Вспоминает ветеран ОБХСС: «Узнав, что жена-депутат – воровка, муж покончил с собой. Вот его жалко...» — Звезда

Вспоминает ветеран ОБХСС: «Узнав, что жена-депутат – воровка, муж покончил с собой. Вот его жалко...»

19 марта 2021 , 12:16


Будучи старшим оперуполномоченным отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности (ОБХСС) Пермской области, Зоя Каверзнева отправляла коррупционеров на путь исправления уже в середине шестидесятых, когда нынешние мздоимцы и жулики еще в лучшем случае в детский сад ходили.

Сейчас Пермский край в лидерах страны по коррупционным преступлениям. Итоги 2020 года подвели недавно в Генеральной прокуратуре РФ: Прикамье вошло в топ-10 самых взяткоемких регионов России. Как такое получается, какие сомнительные традиции из прошлого ведут к подобному положению дел и, главное, как с этим бороться?

Поколение надело погоны

В начале шестидесятых Зоя Александровна Каверзнева занимала видную должность в областной торговле, была главным бухгалтером Пермского городского треста ресторанов и кафе. Грамотный специалист-практик с высшим экономическим образованием, она была на хорошем счету у начальства. Оклад был неплохим, в семье подрастали двое сыновей-близнецов.

На пике карьеры Зоя Александровна решает круто изменить судьбу: переходит на службу в органы БХСС (тогдашний аналог подразделений по борьбе с экономической преступностью – авт.). Зарплата в полтора раза ниже, чем на прежнем месте работы, а ответственности ничуть не меньше.

– Поколение наше было такое, – улыбается Зоя Александровна. – В начале шестидесятых государство выступило с призывом, чтобы в милицию пошли работать знающие и толковые работники бухгалтерии. Вот я и приняла такое решение. Тридцать три года тогда мне было.

В современной теплой и уютной квартире воспоминания о минувших годах звучат будто сценарий популярного тогда сериала «Следствие ведут знатоки». Несмотря на солидный ныне возраст, майор милиции в отставке бодра и полна сил. Слова произносит четко, а на кителе – десятки государственных наград.

Бухгалтер, надевшая погоны, в современной терминологии начала заниматься масштабными аудиторскими проверками по всей Пермской области. Знающая систему торговли изнутри, столкнувшись с двойной бухгалтерией, офицер подходила к каждому делу скрупулезно.

Первое дело

Одно из первых коррупционных дел Зоя Каверзнева вспоминает со стальными нотками в голосе. Ее вызвал начальник отдела БХСС регионального главка.

– В Лысьве сгорел магазин. Причиной пожара называют проблемы с электропроводкой. Поезжайте, разберитесь, в чем там действительно дело, – прозвучало задание.

Лысьва в те годы – крупный промышленный центр Прикамья. Население – более 70 тысяч человек. В город Каверзнева прибыла поздним вечером, вместе с ней на проверку прибыл и пожарный инспектор, майор. «Мы сразу определили очаг возгорания. Заполыхало за прилавком», – вспоминает женщина. Заведующей магазином работала некая Сергеева.

– Когда я стала разбираться, мне говорили: «Зря роете. Ничего вы здесь не найдете. Сергеева очень порядочный человек. Депутат горсовета» (подразумевается, человек уважаемый – авт.), – вспоминает ветеран МВД. – Я ответила: «Хорошо, раз она депутат, я и беседовать с ней не буду... Пока».

Потом была кропотливая работа с документами. Было установлено, что в магазине недостача. Акты проверки первичной документации и кассовых книг показали: очень крупная. Одна из продавцов пошла на контакт с правоохранителями. Показала, что в магазине действительно недостача, а начальник торгового учреждения вела очень нескромный по тем временам образ жизни…

И вот когда всё стало на свои места, состоялась откладывавшаяся встреча с Сергеевой. Но прежде чем беседовать с ней, оперуполномоченный и следователь написали в городской совет Лысьвы…

– Ее вызвали на допрос, и она с порога: «Я депутат!» (подразумевается, лицо неприкосновенное – авт.), – рассказывает Зоя Александровна. – Я ей: «Покажите ваш мандат». Она мне свой документ, а я ей – решение горсовета: «Вот так – вы уже не депутат. Так что давайте разговаривать начистоту».

Сергеева же и рассказала. Оказывается, чтобы покрыть недостачу, она решила сжечь магазин. Добротное деревянное здание находилось на местном рынке. Дождавшись, когда продавцы ушли, Сергеева набросала под прилавком бумаги, облила всё это бензином, зажгла свечку и тоже ушла. Это было после 19 часов вечера. А ближе к полуночи шедшие с вечерней смены рабочие увидели пожар и вызвали 01.

