«Когда решения властей сложно объяснимы, возникают вопросы справедливости». Президент ТПП Прикамья усомнился в эффективности мер поддержки МСБ

20 мая, 10:30

Пермскому краю потребовалось больше месяца, чтобы оценить реальное положение дел в сфере бизнеса. Эксперты прогнозируют крах почти трети предприятий по всей России, а бизнес требует все более гибкого подхода к государственной поддержке. Об этом «Капитал Weekly» поговорил с президентом Пермской торгово-промышленной палаты Олегом Ждановым.

- Олег Михайлович, какова ситуация у бизнеса после окончания нерабочих дней, какие «сигналы» идут?

- Ситуация разная. Кто-то очень серьезно пострадал, они до сих пор еще не работают и не могут приступить к работе в силу прямого запрета. У других все открылось и начало работать. Например, продажа рассады. Получается, что те, кто выращивал её, делал это не зря, сезон они не пропустят.

А кто-то сезон скорее всего, пропустит. Турфирмы, гостиницы, дома отдыха, в общем все, что связано с путешествиями, отдыхом. Там много небольшого бизнеса, скажем, летние лагеря. Поэтому настроения у бизнеса в разных отраслях, понятно, разнятся.

Что касается мер помощи, то считаю, что наиболее радикальными являются прямые выплаты предприятиям по 12130 рублей на одного работающего. Но я пока не знаю о фактах таких выплат. Знаю, что заявления принимаются, налоговая их администрирует. Но про факты самих выплат информации пока нет, равно как и цифр - сколько человек, предприятий их получили.

Относительно получения кредитов под 0% возникла следующая ситуация. После того, как Президент объявил о другой программе – кредит под 2% с гарантией сохранения рабочих мест, появилась дилемма. Что делать собственнику бизнеса – оформляться по новым условиям и брать на себя гарантии по сохранению работников, или оставаться в «старом» процессе поддержки? Пока ясности особой нет. Возможно ли расторжение кредита под 0% с оформлением нового договора? Исключает ли одна мера поддержки другую? Все кредиты выдаются через банки, у банков свои внутренние установки, а это дополнительные ограничения.

Понятно, что бизнес ожидает открытия торговых центров, сервисных организаций. Все понимают необходимость соблюдения санитарных правил, но продуктовым магазинам можно работать, а промтоварным магазинам работать нельзя, если они занимают площадь больше 50 кв. метров. Не факт, что если площадь больше, то и плотность покупателей будет выше, чем в небольшом продовольственном магазине. Те же продавцы одежды говорят: «К нам заходят три человека в час, а нам работать нельзя». 

Когда действия властей логичны, то их проще принять. Когда решения сложно объяснимы, возникают вопросы, так скажем, справедливости.

Самая большая неразбериха сейчас – положение после 12 мая. До 12 мая были какие-то единые федеральные решения, а сейчас вся ответственность передана на уровень регионов. Кто-то 12 мая вышел на работу и удовлетворился теми мерами поддержки, которые были. А те, кто по-прежнему находится под действием ограничений, задают вопрос: «На апрель деньги мне государство выдало. А в мае будут те же 12 тысяч? Кто мне пролонгирует эту меру поддержки?» Это, кстати, один из главнейших вопросов - будут ли продлены меры поддержки? 

- Ведет ли сейчас Пермская ТПП работу с властями и предпринимателями относительно корректировки мер поддержки на региональном уровне?

- У нас более 300 обращений по отношениям арендодателей и арендаторов. Да, часть контрагентов в частном секторе урегулировали вопросы, сейчас и Госдума будет принимать законопроекты с мерами поддержки в сфере арендных платежей. Но и тут остаются нюансы для дальнейшей проработки. Допустим, владелец ТЦ снизил арендатору сумму платежа, сделал скидку. Пермский край еще в апреле принял меры по поддержке этого бизнеса. Но там есть оговорки. Договор должен быть зарегистрирован в Росреестре, послабления в арендной плате тоже должны быть там зарегистрированы. Если что-то не соблюдено из этих условий, права на получение субсидий не будет. Притом, что пострадавшей отраслью сама по себе аренда недвижимости не считается.

