Первый глава Пермской области Гусаров самому Сталину мог указать на неправоту

8 ноября, 03:19


Виктор Ембулаев,
кандидат исторических наук

В канун исторической даты, которую наша страна теперь широко не отмечает, – 103-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции (в ту пору – главного праздника Советского государства) – справедливо вспомнить, кто же тогда, в годы войны, руководил «руководящей и направляющей» силой на Западном Урале.

Под чьим началом трудящиеся напрягали все силы, готовы были жертвовать досугом и сном, чьему слову внимали, кто принимал сложные решения в тяжелой обстановке? И время являет нам из своей глубины лик Николая Ивановича Гусарова, первого секретаря Молотовского обкома ВКП(б). Между прочим, львиная доля сегодняшнего промышленного развития края зиждется на заложенном им потенциале.

В его жизненном пути, как весь океан в капле воды, воплощена вся судьба его поколения – человека эпохи первых пятилеток.

Человек эпохи индустриализации

В родной слободе в Астраханской губернии с малых лет трудился он подпаском, батрачил. Грянула революция, Гражданская война – и начинается пестрая биография. Николай Гусаров служил и в уголовном розыске, и в погранотряде. Работал в газете и учился – с перерывами – в Московском авиационном институте. В шестнадцать лет вступил в комсомол, в девятнадцать – в партию большевиков.

Но чаще всего в бурные почти два десятка лет он – профессиональный комсомольский, потом партийный работник, организатор. Работал всюду, куда пошлет партия: в Сталинградской области, в Казахстане, на Урале. Столь насыщенная жизнь, как выяснится, сформировала весьма разностороннюю личность.
Весной 1938 года он занимает и совмещает посты секретаря Свердловского обкома и горкома ВКП(б).

3 октября 1938 года выходит указ Президиума Верховного Совета СССР «О разделении Свердловской области на Пермскую и Свердловскую области» – так на карту страны возвращается название «Пермская» впервые после упразднения одноименной губернии. И первым ее руководителем был Николай Иванович Гусаров – когда было создано оргбюро ЦК ВКП(б) по Пермской области во главе с ним.

Ставка больше, чем жизнь

Великая Отечественная стала временем колоссального испытания, проверки на состоятельность всей государственной системы. Мало того что за четыре года войны Прикамье дало Красной армии и флоту полмиллиона земляков, сражавшихся на фронтах и на море. Осенью 1941 года начинается эвакуация промышленных мощностей и граждан из центральных и западных районов страны.

В Молотовской области надлежало принять, развернуть и в короткий срок пустить в эксплуатацию оборудование в общей сложности 124 перемещенных из прифронтовых районов заводов и фабрик, ничего не потерять, организовать новое капитальное строительство – иногда на чистом месте, – обеспечить сырье, комплектующие и ресурсы, чтобы предприятия в скорейший срок начинали давать продукцию, требующуюся фронту и тылу.

Вместе с машинами и станками прибыли и были размещены более 300 тысяч человек рабочих, колхозников и служащих с семьями. Выполнение столь грандиозных, не ставленных ранее нигде и никем задач требовало от партийных, советских и хозяйственных органов управления тяжелых и подчас нестандартных решений, смелости и воли, инициативы в условиях, когда ответственность возросла до ставки ценою в жизнь.

– В самом срочном порядке строился в области новый завод (соликамский «Урал» – ред.), – рассказывала человек-легенда, секретарь Молотовского обкома, разработчик пороха для «катюши» Вера Балкова. – Я поехала оценить ход строительства. Обнаруживаю, что один технологический узел построен с нарушением техники безопасности!

Ставлю об этом в известность начальника строительства – генерала, а он только улыбнулся и говорит: сдавать объект, мол, будем спецкомиссии, а не вам.

Я возвращаюсь в обком, всё рассказала товарищу Гусарову, он тут же поручил помощнику вызвать строителей. На совещании у него я доложила, что установка строится неправильно! После меня слово берет начальник строительства и с апломбом заявляет, мол, всё сделано как надо, это, мол, ваша девушка не разобралась…

– «Девушек» здесь нет, – отрезал Николай Иванович. – Есть секретарь обкома по боеприпасам Балкова, кстати, специалист в той области, по которой завод строится…

Думается, что ещё не полностью описаны и не оценены по достоинству заслуги Гусарова в создании Уральского добровольческого танкового корпуса.

Костюмчик для ректора

…А он успевал еще и думать о будущем: в 1945 году организовал в Молотове выездную сессию Академии наук СССР по изучению производительных сил Молотовской области!..

Наряду с решением важнейших промышленных и хозяйственных задач Гусаров никогда не упускал из поля зрения развитие культуры, науки и искусства. Пристально интересовался работой вузов, лично знал ряд ведущих преподавателей. Очень огорчался оттого, что профессора плохо питаются, нуждаются в одежде. Рассказывают, был очень доволен, когда удалось немного приодеть ректора госуниверситета Романа Мерцлина…

В июле 1943 года его стараниями в Молотове прошла Уральская межобластная научно-литературная конференция. В 1944 году открылась большая художественная выставка «Ленинград в дни блокады». Его доклад «О работе с интеллигенцией» того же года читали и обсуждали во многих областных и республиканских парторганизациях по всему Союзу.

Письма первому

Испытание властью выдерживают не все – Николай Гусаров этот экзамен выдержал. При поездках в колхозы, где нельзя было проехать на обкомовском авто, без проблем садился верхом на лошадь.

Он не был агнцем, но он никогда не позволял ни себе возноситься, ни другим глумиться над чьей бы то ни было личностью. Уважал чужое мнение и отстаивал свое, не робея ни перед кем, хотя бы и перед самим Сталиным. Так, в 1941 году перед лицом главкома он настоял на пересмотре решения Политбюро ЦК ВКП(б) о переводе завода №19 им. Сталина (ныне «Пермские моторы») на выпуск двигателей с водяным охлаждением.

Это позволило избежать неперспективного пути в развитии завода, не тратя ценных ресурсов в период войны.

– Стилем и методами работы он напоминал Сергея Мироновича Кирова, да и внешне был похож на выдающегося партийного деятеля тридцатых годов, – вспоминал Сергей Чумаков, многолетний ректор Пермского педагогического института, возглавлявший вуз в общей сложности двадцать четыре года. – Я со многими старыми коммунистами беседовал – у них то же мнение.

В 1946 году Николай Иванович был переведен в Москву для работы в ЦК партии – а письма в Молотовский обком еще долго адресовались на его имя. С апреля 1946 года Гусаров работал в аппарате ЦК ВКП(б) в Москве, однако это не то повышение, на котором можно было почить на заслуженных лаврах. Его деятельность организатора по особым поручениям продолжалась.

Уже через год он отправился в Минск, где возглавил компартию республики. Это значит, что тут на него легла миссия по восстановлению разрушенного войной народного хозяйства. И этот же период омрачен гибелью в столице республики известного артиста Соломона Михоэлса. Впрочем, послевоенная деятельность Еврейского антифашистского комитета – тема для отдельного рассмотрения.

В 1953 году Гусаров снова ненадолго возглавил область – Тульскую. До 1984 года состоял в аппарате Совета министров СССР. А скончался 17 марта 1985 года, не дожив до восьмидесяти. Его заслуги перед Отечеством отмечены четырьмя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Замени, двумя орденами «Знак Почета» и шестью медалями. В Перми его имя носит сегодня улица в краевом центре, изваян барельеф. И только.