телеканалы располагают точными данными о том, чего хотят зрители. Потому что телевизионщики смотрят только на рейтинги. Но рейтинг не говорит ничего о качестве фильма. Рейтинг фиксирует лишь то, что телевизор работает и настроен на определенный канал. Но мы не знаем, вовлечен ли человек в просмотр фильма или он просто привык готовить ужин с включенным телевизором. Я провел одно исследование немецких медиа, желая понять, кто смотрит телевидение. И выяснилось, что самая большая группа зрителей — это пенсионеры и безработные. Значит, телестанции должны привлечь эту часть аудитории, поскольку она обеспечивает рейтинг. Но получается странная ситуация: ориентироваться на эту социальную группу не является задачей общественного телевидения. Оно занимается информацией, образовательными программами, культурным просветительством. А в реальности во всех странах телевидение гонится за рейтингами.

— Какие еще исследования медиа вы проводите?

— Наиболее распространенный способ изучения аудитории — это сбор количественных данных о просмотрах каналов в тот или иной момент. Мне интереснее изучать качество содержания программ телеканалов.

Сотрудничество с Россией может быть плодотворным

—  На «Флаэртиане» вы участвовали в питчинге, делились с коллегами опытом организации международных совместных проектов. Готовы ли вы содействовать российским режиссерам, продюсировать?

— Моя задача в том, чтобы посоветовать, куда обратиться, с кем сотрудничать при создании фильма. Я консультирую режиссеров, что необходимо изменить в картине, чтобы она заинтересовала немецкие общественные фонды и телеканалы. В нынешней политической ситуации в мире для меня важно, чтобы у нас с российскими коллегами были контакты на рабочем уровне, чтобы мы друг другу помогали. Также я стараюсь содействовать тому, чтобы убеждать своим примером немецких коллег, что сотрудничество с Россией безопасно и может быть плодотворным.

— Ваши исследования в области медиаэкономики могут пригодиться российским институциям и кинофестивалям?

— Да, один из выводов наших исследований может быть полезен, я думаю. Система общественных региональных фондов Германии, которые финансируют производство фильмов, работает так: каждый вложенный евро приносит отдачу в три евро. Этот результат показало наше исследование в Берлине. Условие фондов, как я уже говорил, заключается в том, чтобы их средства тратились именно в этом регионе. Знаю, что подобная практика принята и в других европейских странах. В немецкоязычной части Италии, например, в Южном Тироле, организовали такой фонд с целью развития экономики региона. Мне кажется, подобная организация могла бы быть полезной и для пермского региона. На фестивале я увидел множество качественных проектов, здесь есть школа, отличные режиссеры, но нет стартового капитала для производства фильмов. Фонд мог бы стать недостающим звеном российской документалистики. Уверен, что Россия рано или поздно к этой системе тоже придет.

Текст: Мария Трокай

Фото: Тимур Абасов

Оформить подписку на e-mail