СВО
Год семьи
Социальная поддержка
Инфраструктура
Выборы в Пермском крае
Благоустройство
Миры Гайдара
19.07.2024
16+
Культура

300 историй Перми: Они приехали и стали пермяками

300 историй Перми: Они приехали и стали пермяками
Аллея на Компросе – один из символов Перми. Фото: Александр Давыдов
  1. Культура
Немало достойных, знаменитых, уникальных людей связали свою жизнь с Пермью. Иногда не по своей воле. Их вкладу в развитие города стоит посвятить отдельную публикацию. Знакомьтесь – они помогли Перми стать такой, какой мы ее любим.

Идеальный губернатор

Один из лучших военных инженеров, руководивший в Санкт-Петербурге строительством каналов и набережных, после увольнения с военной службы в 1796 году приехал в Пермь. Губернатор Карл Фёдорович Модерах (1747–1819) пробыл здесь 15 лет и ни разу не выезжал из губернской столицы ни по делам, ни в отпуск, ни на лечение. За эти годы Пермь преобразилась: город был распланирован прямыми улицами и кварталами, последующая застройка целый век велась по плану Модераха. По выражению писателя Мельникова-Печерского, «Пермь построена правильнее Нью-Йорка и поражает всякого приезжего прямотой своих улиц».

При Модерахе деревянная Пермь постепенно превращалась в каменный город: построили Гостиный двор (на месте нынешнего Театрального сквера), здание Пермского народного училища (ныне корпус медакадемии). Берег Камы на протяжении двух кварталов выложили бутовым камнем. Появился Загородный бульвар. В Перми ощущался недостаток в рабочей силе, и Модерах распорядился привлечь к труду ссыльных за незначительные преступления. Так город пополнился каменщиками, плотниками, портными, даже ювелирами.

По приказу Модераха был написан капитальный труд «Хозяйственное описание Пермской губернии». Книга была признана образцовой и переиздана в столице. По словам летописца Перми Прядильщикова, «Модерах обладал следующими качествами: он был трудолюбив; занимался делами управления сам, без помощи услужливых секретарей; судил о действиях подвластных ему лиц очень строго, но в высшей степени справедливо; собственное его бескорыстие было примером для тех, кто смотрел на службу, как на средство наживать деньги».

В мае 1811 года, когда Карл Фёдорович покидал город вместе с се­мьей, его провожали толпы народа, звучал благовест всех церквей. Спустя 220 лет в Перми появилась улица Карла Модераха.

Прокурор и просветитель

Не один Модерах приехал в Пермь после военной службы. В том же направлении – в новые губернии – стремилось немало в основном молодых людей с «армейским опытом». Их примеру последовал Иван Иванович Панаев (1752–1796). В чине секунд-майора он отправился во вновь учрежденный город Пермь, в котором прожил 16 лет. Десять лет, с 1780 по 1790 годы, он занимал должность губернского прокурора, осуществлял надзор за законностью действий учреждений и чиновников, за рекрутскими наборами и продовольственной ситуацией. Его должность была неподконтрольна губернскому начальству: прокурорская служба обеспечивала защиту подданных империи от произвола чиновников.

В 1790 году Панаев был назначен директором народных училищ. Его стараниями создана библиотека, кабинет по натуральной истории, кабинет физических и математических инструментов и пособий. За вклад в просвещение в 1792 году Панаев получил из рук Екатерины II орден Св. Владимира.

«Люди образованные, духовного и светского звания теснилось около него, как ученики около наставника, и с жадностью слушали суждения его о важнейших предметах религии и нравственности, которыми преимущественно отличалась назидательная его беседа», – написано было после его смерти.

Эта характеристика соотносится с тем, что Панаев учредил и возглавил в Перми масонскую ложу Золотого ключа. Просвещение народа пермские масоны считали своей главной миссией.

