Несбывшееся

10 августа, 13:49

В двадцатых-тридцатых годах прошлого века ставился вопрос о создании городов-спутников, в том числе Закамска. Архитектурный облик таковых виделся в стиле конструктивизма. Для разработки проекта к нам приезжал один из мэтров немецкой архитектурной школы «Баухауз» Ханнес Мейер.

Увы, дальше возведения нескольких полубарачных кварталов дело не двинулось. Соответственно — уровень благо­устройства, зафиксированный в документе той эпохи: «Полностью заасфальтированных улиц в городе нет», «санитарное состояние неблагополучное», «выше водозабора в реку спускает сточные воды ряд населенных пунктов и промпредприятий», «очистные сооружения отсутствуют».

Даже центральная улица Ленина была застроена одно- и двухэтажными деревянными или полукаменными домами. А территория нынешнего Компроса упиралась в холерные бараки и огороды. Булыжные мостовые, дощатые тротуары. Во дворах уборные с выгребными ямами и помойки. Вода из родничков и уличных колонок. Скученность и антисанитария.

Трамваи, единственный вид общественного транспорта, давно уже не справлялись с перевозками. Решение проблемы виделось в строительстве пешеходно-авто-гужевого моста и устройстве городской кольцевой железной дороги на правом и левом берегах Камы.

В общем-то, всё это не открывало каких-либо перспектив, что объяснимо. Столицей Урала тогда являлся Сверд­ловск, а Пермь — так, второстепенный город.

Планов громадьё

И вдруг в 1938 году — захватывающий дух проект!

Шесть огромных площадей. Главная — Окуловская (Степан Окулов считался освободителем Перми от колчаковцев), между Комсомольским проспектом и улицей Осинской. Проектировщиков не смутил сложный рельеф местности, особенно в районе современного сквера Уральских добровольцев. Театральная площадь — от театра оперы и балета до Разгуляя. От нее на Городские Горки должна была начинаться дамба, а параллельно Егошихе – широкий бульвар. Площадь Карла Маркса планировалась в районе современного авиационного техникума. Еще три площади должны были возникнуть на окраинах.

Основной магистралью нового города представлялся проспект, проложенный от въезда из Разгуляя на Горки (ныне — от цирка до «Авторадио»). Одним из самых грандиозных сооружений на проспекте должен был стать Дворец Советов. Даже фундамент заложили.

Очень интересны предлагаемые архитектурные решения благоустройства самих оврагов, которые предполагалось превратить в зоны отдыха, а склоны обустроить широкими парадными лестницами-спусками.

Для обеспечения связи между отдельными частями города проектом намечалось сооружение 14 мостов и дамб.

Абсолютно революционным для того времени было предложение по устройству надземного — эстакадного — метрополитена, «для чего используется система оврагов, по дну которых прокладывается трасса». Плюс разветвленные сети автобусного и троллейбусного сообщения.

Молотов не имел регулярного авиационного сообщения. Тогда это было привилегией только очень крупных и значимых с точки зрения центра городов СССР. Так вот, генплан предусматривал строительство сразу трёх аэропортов. Первый для магистральных грузовых и пассажирских перевозок (включая дирижаб­ли) в Большом Савино. Второй для специальной авиации (сельскохозяйственной и лесопожарной) у Нестюковского тракта. И наконец, во Фролах – для учебно-спортивной. Актуально звучит, не правда ли?

Картинка из будущего

Статья в «Звезде» от 1 мая 1939 года — попытка заглянуть в, казалось бы, скорое, почти осязаемое будущее: «Солнце ярко горит на зеркальных окнах новых домов, освещая красивые фасады, прямые асфальтированные улицы. Мы садимся в малолитражный автомобиль и едем в Сталинский район Перми. Мимо нас бесшумно скользят красивые обтекаемые троллейбусы и масса автомобилей.
Сад имени Горького с его скульптурами, фонтанами, новым эстрадным театром виден впереди. Напротив сада высится превосходно архитектурно отделанное новое многоэтажное здание Дома чекистов. Как вырос за эти годы поселок имени Громова! Его четырехэтажные красавцы-дома сливаются с Комсомольским проспектом. Нужно потратить немало времени, чтобы осмотреть весь поселок и неузнаваемо выросший Сталинский район с его Дворцом культуры, новыми клубами, домами, скверами, аллеями. Мы возвращаемся обратно по Комсомольскому проспекту. Прямой, как стрела, он выходит к новой набережной Камы, к реконструированному зданию галереи. Вдоль зеленых газонов, в тени густых лип движутся один за другим поезда голубых трамваев. И снова новые здания, о которых мы еще так недавно мечтали. Светофор разрешил путь направо. По улице Ленина, мимо украшенного скульптурными группами Комсомольского сквера, по реконструированной Разгуляйской площади, по ажурному мосту через реку Егошиху наш автомобиль подошел к Дому Советов…»

Прирастать коттеджами

Грянувшая в 1941 году Великая Отечественная перечеркнула всё. До нее возвели Дом чекистов, после — «Башню смерти» и ещё несколько менее известных зданий.

Под самый конец войны и сразу после неё Пермь получает весомый шанс быстро разрастись вширь по окраинам за счёт строительства индивидуальных домовладений коттеджного типа. Издаётся ряд постановлений, согласно которым дом — бревенчатый или кирпичный — можно было либо купить за 8–12 тысяч рублей, либо построить самому. На эти суммы выдавались ссуды, срок — 12 лет под один (!) процент в год. Плюс бесплатное межевание, проектная документация, шесть соток двора, электрификация. Водопровод, правда, ограничивался сетью уличных колонок, но по тем временам и это являлось большим удобством. «Самостройщики» имели право покупать требуемые материалы по низким государственным ценам.

Новшество встретили с энтузиазмом. Публикации «Звез­ды», посёлки Южный и Юбилейный, часть Крохалевки — зримое тому подтверждение. Увы, при Хрущёве программу стали сворачивать. Запоздало вспомнили и попытались запустить её с наступлением перестройки, когда вновь заговорили о том, что к 2000 году каждый, кто пожелает, получит возможность построить себе дом.
С середины 1950-х и до конца 1980-х вразнобой возводили здания в стиле провинциального сталинского ампира, затем разбавляли их хрущевками и брежневками. Черепашьими темпами шло строительство дамб и мостов. Об удовлетворительном состоянии коммуникаций и по сей день говорить не приходится.

Последнее превращение «громадья планов» в виртуальность совпало с крушением советского строя и наступлением «лихих 90-х». К примеру, пермякам пришлось расстаться с надеждой на возведение метро, по которому уже и изыскания провели, и техническую документацию разработали. Почти законченное здание филармонии с оригинальным фасадом в виде органа долгое время простояло заброшенным, а потом превратилось в помпезный куб из стекла и бетона — торговый комплекс «Колизей». Под филармонию же отвели «аппендикс» здания краевого Законодательного собрания. Подобное — сплошь и рядом.

Вроде бы замаячило. Разработали очередной генплан. Однако против него ополчились почти все — от краеведов, ратующих за сохранение самобытности, до строителей, лоббировавших «уплотнительно-точечную» застройку. В 2007 году таковой отменили. Началась разработка новой концепции — так называемого мастер-плана — и генплана. Исполнителями выступили компании КСАР, Hosper и Systematica из Нидерландов. Деятельность голландских архитекторов опять вызвала противоречивые оценки.

Отдельная тема — мосты через Каму. Где их только не предполагалось перекидывать. В том числе с выходом на Пермь II.

Вот и оказалось, что несколько поколений пермяков рождены совсем не для того, чтобы сказку сделать былью. Поныне мы то ностальгируем, то сожалеем о несбывшемся, то пытаемся заглянуть в будущее.

Напрасные хлопоты

Метро! Как много в этом звуке для сердца пермского слилось. Мечтали о нём ещё с 1930-х. И вот в 1976 году принимается постановление ЦК КПСС и Совмина СССР о строительстве такового в городах-миллионниках, в том числе в Казани, Челябинске, Свердловске и Перми.

Потянулись долгие шесть лет согласований, разработки проекта. И вот гора с плеч: Москва утвердила требуемые документы!

30 мая 1982 года «Звезда» опять занялась футурологией: «Первая линия — протяженностью 13 километров, пересекает город с запада на восток, вдоль Камы. На ней предполагается соорудить 9 станций. Начинается она у лесокомбината «Красный Октябрь». Кстати, здесь же будет расположено и депо метрополитена. Следующие остановки — «Проспект Ворошилова» (это уже микрорайон Парковый) и «Университет». А это значит — и станция Пермь II. Дальше метрополитен пойдет вдоль улицы Ленина. Здесь будут остановки «Крисанова», «Октябрьская площадь», «Завод Шпагина», затем станция «Городские Горки» (она в районе цирка), «Уральская» (в районе Рабочего поселка) и, наконец, «Сад имени Свердлова». Вторая линия пройдет с севера на юг. Её протяженность 17 километров, и она должна пересечь Каму. Начинается линия на правом берегу Камы в будущем жилом массиве «Камская долина». Для него предусмотрено три станции: «Пионерская», «Строителей» и «Заречная». Приблизительно в пятистах метрах выше автомобильного моста через Каму метро должно пересечь реку, и поез­да пойдут до станции «Улица Орджоникидзе». В районе Октябрьской площади эта трасса пересечет левобережную линию, так что остановка «Октябрьская площадь» станет местом для пересадки с одной линии на другую. А дальше на трассе намечаются такие остановки: «Революции», «Комсомольская площадь», «Чкаловская» — в районе улицы с этим названием метрополитен перейдет с Комсомольского проспекта на улицу Куйбышева. Здесь остановки будут у производственных объединений «Моторостроитель» имени Я. М.  Свердлова и агрегатного имени М. И. Калинина, затем линия повернет в сторону нынешнего аэропорта местных линий, где со временем должен вырасти новый жилой микрорайон. Здесь предусмотрена станция «Бахаревка». И закончится линия остановками в микрорайоне Нагорный: «Торговый центр», «Улица Леонова» и «Улица Геологов».

Ввод в эксплуатацию первой очереди был запланирован на 1991 год. Провели геолого-изыскательные работы. На окраине микрорайона Паркового заложили нулевой цикл депо. Ан рано радовались: из-за экономических трудностей работы свернули. Кстати, наши конкуренты-свердловчане успели и теперь катаются на метро.

Следующий план ориентировал на пуск метро в 2015 году. Пермь даже попала в федеральную целевую программу. Но опять не сбылось. По словам тогдашнего губернатора Виктора Басаргина, «нужно ждать появления новых технологий, которые существенно снизят стоимость строительства». А это, мол, произойдёт не ранее середины, а то и конца 2020-х годов.

Текст: Аркадий Константинов
Фото: открытые источники

Оформить подписку на e-mail