Другая норма, которая принята у нас на региональном уровне: для владельцев ТЦ свыше 5 тыс. кв. метров будет применена льгота по налогу на имущество. Вопросы продолжают поступать – почему 5000, а не 300 «квадратов», как было в законе, когда вводили налог от кадастровой стоимости? Почему идет речь о стоимости аренды кв. метра от 30 тыс. рублей и выше? Почему рассматривается имущество только в единоличном владении? Мы прикинули, что речь, получается, идет только о поддержке тех, у кого есть собственность на сумму в 150 млн рублей. Те,у кто меньше – отойдите. А почему? Получается, кто богаче, того и льготируем.

Нам это непонятно, позицию ТПП изложила. Мы направили предложения главе региона и в профильный комитет Законодательного собрания. Надо расширить эти меры на объекты недвижимости не от 5000, а от 300 кв. метров, убрать требования об одном собственнике и по стоимости аренды. Но мы понимаем, что реакция пока не очень положительная. Очевидно, что это увеличивает объем потерь для бюджета.

Еще одна тема, по которой у нас, наоборот, есть понимание с Правительством края - вопрос уточнения ОКВЭДов пострадавших отраслей. Приведу пример из сферы образования, где одни получили поддержку, а другие не смогли. Ведь существуют и дополнительное образование, и различные курсы. У нас есть, например, обращения от ассоциации автошкол, частных детских садов, частных общеобразовательных школ. И в этом случае есть договоренность с правительством о том, что при наличии не менее 10 обращений от бизнеса с одним ОКВЭД, который подтверждает падение выручки не менее чем на 30%, мы структурируем эти обращения и передаем для формирования нового списка отраслей для поддержки. Ведь пострадало от коронакризиса много неочевидных сфер. То же вождение автомобилей – ему нельзя учить онлайн, по крайней мере, в практической части.

Здесь нужна «тонкая настройка». Поэтому, чтобы правительству не рассматривать все эти обращения единично, предложено, чтобы мы через бизнес-объединения аккумулировали их и направляли обобщенные предложения в адрес комитетов Законодательного собрания и регионального министерства экономического развития и инвестиций.

- Делается много прогнозов. На федеральном уровне Центр стратегических разработок прогнозирует банкротство более 30% компаний по всей стране. Как можно оценить это с нашего регионального уровня?

- То, что не весь бизнес поднимется, очевидно. Потери будут довольно серьезные, это точно. Второе – есть изменение структуры спроса, скорее всего, люди изменят свои привычки. Кто-то скажет, что больше не будет ходить в кафе, так как там выше риск заразиться. Возможно, в итоге будет меньше игроков на этом рынке. Про летний отдых я уже высказался. Сервис, связанный с личным общением, тоже будет меняться. Сейчас все бросились в онлайновое бизнес-образование, различные вебинары и пр. Но их тоже стало слишком много, следовательно, неминуемы насыщение рынка, удешевление услуги и уход части игроков, не будет такого ажиотажа. Непонятно, что будет с арендным бизнесом - уже пошли сообщения, что люди съезжают из арендованных помещений. Назвать проценты потерь я не берусь.

- Навскидку – какие меры поддержки оказались на ваш взгляд самыми эффективными для поддержки бизнеса?

- Мое личное мнение: наиболее эффективны прямые меры, а не косвенные. Любое освобождение от налогов есть все же косвенная мера. Деньги на их уплату нужно еще заработать.

На федеральном уровне наиболее эффективны прямые выплаты субсидий по зарплатам и кредиты по 0% на выплату зарплат, освобождение от уплаты налогов за 2 квартал. Плюс сокращение проверок разных ведомств - хотя есть сообщения, что больше стало камеральных проверок и запросов от налоговых, на которые надо отвечать вне зависимости от того работаешь ты, или нет.

Что касается региональных мер, то считаю, что это - снижение ставок УСН и стоимости патента. Жизнь покажет, какие меры наиболее действенны, и что позволит бизнесу сохраниться.

Родион Филин