Доктор со шпагой

Фёдор Христофорович Граль (1770–1835) был родом из Киева, происходил из лютеранской семьи. В Петербурге он защитил диссертацию на тему «Сборник некоторых домашних российских медицинских средств». В 1797 году был приглашен Модерахом для организации первой городской больницы. В Перми работал губернским врачом, выполнял обязанности уездного врача, судебного медика, военно-медицинского эксперта.

Журнал «Отечественные записки» писал о нем в 1822 году: «В 8 часов Федор Христофорович выезжает из дому для посещения больных, коих пользует он всегда не менее 50, а иногда по 300 и более. Всякого посетит, несмот­ря на то, в палатах ли он живет, или в бедной хижине – знатный ли господин, или последний из слуг, – богатый ли гражданин, или бедный работник, – подробно разведает состояние болезни, предпишет лекарство и пищу, – и если заметит у кого нужду в чем, или недостаток в потребных припасах – всем тем снабдит из своего дому».

Горожан впечатлял даже внешний вид доктора, он всегда носил темно-зеленый мундир с длинными фалдами, парик, треуголку и шпагу. Гралю пришлось внедрять оспопрививание, которое в простонародной среде принимали в штыки. Фёдор Христофорович боролся с эпидемией холеры: разработал правила профилактики, обеспечил врачей запасами лекарств. Благодаря его усилиям холера в Перми, в отличии от соседних губерний, практически не распространилась.

Сам доктор Граль погиб из-за сепсиса, заразившись при вскрытии. Пока Фёдор Христофорович боролся за жизнь, перед его домом в райо­не Сенного рынка (Октябрьская площадь) стояла огромная толпа людей и молилась о его здравии. На похороны съехались тысячи крестьян со всей губернии. Лютеранская вера Граля не позволяла хоронить его среди православных, но крестьяне самовольно вырыли могилу на кладбище именитых людей возле Архиерейского дома. Там когда-то стоял и памятник. Ныне именем Граля названа больница, возле которой установили скульптуру доктора. Лучшим медикам Пермского края вручается почетная медаль «Памяти доктора Ф. Граля».

300 историй Перми: Они приехали и стали пермяками

Имя Граля носит пермская больница № 2 / Александр Давыдов

Автор пермского стиля

С именем Александра Бонавентуровича Турчевича (1855–1909) связаны самые яркие и запоминающиеся здания Перми. Дом Мешкова (краеведческий музей), особняк Грибушина, дом Любимовой (ТЮЗ), дом Тупицыных (здание ФСБ). Егор Холмогоров называет стиль Турчевича «пермским барокко»: «оно родилось из экспериментов архитекторов модерна и прихотей пермских купцов, промышленников и чиновников. И рассыпались по всему торговому и чиновному прикамскому городу особняки и усадьбы с богатым, причудливым декором, с удивительной игрой архитектурными формами».

Потомственный польский дворянин А. Б. Турчевич родился в Малороссии, стал актером и приехал в Пермь, потому что город имел славу театрального. Поначалу «держал антрепризу», выступал как актер, возглавлял Пермскую театральную дирекцию. Экстерном получил художественное образование и основал «Строительно-техническое бюро А. Б. Турчевича».

Деятельность архитектора началась с заказа купца Мешкова и реконструкции его дома на берегу Камы. Модерн, русский стиль, классицизм – все это сплелось воедино в творчестве Алекандра Бонавентуровича и его стараниями превратилось в особый пермский шик. Ревностный католик стал создателем 50 православных храмов Пермской губернии. Это – треть всех построенных им зданий.

Бюро Турчевича существовало 26 лет, многое из построенного по эскизам архитектора существует и сейчас. Сохранился дом Турчевича на углу улиц Екатерининской и Островского. Его именем назвали улицу в районе Красных казарм.