Во время тушения кое-кто кое-что тоже утащил. А когда стали проводить инвентаризацию, тащить начали уже почти все. Главный бухгалтер, ответственная за ревизию, прямо говорила сотрудницам: «Берите! Берите, огонь и вода всё спишут!»

Приговор суда Сергеевой гласил: восемь лет лишения свободы. И несколько других работников из трудового коллектива были осуждены: одни заключены под стражу, другие отделались условным сроком. Жалко же Каверзневой в том деле до сих пор одного человека – мужа осужденной Сергеевой. Он на суде услышал правду о своей жене и после оглашения приговора покончил с собой. Осталась несовершеннолетняя дочка…

Чего не смог будущий генпрокурор

В 1980 году была выявлена рекордная растрата в губахинском гастрономе: более 100 тысяч рублей, сумма по тем временам умопомрачительная. Целый парк легковушек на такие деньги можно было купить. Директором там работал гражданин Гетерман, человек уже в годах, 73 года ему было, но – с большими связями.

Растрата была выявлена в винно-водочном отделе, и накапливалась она несколько лет. Чтобы недостачу не выявили (ревизия проводилась регулярно, минимум раз в квартал), продавщица, она же заведующая отделом, молодая женщина, заставляла склад ящиками: передние были с полными бутылками, задние – с пустыми. Так махинации и скрывали: получали, к примеру, дорогостоящий коньяк, около ста бутылок, а в ведомости указывали раз в десять больше.

Директор же, в свою очередь, позволял местным бонзам проводить свадьбы и прочие торжества за счет магазина. Между прочим, орден Ленина имел. Настало время допросов пожилого орденоносца. Городским прокурором в Губахе в то время служил Валентин Степанков, впоследствии генеральный прокурор России в начале 1990-х.

– Валентин Георгиевич принял меня очень хорошо. А когда узнал, что в магазине выявлена крупная недостача, стал еще приветливее. Я спрашиваю: «А где же сам Гетерман? Почему он до сих пор не дал свои объяснения?» А прокурор: «Я не могу его из больницы выковырять. Главврач, мол, не выпускает», – вспоминает Каверзнева.

Пришлось самой свести знакомство со светилами губахинской медицины. Уголовное дело было возбуждено, соответствующая санкция прокурора последовала, Степанков лично выдал ордер на арест руководителя учреждения торговли. На допрос пришел нервный пожилой человек, Каверзнева участвовала как специалист.

Когда всё закончилось, Гетерман попросил отпустить его сегодня домой: мол, помыться, вещи собрать, с женой и с сыном проститься. Зоя Александровна проявила милосердие: «Хорошо. Завтра приходите к 10 утра. Будем ждать».

– В общем, ушел Гетерман домой, а я доложила Степанкову, что отпустила старика на один вечер, – рассказывает оперативник в отставке. – Прокурор такого поступка не одобрил, но поделать ничего не мог.

А утром раздался звонок из местной милиции: «Гетермана на допрос не ждите. Он повесился. Оставил предсмертную записку с жалобой на вас». Говорили, в тот роковой вечер у него в гостях был адвокат из Перми. А статья, по которой привлекали подозреваемого, кстати сказать, в ту пору была расстрельная.

Жалоба на Каверзневу была удивительна. Все коллеги сразу поняли: поклеп.

«Будто бы я во время того допроса стучала по столу пистолетом, кричала при этом на подозреваемого и очень ругалась. Никто этому не поверил. Все знали, что я боялась пистолета. У меня в жизни не было оружия, хотя табельное и полагалось иметь по должности. Но никогда», – говорит офицер в отставке.

Гетермана похоронили, а заведующую винно-водочным отделом приговорили к четырнадцати годам лишения свободы. Кроме нее на длительный срок отправилась заместитель директора гастронома, пожилая женщина.

Вместо послесловия

Много еще дел доводилось распутывать, стоя на страже экономических интересов государства, старшему оперуполномоченному ОБХСС УВД Пермской области Каверзневой.

Сегодня, резюмируя свои почти четверть века в погонах, Зоя Александровна считает: важна не строгость, а неотвратимость наказания. Чтобы каждый жулик знал: конец будет один – приговор суда, длительный срок за решеткой и обязательно конфискация неправедно нажитого имущества.

Олег Хвацкий
info@zwezda.su



Новости Mediametrics: