Зенитчица из Чёрмоза. Из пяти братьев и сестер Пантелеевых с фронта удалось вернуться только двоим

27 марта, 11:13

Лидия Ивановна Павленина говорит, что мало что помнит о войне. «Все-таки мне уже 95 лет. Да и не было в моей биографии ничего особенного», – так начинает она свой рассказ о жизни в военные годы.

Лидия Павленина (в девичестве – Пантелеева) родилась в 1925 году в маленьком городе Чёрмозе, который находится в Ильинском районе Пермского края. Когда началась война, часть местных жителей осталась в родных краях: на Чёрмозском заводе изготовляли броневой лист и нагрудники для советских солдат. Но многие отправились на фронт, и в их числе были отец и трое братьев Лидии Ивановны.

«Нас отчаянно бомбили»

– Мне тогда было всего 16 лет, и я еще училась в школе. Позже, когда мне уже исполнилось 18, то есть в 1943 году, я отправилась на фронт. Служила в воздушных войсках, в зенитно-прожекторной части. Подготовка у нас проходила в Перми: за чертой города были воинские лагеря, и именно там готовили зенитчиц. Оттуда меня отправили на 2-й Украинский фронт, и мы потом долго стояли на Днепре, – рассказывает Лидия Ивановна.

Битва за Днепр стала одним из самых кровопролитных сражений в истории Великой Отечественной Войны. Немецкие солдаты поджидали советские войска в местах переправы: мощная оборона стояла в Никополе, Запорожье и Кременчуге. Именно там – в Кременчуге – отважной пермской зенитчице предстояло два года бороться с фашистскими войсками.

– Мы, девчонки-зенитчицы, выставляли луч прожекторами, чтобы ослеплять немецких лётчиков, и чтобы нашим ребятам было видно, где вражеские самолеты и куда стрелять. По дороге, помню, нас отчаянно бомбили: загнали нас в озеро, а оно в лесу было, и это нас и спасло. А вот прямо перед нами эшелон зенитчиков шел – их всех до одного разбомбили, – вспоминает Лидия Павленина.

«Братьев всех убили»

Всё время, пока Лидия Ивановна стояла на обороне Днепра, она переписывалась со своей сестрой: Мария Ивановна трудилась в хирургическом полевом госпитале 1-го Украинского фронта. Писем от братьев девушки уже и не ждали: все трое погибли в первые годы войны. Домой в Чёрмоз одна за другой приходили похоронки – извещения о смерти близких.

– Мама одна у меня осталась в Чёрмозе на время войны. Братьев всех убили: один был в Эстонии, другой – в Ленинграде… А Мишенька был совсем молоденький, он всего на три года был старше меня. Маме пришла похоронка, что ему в голову попал осколок снаряда, он почти сразу же умер и только успел сказать: «Напишите родителям, что я погибаю», – делится Лидия Ивановна.

«Как тяжело далась эта победа»

В мае 1945 года Лидия Ивановна была в Полтаве, и к этому времени сестра уже успела сообщить ей, что их часть, вероятно, скоро демобилизуется. Наконец в ночь с 8 на 9 мая по радио зазвучал голос Юрия Левитана: «Говорит Москва… подписание Акта о безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил».

– Мы с девочками-зенитчицами вечером сели праздновать, поздравляли друг друга, а потом разом все разревелись, ведь как непросто нам было, как тяжело далась эта победа! А после так получилось, что мы с сестрой друг за другом домой приехали: сначала она вернулась, а я прямо на следующий же день. Потом и мужчины с фронта стали возвращаться, и через полтора года я замуж вышла, двоих детей родила, – вспоминает Лидия Павленина.

Свой рассказ Лидия Ивановна закончила словами «Вот и всё, вот и вся моя биография». Вспоминать о военном времени ей нелегко: половина ее семьи погибла, сражаясь за Родину. Шкатулку с фотографиями с фронта и медалями Лидия Ивановна лишний раз не открывает, хотя хранит ее бережно – каждое напоминание о войне прорывается сквозь память будто ослепляющий луч зенитного прожектора.

Автор: Ксения Серебренникова




ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