Первый санитарный врач России

Первый санитарный врач в России, первая санитарная станция и первый санбюллетень появились в Пермской губернии благодаря трудам земского врача Ивана Ивановича Молленсона (1842–1920). Он родился в Иркутске, с золотой медалью окончил Казанский университет. В 1871 году обобщил свой опыт работы земским врачом в книге «Земская медицина». Председатель Пермской губернской земской управы Д. Д. Смышляев пригласил его в Пермь, предложив Ивану Ивановичу реализовать свои идеи в Пермской губернии.

Молленсон утверждал, что главное – это борьба с отсутствием гигиены в быту крестьян и рабочих. Свою задачу как первого санитарного врача он видел в том, чтобы проводить мероприятия по предупреждению эпидемических заболеваний и борьбе с ними.

Он писал: «Врачу-гигиенис­ту необходимо быть некоторым образом непременно публицистом… он словесно и письменно, брошюрами и листками, постоянно должен проводить идеи общественной гигиены; понятным языком излагать анатомическое устройство человека и значение различных органов; вред или пользу тех или других жизненных явлений для здоровья».

Молленсон стал основоположником периодической санитарной печати, основав в 1886 году «Пермский эпидемиологический листок». Пермские врачи-гигиенисты гордятся тем, что их город является родиной санитарного дела в России.

Вера и «катюша»

Первый залп знаменитой «катюши» прогремел 14 июля 1941 года. 112 реактивных снарядов вылетали в направлении врага за каких-то 15 секунд. За душераздирающий вой немецкие фашисты окрестили установку «сталинским органом». Но «катюша» бы не стреляла, если бы не Вера Макаровна Балкова (1905–2003).

С началом войны заводы по производству баллиститного пороха оказались в руках врага, прекратились поставки централита, стабилизатора пороха. Боевые заряды для БМ-13 («катюш») производили на Шлиссельбургском пороховом заводе, где этим занималась группа инженеров из шарашки – Бакаев, Гальперин, Лясоцкий – а руководила ими Вера Балкова. Всех их отправили в Пермь, где шло строительство порохового завода.

Рецептура заменителя централита была найдена в кратчайшие сроки, и Балкову повысили в должности. Она стала первой и единственной женщиной – руководителем отдела промышленности и боеприпасов Пермского обкома КПСС в воюющей стране. Отдел был ликвидирован в 1946 году, но Веру Макаровну не отпустили и назначили руководить легкой и пищевой местной промышленностью. В результате было построено три крупнейших мелькомбината, несколько хлебозаводов, кондитерская, макаронная и трикотажная фабрики.

Даже на пенсии она продолжала работать в комитете народного контроля, причем бесплатно, ссылаясь на то, что ей хватает пенсии в 120 рублей. Вера Балкова прожила в Перми до 98 лет. На ее доме на улице Николая Островского установлена мемориальная доска.

Генерал-снабженец

С началом Великой Отечественной войны Пермь заполнили эвакуированные специалисты. Анатолий Григорьевич Солдатов (1904–1976) приехал из Москвы вместе с заводом № 33 (ныне «СТАР»). Через полгода его назначили директором завода № 19 (сейчас «Пермские моторы»). Под его руководством коллектив производил моторы конструкторского бюро А. Швецова – АШ, а также новые двигатели к только что появившемуся и так нужному фронту истребителю Ла-5.

В результате решительной перестройки всего производства, строжайшей производственной и технологической дисциплины завод твердо встал на ноги, снабжая фронт необходимой для победы продукцией. Заводчане звали Анатолия Григорьевича «генералом». После войны он занялся устройством быта своих работников, завод преобразился, стал похожим на сад. Более того, Солдатов принял на себя ответственность за благоустройство всего города.

Он считал, что без патриотического отношения к городу нельзя: «Когда говорят «Харьков», все представляют, что такое Харьков. Когда говорят «Киев», все представляют, что такое Киев. А когда говорят «Молотов» – «О!», – говорят, – это во всех отношениях отсталый город».

