Когда миллион твердит «Мы!»: в Перми станцевали антиутопию Замятина

2 апреля, 17:21

Афиша пермского Театра-Театра приняла эффектное пополнение – «Мы» (16+) по одноименному роману Евгения Замятина в постановке и хореографии Егора Дружинина и Дмитрия Масленникова.

В хореографии – потому что антиутопия представлена в необычном для этого жанра сценическом решении: премьера Театра-Театра – пластическая драма. Хотя сам Дружинин предпочитает определение «физический театр», поскольку на сцене совместно сосуществуют танцовщики и драматические актеры.

Не на потребу дня

Действие «Мы» происходит в некоем отдаленном будущем, где цивилизованное человечество стало гражданами высокоразвитого Единого Государства (ЕГ). Есть и нецивилизованное – Дикий мир, где живут люди, не знающие высоких технологий, и от столицы ЕГ он – за одной стеной, но проход туда строго запрещен.

Дикари живут на природе в трудных условиях, однако в Едином Государстве есть индивиды, которые готовы поменяться с дикарями местами. Они называют себя «несогласные»… Из таких оказалась и I-330 (Вероника Гильмутдинова), с которой выбором партнера оказался связан D-503 (Марат Мударисов); в Едином Государстве у людей нет имен, а есть номера.

А D-503, между прочим, не рядовой гражданин, а разработчик «Интеграла». У Замятина это космический корабль, в спектакле это аппарат для стирания человеческой фантазии: она, по мысли демиургов сценического ЕГ, препятствует приведению людей к математически безошибочному счастью…

«Биг дата» ни при чем?..

«О дивный новый мир» Олдоса Хаксли (16+), «1984» Дж. Оруэлла (16+) и в меньшей степени «Мы» Замятина часто вспоминали минувшей зимой в связи с поведением крупнейших мировых социальных сетей, невидимые менеджеры которых начали властно и не стыдясь манипулировать контентом и доступом к нему для публики: то каналы российских СМИ заблокируют, то самого Дональда Трампа, на тот момент – действующего президента США!..

Однако Егор Дружинин (известный всей стране по «Приключениям Петрова и Васечкина»; 6+) снижает пафос. По его словам, с художественным руководителем Театра-Театра Борисом Мильграмом «Мы» обсуждали давно, еще до постановки в Перми «Монте-Кристо» (16+), «Карлика Носа» (6+), к которому знаменитый хореограф тоже приложил руку, до долгожданной реализации замысла «Винила» (16+).

Правда, обсуждали почему-то ту же великую тройку антиутопий: Оруэлл, Хаксли и Замятин. И на Замятине, мол, решили остановиться потому, что у него, по словам Дружинина…

– …Понятная, человеческая история: главный герой влюбляется так, что страсть сводит его с ума, и, к несчастью своему, влюбляется в бунтовщицу, – рассуждает постановщик. – Он вынужден выбирать: остаться ли с системой, к которой он привык, или следовать зову сердца?.. А социально-политический катаклизм здесь – лишь фон, на котором страдает личность…

Но после просмотра пермских «Мы» в это веришь лишь отчасти.

Винтик с принципами

– Главный герой у Замятина – бунтарь поневоле, – продолжает Егор Владиславович. – Ему нравится быть винтиком в хорошо отлаженной машине ЕГ, о чем он пишет в своих дневниках. Нам импонирует, что главному герою нравится жить там, где, может быть, не понравится современному зрителю.

Дикий мир прекрасен, но там нужно выживать и бороться с природой. Представьте, что мир по эту сторону стены победит в противостоянии? Люди из ЕГ принесут туда свои знания и технологии, которых нет у дикарей, соответственно, сразу же возникнет кастовая система. И мы понимаем, кто будет верховодить, а кто – находиться на вторых ролях. И всё пойдет по кругу…

Я не против поиска двойного смысла, вторых и третьих планов, главное – спросить себя: а как вы поведете себя в обстоятельствах, в которых оказался D-503? Найдете в себе силы соблюдать свои принципы? Будете поднимать руку в красной перчатке и говорить: «Я» – в то время как миллион ревет: «Мы»?

Музыка по «удалёнке»

Первоначально композитором «Мы» планировался Виталий Истомин, который написал музыку к спектаклям Театра-Театра «Восемь женщин» (16+), «Веселые похороны» (18+), «Калигула» (18+) и другим. Но у петербуржца с Дружининым отчего-то не задалось. И тогда было решено срочно перепоручить написать музыку Евгению Тейлору, который работал дистанционно, и его вплоть до премьеры никто из постановочной группы не видел в лицо!

– А в итоге сложилось ощущение, что композитор сидел на репетициях и писал, глядя на наших актеров! – не скрывают восторга постановщики.

Звуковая дорожка «Мы» – эклектика: это смешение танцевальной, моментами даже жесткой электроники, IDM-направлений (intelligent dance music – англ. «умная танцевальная музыка»), глитча (от англ. «сбой» – ред.) и оркестровой музыки.

А для номера «Праздник правосудия» был записан хор Kama cantabile Пермского музыкального колледжа, завораживающий публику распевами в недавних «Талантах и поклонниках» по А. Н. Островскому (16+; см. «Звезду» от 26 февраля). В «Мы» на электронном фоне в его исполнении монументально звучит католический хорал.

Маргарита Неугодова
info@zwezda.su
Фото Театра-Театра.