Старые запреты на новый лад: «Пермская Керри Брэдшоу» – о родительских «нельзя» и разумных их объяснениях

30 июля, 17:07


На днях моя восьмилетняя дочь сама накрасила себе ногти. На ногах. Без спроса. Это случилось в выходные.

Я накрыла стол к завтраку и не могла ее дозваться. Обычно хватает одного приглашения, а тут я ее окрикнула уже трижды. Спеша к источнику странной тишины в ее комнате, я по привычке представила себе многое. Можно сказать, всё, кроме первого в ее жизни педикюра...

Интересно, что даже женщины из моей семьи, окажись они в тот момент рядом, поделились бы на два протестующих лагеря. Первые хвалили бы меня за современный подход в воспитании и пробужденную самостоятельность ребенка, ну а вторые захотели бы серьезно поговорить об интересах моей малышки, которые ей явно не по возрасту.

А что на самом деле по возрасту первоклашке? Кто и правда знает ответ на этот вопрос? Тогда, облокотившись на дверной косяк, и застывшая от удивления я поймала себя на мысли, что не знаю, как относиться к этой ситуации. У меня первый маникюр случился, когда мне было уже за двадцать, волосы я впервые подстригла, когда закончила школу, а на шпильки встала в первый раз на выпускном.

Как видим, никто не спешил. И главная причина в том, что в моей девичьей жизни было много родительских «не-». Почти все они объяснялись нормами приличия. Задуматься, ну в чем вообще суть этих приличий?! Ну, некие правила поведения, с которыми ты будешь производить приятное впечатление на окружающих.

Моя мама рассказывала, что однажды в школе ее стыдили перед всем классом за красные брюки клеш, которыми она хотела всех поразить. А еще ее как-то отправили мыть губы и щеки с мылом. Учитель приняла румянец за косметику... Я знаю такие истории с малолетства, и на их фоне мои запреты на некоторые виды стрижки и короткую юбку не казались чем-то выдающимся.

Кстати, моя классная учительница тоже однажды отчитала меня перед всем классом. Это было, кажется, в третьем классе. Она узнала, что моя мама курит, и по окончании уроков привела такой пример как тот, которому не стоит подражать. Какой это был позор для меня тогда… Может, от того я и не курю, но все же мало хорошего в том, что я до сих пор помню холод того ужаса, что пронизывал меня всю там, на второй парте первого ряда от окна.

Ну и если уж такое было в моей начальной школе, то можно только догадываться о травмах, нанесенных методами образования, общепринятыми в советское время, моим папе и маме. Учителя... Как много в этом звуке для психики нашей сплелось. Но я отвлеклась.

Уверена, каждое новое поколение, прекрасно помня все запреты своего детства и ненавидя их всем сердцем, стараются уменьшить количество родительских «не-» для своих детей. Ну, как пример: мне не разрешали стричь волосы до одиннадцатого класса. И как потом было с моим ребенком? Я разрешила сделать ей это в первом классе.

И нет, я не действовала от противного. Я просто подумала, что это ее волосы, ее желание и ее жизнь. Пожалеет – ее опыт. Кто знает, кем бы я сейчас была, если бы мои родители рассуждали таким же образом в свое время. Ну и совсем уж интересный вопрос: кем бы они стали без подобных запретов в их детстве?

Я не против запретов вообще. Я за то, чтобы мы могли их объяснить. Ну хотя бы сами себе. А то ведь как с теми же волосами, главный мамин аргумент обычно: «Я так решила, потому что я считаю, что так будет лучше». А ведь это вообще не факт. Заявляю это как человек, который ровно десять классов ненавидел свою косу.

Может, оттого и на улицах у нас так мало улыбающихся людей? Может, оттого мы и семьи так нелепо строим? И детям своим все запрещаем и орем на них, потому что им это не нравится? Просто оттого, что когда-то нам все запрещали, а потом не научили начать себе хоть что-то разрешать.

Не знаю как на самом деле будет правильно, но ногти себе теперь моя дочь красит в цвета какие хочет. А приятное впечатление на окружающих мы произведем как-нибудь по-другому.

Анна Букатова,
обозреватель, радиоведущая