Благодаря инициативе Солдатова облик Перми изменился: построили благо­устроенное жилье и больничный комплекс, город получил Дворец культуры (сейчас носит имя Солдатова). За эту стройку, которая велась за счет оборотных средств завода, его готовы были уволить, но сошлись на том, что каждый месяц из его зарплаты вычитали часть в пользу государства.

По инициативе Солдатова благоустроили Комсомольский проспект (он был огражден 16 километрами чугунных решеток), реконструировали театр оперы и балета. Эти начинания Солдатов проводил, когда вновь вернулся в Пермь в 1957 году в качестве председателя Совнархоза. В общей сложности Анатолий Солдатов посвятил Перми 15 лет своей жизни.

300 историй Перми: Они приехали и стали пермяками

За этот Дворец культуры Анатолий Солдатов платил из своего кармана / Александр Давыдов

Основательница

В годы войны с предубеждением относились к людям с немецкой фамилией. Видимо, это сыграло свою роль в том, что произошло с Екатериной Николаевной Гейденрейх (1897–1982), когда ее незаслуженно обвинили в контрреволюционной пропаганде. По печально известной 58 статье знаменитая балерина была приговорена к десяти годам лишения свободы и в 1942 году этапирована в Усольский исправительно-трудовой лагерь.

С прошением о помиловании к Сталину обратилась балерина Ваганова, народная артистка РСФСР. В тот момент она находилась в Перми вместе с Ленинградским хореографическим училищем и труппой театра. В декабре 1942 года осужденная Гейденрейх была выпущена из лагеря со справкой инвалида. Ее встретили коллеги: балерины Ваганова и Дудинская. Они стали привлекать подругу к педагогической работе.

В 1943 году Екатерина Николаевна выступила с инициативой первого набора пермских детей в хореографическое училище. А после отъезда Кировского театра и училища из Перми Гейденрейх утвердили в должности художественного руководителя вновь образованного училища балета. 14 лет Гейденрейх отдала становлению пермской хореографической школы. При этом она даже не была еще реабилитирована.

В 1956 году Екатерина Николаевна вернулась в Ленинград, но часто приезжала в Пермь, давала мастер-классы, проводила творческие встречи. С тех пор слава пермского балетного училища только росла. На здании училища открыта мемориальная доска основательнице.

300 историй Перми: Они приехали и стали пермяками

Пермский балет многим обязан Екатерине Гейденрейх / Александр Давыдов

Главный джазмен Перми

«Сегодня ты играешь джаз, а завтра родину продашь» – в этой логике в конце концов оказался в Перми Генрих Романович Терпиловский (1908–1988), замечательный джазовый композитор, создатель первого в стране джаз-клуба, автор знаменитых композиций «Джаз-лихорадка» (12+), «Иллюзион» (12+), «Блюз Моховой улицы» (12+). До этого джаз помог ему не умереть от голода в лагерях, где он провел в общей сложности 16 лет. Там ему встретился большой любитель музыки, который подкармливал композитора, позволил ему возглавить оркестр.

Через два года после освобождения, в 1949 году, Генриху Романовичу предложили возглавить в Перми оркестр ДК имени Сталина, пообещали квартиру. Со временем в репертуаре оркестра появились произведения Дюка Эллингтон, Каунта Бэйсси, Гленна Миллера. Но по нелепому доносу дирижера вновь арес­товали прямо на репетиции. Заподозрили, что он условными знаками передает какие-то сообщения своему агенту в зале.

В 1953 году Генриха Романовича вернули в Пермь, и он снова возглавил оркестр. Исполнительский уровень его коллектива был высок, никто просто не верил, что играют самодеятельные музыканты. В Перми Терпиловский написал музыку к трем спектаклям театра драмы, к четырнадцати спектаклям театра кукол, создал музыку для трех балетов, сочинил «Уральскую рапсодию» (12+) и «Кантату о Перми» (12+), более 100 композиций. Сейчас в Перми проходит ежегодный фестиваль «Джаз-лихорадка» (12+), который всегда открывает исполнение одноименной композиции Терпиловского.

