Медаль за бой, медаль за труд из одного металла льют. Из всех наград краснокамские медальеры больше всего дорожили орденом «Мать-героиня»

22 мая, 15:18

В один из октябрьских дней 1941 года – немцы стояли под Москвой – в Молотове приземлился «дуглас», прилетевший из осажденного Ленинграда. Все пассажиры на нем были работниками одного предприятия – Ленинградского монетного двора. Всем им предстояла особая задача: согласно правительственному заданию, наладить в городе Краснокамске Молотовской области изготовление орденов и медалей для награждения отличившихся на фронтах Великой Отечественной.

Честность в цене

В кратчайшие сроки на территории Краснокамской бумажной фабрики были подготовлены цеха, начали сооружать вагранки. Но прежде всего надлежало побеспокоиться о кадрах, которые, согласно завету классика госуправления, решают все.

Прилетевших на «дугласе» было немного, большинство – а на монетном дворе до войны трудились более 1 тыс. человек – осталось в Ленинграде. Остальных следовало найти и подготовить на месте. В небольшом прикамском городе с энтузиазмом откликнулись на призыв гостей из колыбели революции пойти на новую работу. Для обучения неизвестным на тот момент в этих местах профессиям монтировщика, эмальера, позолотчика и прочим отбирали юношей и девушек, строго и вдумчиво. Нужны были не только толковые, но и предельно честные люди – учитывая специфику продукции. Ведь наряду с государственными наградами в период 1942–1943 годов только в Краснокамске – одном на весь Союз – чеканилась разменная монета.

Когда художник – главный

Наряду с цехами первым делом была оборудована мастерская для главного медальера ЛМД Самуила Тульчинского. Он оставил в Ленинграде много привычных личных вещей, но привез с собой свои уникальные инструменты. Невозможно было бы в доступные сроки освоить изготовление такого изделия, как орден, требующего филигранного мастерства, если бы не этот человек. Такого мнения придерживались не только здесь, но и на иных монетных заводах Союза, для которых он также изготовлял штампы.

Самуил (Шмуль) Тульчинский – один из легендарных художников Гознака; личности многих его сотоварищей по творчеству были засекречены. Судя по тому, что в «Звезде» в 1945 году его называют по имени-отчеству, облика дензнаков он не создавал, но примечательно, что наши предшественники воспевают его талант в своих заметках, а его фотоснимок в газете не помещен.

О нем по сей день известно крайне мало, во всепроникающей Сети не удалось обнаружить достоверного его портрета. По первоначальной художественной специализации Тульчинский – скульптор. На Ленинградском монетном дворе работал с 1934 года. К моменту приезда в Краснокамск ему было немногим за сорок.

В довоенный период он разрабатывал памятные пушкинские медали, учрежденные по случаю столетия гибели «солнца русской поэзии», отмечавшегося в 1937 году. На его счету также наградные медали Академии наук СССР.

Те, кто видел этот орден…

Первыми наградами, литье которых наладили, были «За отвагу» и «За боевые заслуги». В дальнейшем в краснокамском филиале ЛМД лили медали «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя», «За оборону Сталинграда», ордена Красной Звезды, Отечественной войны двух степеней. Всего же за годы войны в Краснокамске освоили изготовление 78 советских орденов, медалей и нагрудных знаков.

Среди них были и полководческие: ордена Суворова, Кутузова и Александра Невского.

«Дни и ночи Самуил Львович проводил за верстаком в своей маленькой граверной, – сообщают в своей корреспонденции «Здесь делают ордена» Б. Стерн и В. Рябченко. – Дни и ночи творческого напряжения. Мы знаем результат этой работы. Кто видел орден Суворова I степени – орден военной славы наших полководцев, – поражен работой художника и долго ею восхищается. Но немногие знают, сколько вдохновения, художественной выдумки, сколько упорства вложено в этот труд. Тульчинский делал один, второй, третий, четвертый варианты. Казалось, дошел до совершенства. Но ни один из вариантов его не удовлетворял. Он работал, пока не достиг тончайшего сходства скульптурного изображения с эскизом, пока матрица-эталон не удовлетворила самым строгим требованиям художника.

…Вот закончена последняя операция. На лучистой платиновой звезде засверкало золотое скульптурное изображение Суворова. Через некоторое время этот орден украсил грудь еще одного героя-генерала».

В период своей работы в Краснокамске Самуил Львович был удостоен ордена Трудового Красного Знамени, в 1945 году – ордена Ленина. Всего же по достижении Победы 35 тружеников завода отмечены государственными наградами.

В 1946 году Тульчинский переехал в Москву и продолжал работу на столичном предприятии того же профиля. В шестидесятые под его руководством шла разработка знака летчика-космонавта СССР.

Скончался он в 1981 году.

Слава матери

Продукция у предприятия была такая, что ее невозможно изготовлять «на автомате», без души, кроме, может, мелкой монеты. Но даже среди всех шедевров, проходивших через руки рабочих, был один, задание на который в коллективе восприняли с особым чувством, – орден «Мать-героиня».

Известие о нем посреди войны в трудовом коллективе восприняли как праздничную весть. Многие рвались принимать участие в таком исполненном глубокой символики труде, который воспринимали как почетный. «Пожалуйста, не забудьте меня включить в работу», – просили начальство десятки людей.

И те, кому в итоге повезло изготовлять орден «Мать-героиня», делали это со всей любовью и нежностью, какие исповедовались по отношению к матери в Советской стране. «Монтировщики Живайкин и Шамарин (первый – комсорг цеха, второй – профорг) за 25 дней декабря (1944 года – ред.) сделали столько экземпляров этого ордена, сколько обычными темпами льют несколько месяцев. Каждый день они выполняли по пять-шесть норм и больше», – сообщает корреспондент «Звезды».

Всего же за годы Великой Отечественной на Краснокамском монетном дворе было отлито 10 миллионов экземпляров орденов и медалей, которые носили на груди десятки тысяч бойцов, командиров, политработников, военных медиков, сотни генералов Красной армии и моряков флота, труженики тыла.

В 1946 году деятельность филиала была прекращена, ленинградцы вернулись домой, за ними в город на Неве последовали и многие из пришедших на завод позднее.

Однако ничего не было забыто: традиция производства особой продукции высококлассного уровня оживет в Прикамье спустя двадцать лет, когда будет заложена Пермская фабрика Гознака.

В знак особых заслуг и признания самоотверженного труда в годы войны Гознаку навечно вручено Красное знамя Наркомфина СССР и ВЦСПС. Эта реликвия хранится в Перми.