Веселый мюзикл о смерти поставлен в пермском Театре-Театре

2022 , 16:29


На «Сцене-Молот» состоялась премьера спектакля «Живая история о смерти» (12+) – первого камерного мюзикла в афише Театра-Театра.

Оксюморон на уровне названия, и неизбежные вопросы. Как мюзикл с его «обязательностью постановочного размаха» может уместиться на крошечной сцене? Как тема смерти, заявленная в начале, может звучать в лёгком, «праздничном» жанре?

Да и место действия сценической истории, прямо скажем, не очень – мастерская надгробий, морг, реанимация, полицейский участок... Тем не менее, именно эта постановка, созданная композитором Евгенией Терёхиной, драматургом Натальей Макуни, режиссёром Татьяной Михайлюк, художником Ирэной Белоусовой и хореографом Ксенией Малининой, стала победителем лаборатории мюзикла «Резиденция ТТ- 2021».

Главный герой, разочаровавшийся в жизни, а главное, в собственном таланте художника, гравёр без имени, зарабатывает на жизнь тем, что пишет портреты умерших и делает надписи на надгробиях. Однажды в мастерскую является одинокая старушка (Наталья Макарова), которая хочет заранее заказать себе памятник, но не знает, кто его заберёт. В это время в реанимации между жизнью и смертью находится девушка Вероника (Анна Огорельцева), пострадавшая в ДТП.

Душа девушки каким-то образом тоже оказывается в мастерской и просит помощи. Мастер (Александр Гончарук) вместе с клиенткой-старушкой начинают обзванивать и объезжать больницы и морги, находят умирающую Веронику, вокруг которой ходит Чёрная, она же Смерть с клюкой (Ульяна Букина). И выясняется, что девушка не так давно сняла дом с живописными работами, которые написал наш Гравёр, а в ДТП попала, когда бежала к нему в мастерскую – решила сообщить художнику, как он талантлив.

Финал рассказывать (и спойлерить) не буду, но, поверьте, он столь же одиозный, как завязка и развитие сюжета, который так легко упрекнуть в графомании. Но спектакль, тем не менее, получился – во многом благодаря музыке, сценографии и пластическому языку, позволяющему персонажам легко перемещаться на пятачке сцены и держать зал в напряжении.

Самый скучный персонаж в этой сценической компании – главный герой, то есть, Гравёр, тщательно поданный единственной краской: он огрызается и отталкивает всех, кто приходит. Самые интересные герои – надгробные памятники, оставленные в мастерской заказчиками. Эти статисты отлично «играют» мастера, между делом рассказывая полные юмора собственные истории, буднично философствуют на тему жизни и смерти и опасаются переплавки вследствие невостребованности.

Домохозяйка (Ольга Пудова), Красотка (Юлия Никитина), Клерк (Владислав Чучумов) и Студент (Александр Харченко/Владимир Котляревский). Каждому старательно придумана история, выделен характер и внятный рисунок роли – на этом держится первая половина спектакля. Мысли бронзовых «надгробий», конечно, не новые, но вполне годные для раскрытия темы: например, сентенция о том, что дорогой памятник компенсирует недостаток внимания и любви к человеку при жизни, а собственно смерть – лишь граница между мирами.

Ещё одна удача постановочной команды – вторая четвёрка статистов, изображающих сначала небесный хор (начальница – Мария Полыгалова) в гравёрной мастерской, затем патологоанатома и санитаров морга и наконец, – врачей и полицейских. Во всех мизансценах – лёгкий поющий оригинальный «кордебалет», от которого невозможно оторвать взгляд, настолько он пластичен и музыкален. Даже кровавые полиэтиленовые фартуки медперсонала морга, танцующего возле этих ужасных каталок, шокируют только в первый момент.

«Живая история о смерти» играется весело и беззаботно, точно сценический комикс для будничного употребления, потому что смерть – это часть жизни. Комикс, ни на что, в общем, не претендующий, но изготовленный с массой остроумных визуальных и пластических решений, предложенных сценографом Ирэной Белоусовой и хореографом Ксенией Малининой.

Скажем, когда Вероника переживает клиническую смерть, Чёрная, которая бродила задворками, подходит вплотную к больной и подставляет ей спину. Девушка ложится на Смерть, повисая над полом и перенося на неё собственный центр тяжести. В этом положении актрисы балансируют довольно долгое время, а зритель мучительно гадает – что предпримет влюблённый Гравёр.

Он, конечно, влюбляется в девушку – нежную, трепетную и очень живую, – в отличие от него самого, давно отказавшегося от жизни. «Оживает» и наша Старушка, мигом сообразившая, что ей нужен вовсе «не памятник, а живой человек». В этой, походя брошенной фразе, собственно, и заключается главный месседж спектакля.

В мюзикле «Живая история о смерти» нет традиционной номерной структуры – действие развивается почти по законам драматического театра, куда естественно вписан музыкальный текст. Его запоминающиеся мелодии действительно полны жизни. Качество звука, воспроизводимого в камерном пространстве – это другой вопрос.

Но здесь претензии, скорее, к звукорежиссёру и фонограмме. Отчего-то кажется, что при живом исполнении всё наладится, и спектакль войдёт в свою лучшую версию. И это точно будет самая жизнеутверждающая история о...

Наталья Земскова
Фото предоставлено пресс-службой Театра-Театра.

 



Новости Mediametrics: