В войну прозревают сердцем: первой пермской театральной премьерой 2021 года стала «Я вижу солнце» в ТЮЗе

7 февраля 2021 , 22:30


Первой из трупп, представивших премьеру в 2021 году, оказался Пермский театр юного зрителя. В его афише появилась «Я вижу солнце» (14+) по повести грузинского писателя Нодара Думбадзе.

Безусловно, эта поэтическая драма в двух действиях, как определил жанр режиссер-постановщик Михаил Скоморохов, должна была увидеть свет еще в мае – к 75-летию Великой Победы.

Без единого взрыва

Задумываясь о спектакле «датском» (к дате), Михаил Юрьевич поинтересовался у коллег по театральному цеху из других коллективов, намеревался ли кто-то что-либо поставить в Год памяти и славы, и не получил внятного ответа.

– Тема войны постепенно уходит из повседневной памяти, и это страшно! – качает головой художественный руководитель Пермского ТЮЗа. – А когда нам с ТВ-экрана внушают, мол, будем обязательно помнить, такая назидательность только отталкивает. Можем уподобиться однажды тем же полякам, которые напрочь забыли, что у них во Вторую мировую погибла треть населения…

И в поле зрения театра появилась повесть Нодара Думбадзе. История о мальчике, которому многое пришлось узнать о мире и людях благодаря войне, появилась в 1962 году. Спустя три года вышел одноименный фильм, о котором критики сказали так: «Кино о войне, в котором нет ни единого военного кадра». То же самое попытался сделать Михаил Скоморохов.

Но сначала часть актеров слегла, сраженная коронавирусом, потом в театре развернулся капитальный ремонт, сопровождавшийся заменой машинерии сценического комплекса. В результате официально спектакль был сдан в декабре 2020-го. А зрители новую постановку увидели лишь сейчас.

Кстати, эта «сердечная, простая, но очень важная история», как охарактеризовал ее Михаил Скоморохов, оказалась, на счастье, незаигранной на сцене. Единственный спектакль, о котором удалось узнать, был поставлен в Ленинградском театре на Литейном сразу после выхода книги в свет.

Как объяснить про троцкиста?

Главный герой, Сосойя, воспитывается тетей Кетеван, учительницей. Его родители репрессированы. Сосойя дружит с девочкой-соседкой Хатией, от рождения слепой. Они вместе переживают всё, от первой любви до общей беды — войны. Они помогают своим близким и соседям – сплошь старикам, женщинам и детям – выживать в голодные годы.

Спасают жизнь русскому бойцу, с которым толком так и не познакомятся. И постоянно верят, что девочка сможет видеть. Один врач сказал ей, что если она сможет видеть солнце, он вернет ей зрение…

– Родителей Сосойи назвали троцкистами. А как это сегодня понять юному актеру и такому же юному зрителю, как объяснить им, чтоб это было не замшело? Многие такие детали пришлось переосмыслять, – рассказывает режиссер.

Кавказ без акцента!

«Я вижу солнце» в результате оказался одним из самых масштабных и «густонаселенных» спектаклей ТЮЗа за последние годы. В нем занята вся труппа, а в массовых сценах задействовали студентов Пермского института культуры.

Сурова, сдержанна и полна достоинства тетя Кетеван – Татьяна Гладнева, героини которой обычно чрезвычайно эмоциональны. Убедительна и немногословна в своем горе по убитому сыну Варвара Поцхишвили – заслуженная артистка РФ Ирина Шишенина. Трогательна пара стариков Керкадзе: Бабило – заслуженный артист РФ Вячеслав Тимошин и Верико – заслуженная артистка РФ Валентина Лаптева, хотя их сцена занимает всего несколько минут во втором действии. Царственна и мудра пользующаяся всеобщим уважением старейшина деревни Акваринэ – заслуженная артистка РФ Татьяна Жаркова.

Появления юродивого Бежаны, который в детстве упал с дерева и повредился головой, подобны восходу солнца. Он один носит светлые одежды, ему одному позволено говорить всё, что вздумается. Игра Дмитрия Гордеева вызывает такие симпатии, что зал начинает непритворно всхлипывать, когда он, заслонив собой Сосойю, умирает от выстрела дезертира Датико (Яков Рудаков).

И засияли звездочки исполнителей ролей главных героев – Степана Сопко (Сосойя) и Евгений Шишениной (Хатия). Глядя на Женю, невольно думалось: а видит ли она в действительности, так убедителен был немигающий взгляд в пространство…

И что важно: речь грузин передается без нарочитого акцента.

Особая музыка

Однако национальный колорит и масштаб постановки требовали особой музыки. Ее нашли в творчестве Гии Канчели, больше знакомого нам по звуковой дорожке к фильму «Мимино» (1976, реж. Георгий Данелия; 12+).

– Выше Канчели в Грузии не было никого! – режиссер и не думает скрывать восторг. – Прозвучат колыбельная, еще одна, печальная песня. И две народные.

Маргарита Неугодова
info@zwezda.su
Фото предоставлено театром.



Новости Mediametrics: