Истории любви, опалённой войной

17 февраля, 10:34

Война знакомила наших земляков, но больше разлучала, испытывая чувства на прочность.

Война страшным червем пожирала в человеке все привычные мирные чувства. Все, кроме любви. Счастливая и горькая, проверенная временем и мимолетная, как свист пули, всепрощающая и та, что в шаге от ненависти, она жила несмотря ни на что — в окопах Сталинграда и прифронтовых госпиталях Заволжья, на партизанских базах Белоруссии и в заводских цехах Прикамья. И даже там, где, казалось, ничего не может выжить — в смертельной стуже блокадного Ленинграда и за рядами колючей проволоки Освенцима.

Без лишней романтики

95-летний Александр Федорович Гергель — единственный ныне здравствующий участник Великой Отечественной в Очёрском районе.

Судьба послала этому мужественному человеку не только множество испытаний, которые он вынес с достоинством и честью, но и любовь всей его жизни. В сентябре 1939 года выпускник Соликамского детского дома Александр Гергель поступил в Павловское ФЗО. Там молодой рабочий встретил девушку с красивым именем Муза. И так получилось, что стала она его музой на всю жизнь.

Говорят, судьбу пешком не обойдешь, на лошади не объедешь. Так и у них получилось: не развели ни война, ни разлука, ни быт. Принято романтизировать чувства, возникающие в суровых условиях. Но среди крови и горя для романтики места почти не остается. Может, и не было поначалу большой любви между 18-летним парнишкой, ушедшим защищать свою страну, и скромной девушкой, обещавшей его ждать. Но теплые письма друг другу они писали: и на фронт, и с фронта. И эта тоненькая ниточка с Урала не раз спасала молодого бойца, удержала на этом свете, не дала погибнуть в боях на Орловско-Курской дуге, помогла затянуться тяжелым ранам в госпитале.

Сразу после войны в доме на берегу реки, который Александр Фёдорович построил своими руками, супруги Гергель свили свое уютное гнездо, где прожили уже 73 года! Здесь, в Павловском, вырастили своих детей — дочь и сына, подняли троих внуков. В их супружеской жизни тоже, наверное, не было киношной романтики, зато были трогательная забота друг о друге и взаимное уважение. Александр Фёдорович помог жене справиться с тяжелой болезнью — перечитал множество журналов, нашел рецепты, собрал необходимые ингредиенты. Он до сих пор ласково называет ее «мама Муза». Значит, романтика всё же была. Просто никто тогда свою любовь не выставлял напоказ, не козырял чувствами — всё было очень сокровенно. Поколение победителей — оно такое!

Пастух и Пастушка

Более полувека длился родившийся в самом горниле войны союз великого писателя Виктора Астафьева и его вечной музы Марии Корякиной. Астафьев ушел воевать, пожертвовав бронью железнодорожника: служил в артиллерии, был связистом, шофером, разведчиком. Мария тоже пошла на фронт добровольцем из Чусовского госпиталя № 2569, где стала старшим сержантом госбезопасности, военным цензором почтовой корреспонденции.

Перед отправкой в действующую армию Мария попросила директора чусовской Пушкинки Екатерину Леготкину присылать книги для военной библиотеки-передвижки. Бывший беспризорник Виктор Астафьев, который лечился после тяжелого ранения, страстно увлекался чтением. Любовь к книге сделала неизбежным перспективное знакомство читателя с Марией Семёновной, которое постепенно переросло в нежное чувство.

Осенью 1945 года они стали мужем и женой, после чего Мария Семёновна увезла «веселого солдата» в наш Чусовой. Сейчас можно смело говорить, что без своей второй половинки Виктор Астафьев вряд ли бы состоялся как писатель, из-под пера которого вышли известные на весь мир, насквозь пронизанные любовью военные произведения (12+): «Звездопад», «Пастух и пастушка», «Ясным ли днем».

Виктор Петрович дарил своей любимой Мане все первые экземпляры-автографы своих книг, а на праздновании своего 75-летия прилюдно вручил ей свои награды — знак и звезду ордена «За заслуги перед Отечеством». За любовь и преданность.

Пусть я с вами почти незнаком…

— Среди экспонатов нашего музея есть письма с фронта, — рассказал руководитель Музея истории Индустриального района Перми Василий Титлянов. — Это живая связь солдата с родными и любимыми. Часто возникала переписка между совершенно незнакомыми людьми, и иногда она становилась больше чем просто перепиской...

Пермский бакинститут выпускал противостолбнячные, скарлатиозные, гангренозные сыворотки — прежде всего для фронта. Жизнь тысяч раненых красноармейцев была спасена этими медикаментами. Зимой 1942 года сотрудники института готовили посылки на фронт. Завлабораторией Вера Николаевна Мирскова тоже отправила посылку и вскоре получила ответное письмо от майора Владимира Георгиевича Соболева с благодарностью за присланные вещи. Так состоялось их знакомство. Знакомство, переросшее в дружбу, а затем в любовь.

«26 января 1943 года. Милая Вера Николаевна, я ничуть не удивился, получив от вас письмо. Мы хоть с вами и незнакомы, но дело, за которое мы боремся и трудимся, делает нас близкими и родными. Любящий вас В. Соболев».

«12 апреля 1943 года. Милая, славная Вера Николаевна! …В вашем лице я нашёл друга, который меня не забывает… Каждую почту ожидаю вашу весточку. Ваши милые, дорогие письма вселяют в меня надежду, что я не одинок»

«3 мая 1943 года. Милая Вера Николаевна! Твою фотографию получил, спасибо, теперь я знаю своего друга. Кругом весна, так хочется жить, а рядом смерть. Увижу ли тебя когда-либо?..»

«25 сентября 1943 года. Милая Верусенька! День нашей встречи приближается с каждым часом нашего победоносного движения вперед. Я жду его с нетерпением. Знаю, что теперь у меня есть любимый человек, который ждет меня. Да, родная моя, в эти дни тяжелых боев так радостно становится на душе, когда со всех сторон нашего фронта разносится победный клич: «Вперед! Смерть проклятому врагу!»

Это письмо было последним: Владимир и Вера так никогда и не встретились, не увидели друг друга. Хотя нет — было еще одно…

«Вера Николаевна! Владимир Георгиевич Соболев пал смертью героя, защищая Родину. Он отдал жизнь за Родину на боевом посту. Похоронили мы дорогого товарища и командира с почестями и славой, как положено герою и любимому командиру».

Владимир Маслянка, Лариса Сосунова, Максим Шардаков. Фото Ларисы Сосуновой.