Суперталант из трущоб: как в 1974 году пермский боксер стал чемпионом мира

6 сентября, 13:55

45 лет назад пермяк Василий Соломин завоевал первое советское «золото» в истории мировых чемпионатов по боксу

Он порхал по рингу, словно бабочка. Однако эта «бабочка» обладала зубодробительным нокаутирующим ударом правой, которого нет даже у супертяжей братьев Кличко вместе взятых. Он пил опустошающими запоями – до одури, до зеленых чертей. Но с такой же запойной самозабвенностью и тренировался, до беспамятства молотя грушу. Он был беспомощным в простейших житейских ситуациях и одновременно беспощадно волевым в поединках с лучшими боксерами планеты. Таким остался в памяти современников первый отечественный чемпион мира – пермяк Василий Соломин.

Пермь богата на таланты!

Но на чемпионат мира в Мекку мирового бокса, в Гавану, молодой спортсмен мог и не поехать. Причиной тому чуть не стал инцидент, который произошел в ресторане «Центральный», где Василий Соломин иногда обедал. Слово за слово, и Соломин поссорился с вальяжным верзилой за соседним столиком, который издевательски посмеивался над худощавым боксером, назвав его щенком. Не выдержав оскорблений, Василий одним ударом отправил здоровяка в глубокий нокаут, а затем расшвырял по ресторану его приятелей. В итоге пострадавший – на больничной койке, а дебошир – в наручниках на нарах милицейского «обезьянника».

Первый тренер боксера Юрий Подшивалов рассказывал, что его охватила паника: ведь на его буйного подопечного уже были готовы выездные документы, и замену искать было поздно. Юрий Александрович дошел до высшего милицейского начальства и убедил отпустить Василия на поруки. Шутили или нет люди в погонах, но тренеру сказали: дескать, если Соломин не выиграет чемпионат мира, его посадят.

Фаворитом на первом мировом боксерском форуме пермяк не был, но деваться некуда – надо было побеждать. Легко, словно в драке в «Центральном», расправившись с оппонентами на предварительных стадиях, в полуфинале Соломин получил в соперники хозяина ринга – потрясающе техничного Луиса Эчайде. Но мобильность кубинцу не помогла: он нарвался на коронный удар Василия, после которого очнулся уже на полу. А в финале Соломин досрочно отправил отдыхать грозного румына Куцова.

«Пермь богата на таланты!» – так еще задолго до золотого триумфа ответил Юрий Подшивалов на завистливые вопросы коллег по цеху: «Где ты откопал такого красавца?» Опытный наставник, которого Соломин до самой смерти считал вторым (а может, и первым) отцом, еще тогда, в далеком 1969 году, предвидел, что тщедушный парень с рабочей окраины, из любопытства заглянувший к нему в зал, покроет себя и Пермь неувядаемой славой.

Олимпийские тернии

Впрочем, мировая слава могла прийти к Соломину и раньше, когда в 1972 году 19-летний боксер попал в олимпийскую сборную СССР и поехал на Игры в Мюнхен. Но медальным раскладам помешал совершенно неожиданный соперник – международный терроризм. Мир до сих пор содрогается при упоминании зверств палестинской организации «Черный сентябрь», жестоко расправившейся с израильскими олимпийцами. А спортсмены пережили весь этот кошмар в режиме онлайн, каждую минуту ожидая, что могут стать следующими жертвами.

Советская делегация была настроена решительно и объявила нашим атлетам, что в сложившейся ситуации продолжение соревнований вряд ли уместно – пакуйте чемоданы. Поэтому тренер Степанов повел боксеров в ресторан, где не привыкший к роскоши и невиданным разносолам Василий, забыв про спортивный режим, ни в чем себе не отказывал. А наутро узнал, что Олимпиада не закончена и его ждет четвертьфинальный поединок с сильным американцем Карреросом. Соломин ужаснулся: ведь он «докушался» почти до 60 килограммов при положенных 54!

Пермяк всю ночь перед официальным взвешиванием просидел в бане, потея до обморочного состояния. Лишний вес Василий героически сжег, а вот самочувствие к бою восстановить так и не удалось. Но и в таком состоянии Соломин ни в чем не уступил американцу, проиграв, по мнению специалистов, из-за судейского произвола.

Святым не был

К сожалению, были в противоречивой биографии Соломина случаи, отнюдь не красящие чемпиона. Выпивал, но пить не умел: становился несдержан и непредсказуем. Если драку в ресторане «Центральный» еще как-то можно оправдать, то инцидент на сборах в Кисловодске в 1977 году вообще ни в какие ворота не лезет. Сейчас много версий тех неприятных событий и еще больше попыток покопаться в грязном белье, мы же остановимся на фактах.

Василий пришел на тренировку подшофе, чем вызвал справедливые упреки тренерского штаба. Вместо того чтобы повиниться, Соломин повел себя неадекватно: ударил своего наставника Алексея Киселева и с угрозами физической расправы начал гоняться за вторым тренером Борисом Гранаткиным. В верхах Василия решили примерно наказать и не пустили на чемпионат Европы, а потом и вовсе сделали невыездным.

Карьера боксера покатилась под гору. Повесив перчатки на гвоздь, он попытался стать тренером, но не преуспел. Чтобы свести концы с концами, ему пришлось устроиться на работу в ЖЭК. А вскоре от заработанных на ринге травм Соломин вообще почти оглох. Житейские и спортивные неудачи по русскому обычаю он снова пытался утопить в вине. До большой беды было уже недалеко…

Без вины виноватый

Вскоре Василия задержали в Москве по подозрению в разбойном нападении на квартиру. Соломин вину категорически отрицал, он вообще не понимал, о чем идет речь. Но прославленного боксера никто не слышал, хотя нестыковки в деле были очевидны. К примеру, хозяин ограбленной квартиры был сильно близорук, поэтому не мог достоверно подтвердить участие Соломина в преступлении. А подельники Вятчин и Сверчков на суде заявили, что оговорили чемпиона под воздействием следователей. Однако суд не пожалел Василия и влепил ему почти по максимуму – 10 лет строгого режима с конфискацией. За спорт-смена вступились друзья и родственники. Их участие привело к освобождению и полной реабилитации, но долгие четыре года первому чемпиону мира пришлось отсидеть.

Годы за колючей проволокой окончательно подорвали здоровье спортсмена: он таял на глазах. Василий Соломин умер 28 декабря 1997 года в пермской больнице от отека легких, неделю не дожив до 45 лет...

– Для меня и других пермских боксеров он до сих пор жив, – рассказывает почетный президент федерации бокса Прикамья, заслуженный тренер России Пётр Павлов. – За всю историю нашего вида спорта таких уникальных боксеров можно пересчитать по пальцам одной руки. Между прочим, в Гаване он стал еще и обладателем Кубка Рассела как лучший боксер чемпионата, и до сих пор этой чести никто из отечественных боксеров так и не удостоился.

Соломин и правда живет – в нашей памяти. В 2002 году улицу Гаражную в Мотовилихе переименовали в улицу Василия Соломина, на одном из домов установлен барельеф, а детско-юношеский спортивный центр на Тургенева по праву носит имя легенды мирового бокса.