Зелёное строительство Перми

Пермь, как известно, самый зеленый город России, живые насаждения занимают три четверти ее площади. У этого почетного рекорда есть автор – Валентин Миндовский (1909–1974), двадцать лет возглавлявший «Горзеленстрой». Под руководством Валентина Леонидовича в пятидесятые-семидесятые годы прошлого века были созданы парки в Закамске и на Гайве. Выполнен проект озеленения набережной Камы, появились аллеи в Гоголевском саду, сквер и аллея пирамидальных тополей на площади Дружбы. В 1954 году по инициативе Валентина Леонидовича объединили Комсомольский сквер и Театральный – теперь это единая композиция. Сквер Уральских добровольцев, сквер на улице Сибирской – все это постепенно создавало привычный нам облик Перми.

Специалисты недаром называют Миндовского стратегом в области озеленения. Выбор насаждений он делал не только исходя из желания горожан – побыстрей увидеть их с выросшими и раскидис­тыми кронами. Он предостерегал от излишнего увлечения тополем бальзамическим и кленом ясенелистным. Эти породы, считал лесовод, замусорили город. Он предлагал вводить в озеленение другие быстрорастущие деревья, например, ивы. Миндовский высадил липы вместо тополей на Комсомольском проспекте.

Память о Миндовском хранят не только в Перми. Работать после окончания Костромского землеустроительного техникума в 1936 году он начинал в Березниках, куда его отправили по распределению. Там он совершил чудо, превратив территорию вокруг химического гиганта в город-сад. Миндовский оставил множество актуальных и по сей день книг: «Зелёное строительство» (12+), «Питомник-парк» (12+), «Зелёный друг» (12+), «Озеленение северных городов» (12+).

В Перми в память о Валентине Леонидовиче назван сад, который стал первым примером ландшафтного дизайна в Перми. Миндовский сам чертил планы озеленения, обозначая каждое дерево, каждый кустик с учетом того, как они будут выглядеть в будущем.

300 историй Перми: Они приехали и стали пермяками

Сквер в Индустриальном районе назван именем Миндовского / Александр Давыдов

Урал-Грейт – чемпион!

Команду «Урал-Грейт» и баскетбол в Перми по-настоя­щему культовыми сделал Сергей Александрович Белов (1944–2013). Олимпийский чемпион в 1999 году был приглашен в Пермь на должность главного тренера «Урал-Грейта». Уже через два года Белов привел пермскую команду к победе в чемпионате страны, свергнув гегемонию столичного ЦСКА. «Урал-Грейт» повторил свой чемпионский успех в 2002 году. Вместе с Беловым команда выиграла турнир Североевропейской баскетбольной лиги (NEBL), Кубок России, пополнила коллекцию призов двумя сереб­ряными медалями вице-чемпионов страны.

Чемпиона Олимпийских игр – 1972, многократного чемпиона мира и Европы Белова называли величайшим игроком ХХ века. Завершив карьеру игрока в 1981 году, он тренировал ЦСКА, работал президентом Российской федерации баскетбола, одновременно тренируя сборную России. Но лучшим местом для баскетбола он называл Пермь.

– Единение семи тысяч болельщиков, приходящих в «Молот». Кто бы ни выиграл чемпионат России в будущем, такого праздника, какой был в Перми, такой встречи в аэропорту, такого гуляния по ночному городу, фейерверков не будет больше нигде, – говорил великий спортсмен и тренер.

Жизнь Сергея Александровича оборвалась десять лет назад. На пермском стадионе «Молот» установлена мемориальная доска в память о Белове. Возле СК имени Сухарева в июле этого года появился бюст Белова.

300 историй Перми: Они приехали и стали пермяками

Сергей Белов помог превратить Пермь в российскую столицу баскетбола / Александр Давыдов