Время власти «ночных ведьм». Летчицы полка бомбардировщиков совершали по 17 боевых вылетов в сутки

6 марта 2020 , 19:03

Ведьма в обывательском представлении – дряхлая Баба-яга с метлой и в ступе. Но наша героиня летала не на метле, а на «кукурузнике» – бомбардировщике По-2. Да и средний возраст летающих «ведьм», наводивших суеверный ужас на фашистов, составлял чуть больше 20 лет.

«Рус-фанер» с пермским мотором

Женские авиаполки формировались, что называется, с миру по нитке – из девушек-летчиц гражданского воздушного флота и курсанток аэроклубов. Их нужно было научить летать на военных самолетах, а остальных девчат, мобилизованных с заводов, фабрик и технических вузов, – обслуживать авиатехнику, готовить ее к боевым вылетам. Надо было обучить всех владеть оружием, будущих штурманов – вести самолет по маршруту, находить цель и точно поражать ее бомбами, стрелять по воздушным целям, отражать атаки фашистских стервятников, соблазнившихся легкой фанерной добычей.

Конечно, в короткие сроки, отпущенные на подготовку полков, можно было дать только основы военных знаний. А опыт борьбы постигался уже на фронте. Дорогой ценой. Ценой крови. И что ужасней всего – крови девушек, не познавших любви, не успевших завести семьи...

Один из полков, куда Руфина Гашева, родом из Верхнечусовских городков, попала прямо из аудитории мехмата Московского государственного университета, стал называться полком легких ночных бомбардировщиков, оснащенным фанерными – в прямом смысле слова – самолетами По-2. До войны его создатель Николай Поликарпов и конструктор авиадвигателя, наш земляк Аркадий Швецов, наверно, и представить не могли, что за штурвалами их детища будут сидеть не крепкие парни – «сталинские соколы», а хрупкие девчонки с торчащими из-под пилоток и летных шлемофонов косичками. Конструкторы лишь облегчали машину. А её водительницы сбрасывали бомбы на гитлеровцев – точно в цель!

Этого, кстати, не могли помыслить и немцы, которые оказались совершенно не готовы к борьбе со столь «примитивным» оружием. Сначала они откровенно хохотали и издевались: «рус-фанер», мол, до ручки дошли Иваны, коли девиц заставляют летать на допотопных машинах. Тупое ржание завоевателей несколько поутихло, когда «ночные ведьмы» стали наносить фашистам весьма ощутимый урон. А потом переросло в бешеную ярость, когда трескучий рокоток швецовских моторов начал наводить не меньший ужас, чем знаменитое предупреждение в радиоэфире: «Ахтунг! В небе Покрышкин!»

Руфинина война

Иногда вместо бомб они сваливали на вражеские позиции контейнеры с горючей смесью.

В одном из вылетов у такого контейнера заклинило механизм сброса. Садиться со смертоносным грузом под крылом было нельзя: ведь даже небольшая кочка или ямка на аэродромной полосе могли привести к взрыву. Пилот Ольга Санфирова резко бросала самолет вверх и вниз, но маневры не помогали. Тогда штурман Гашева вылезла из кабины на крыло и поползла, чтобы освободиться от груза. Этот смертельный трюк, невиданный в практике авиации, выполнялся на скорости 120 километров в час, в клещах лучей прожекторов и под огнем зениток.

В ночь на 13 декабря 1944 года экипаж «бомбера», ведомый Санфировой и Гашевой, вылетел на бомбежку в районе польского местечка Домослав. Первый полет закончился благополучно. Несколько минут передышки – и снова в кромешную тьму. На этот раз бомбы легли на склад боеприпасов. По самолету полоснули лучи прожекторов и разноцветные трассы зенитных «эрликонов».

Руфина взглянула на светящийся циферблат часов, еще несколько минут – и огненная свистопляска закончится, экипаж минует опасную зону. Но в этот момент самолет тряхнуло: пробило бензопровод, и пламя быстро охватило фанерную машину. Спустя минуту в ночном небе обозначились купола парашютов – летчицы покинули обреченный самолет. Гашева увидела: объятая огнем машина стремительно падала на вражеские позиции. Но туда же ветром относило и ее. Плен? Ни за что! Она начала быстро перебирать стропы, чтобы скольжением миновать немецкий передний край. Приземлилась на нейтральной полосе, вокруг – минное поле со зловещими дощечками с черепами. Руфина осторожно направилась по снегу, медленно отсчитывая число шагов и каждую секунду ожидая взрыва. В ночной темноте мелькнули и тотчас погасли искры, послышалась немецкая речь. Руфина под носом у врага обогнула блиндаж и свернула туда, где по логике должны были быть наши траншеи. Снег забивался за воротник, коченели руки, силы уходили. Грубый окрик «Стой! Кто идёт?!», сдобренный ядреным матерком, показался ей таким милым и родным…

Бойцы-окопники на руках вынесли Руфу с минного поля, кто-то укрыл ее своей шинелью, другой снял с себя сапоги и отдал летчице взамен слетевших в воздухе унт. Отовсюду к ней тянулись солдатские ладони, делившиеся последним сухарем или котелком с кашей – подкрепись, сестренка! А Лёля, славная Лёля, ее красавица-подруга, подорвалась на мине…

Даже похоронить было нечего: от бесстрашной летчицы остался лишь воротник комбинезона.

Но утром Руфина, проглотив слезы, шагала по родному аэродрому к новому «кукурузнику», готовая мстить за Лёлю и других девчат, не вернувшихся с боевых заданий.

Не женское лицо?..

При взгляде на портрет Руфины Гашевой даже не верится, что эта хрупкая, улыбчивая девчонка, участница Парада Победы июня 1945 года, совершила 848 (!) вылетов на разведку и бомбардировку врага. Для сравнения, в английских ВВС пилоты бомбардировщиков прекращали летать после тридцати боевых отправок – настолько это у них считалось опасным и героическим. А американских летчиков уже после двадцати пяти «миссий» с почетом провожали домой.

Земляки Гашевой и наши, дважды Герои Советского Союза Михаил Одинцов и Григорий Сивков совершили 215 и 247 вылетов соответственно, ее муж Михаил Пляц на своем По-2 – 620. Девчата из 46-го Гвардейского Таманского полка летали чаще...

Часто говорят: у войны не женское лицо. Но эта фраза – про какие-то другие войны. Великая Отечественная была такой жуткой и бескомпромиссной бойней, что русской женщине пришлось переносить все испытания наравне с мужчинами. И гибли женщины не реже и не чаще, чем мужчины, которые, как ни хотели, не в силах были воспрепятствовать тому, чтобы женские руки сжимали приклад винтовки или штурвал По-2.

В братские могилы вместе с убитыми Иванами, Петрами и Василиями закапывали Настён, Алёнок, Люб и Маш. Чьих-то дочерей, жён, невест...

Но и к врагу смерть поворачивалась женским лицом – «ночных ведьм»,  девушек-снайперов, ну и в виде огненного града от легендарных «катюш». Поэтому и Победа – на всех поровну.

Звание Героя Советского Союза Руфине Сергеевне Гашевой присвоили... 23 февраля. Так совпало. Но пусть больше никогда ничего такого не совпадет. И пусть женщин поздравляют с 8 Марта и называют их не ведьмами, а феями, и дарят подарки не за подвиги, а только за то, что они женщины.

Автор: Максим Шардаков