Горе от ума

31 июля, 18:09


Или как адвокаты ухудшают положение обвиняемых в громких делах. Трагикомедия в четырех частях с предварительным заключением, антрактом и приговором.

В абсолютном большинстве громких процессов есть одна деталь, которую принято не замечать, объясняя строгие приговоры предвзятостью судов. Я говорю о работе защитников. В последние годы наблюдаю закономерность: чем громче процесс, тем меньше адвокаты занимаются собственно защитой, полностью концентрируясь на общественном резонансе.

Устоявшаяся тенденция российской правовой практики в новейшей истории – защитники обвиняемых в громких делах в первую очередь зарабатывают себе политические очки.

Первое дело, которое вспоминается в данном контексте – дело вокально-инструментального ансамбля Pussy Riot. На мой взгляд, юридически ситуация выеденного яйца не стоила – не очень образованные, но активные девушки сплясали в церкви. Жест дурновкусный и неэтичный. А вот уголовным преступлением его сделало не государство даже, а в первую очередь адвокаты. Тогда еще, напомню, в Уголовном кодексе не существовало статьи об оскорблении чувств верующих – она была введена позже. И самым закономерным было бы признать вину в совершении административного правонарушения и добиваться максимально мягкого наказания. Но защитники девушек предпочли пойти по иному пути. Дня не проходило, чтобы в оппозиционных СМИ не появилось статьи о «противостоянии кровавому режиму». Адвокаты не просто напирали на политический контекст, а сделали его центральным, проигнорировав юридические нюансы.

Государство – тяжелая, как я уже писала, неповоротливая махина – отреагировало с присущим ему консерватизмом – обрушилось на всю эту протестную возню всей своею мощью. Итог – реальные сроки по смехотворному поводу. Политическую сторону даже обсуждать неловко. Я, например, с горькой иронией смотрю на то, как мелкие хулиганы превращаются в национальных героев.

Очень похожая ситуация была с громким «делом «Сети». Защита вместо того, чтобы отстаивать интересы обвиняемых, копаться в мелочах, давать правовую оценку и назначать экспертизы, предпочла всеми силами превратить дело в громкий политический процесс. Итог тоже всем известен.

Адвокат Михаила Ефремова не так давно заявил о невиновности актера.

Разумеется, огромное количество СМИ тут же вынесло эту фразу в заголовки, мгновенно возмутились блогеры. «Своего отмазывают!» – самая ласковая формулировка, которую я встретила в сети.

На деле же адвокат (которого, кстати, публично осудили коллеги) сказал так: «Я собрал достаточно доказательств его невиновности. Поэтому я с ним разговаривал, я его убеждал — вину всегда признать успеем».

То есть речь идет не о фактической непричастности актера к ДТП, а всего лишь о юридической линии защиты. И не о том, что актер «пошел в отказ», а о процессуальных нюансах. Но среднестатистический журналист никакой разницы не видит, что уж говорить о среднестатистическом читателе. Юрист же выбрал самые жесткие, кричащие формулировки из возможных, не утруждая себя какими бы то ни было пояснениями.

Что касается дела Сафронова, о работе адвокатов говорить пока рано. Лично я  как юрист, журналист и экс-редактор глубоко убеждена, что он не передавал никаких государственных тайн иностранной разведке, а его дело основано на юридических «зацепках» и тех вольностях, которые дает закон в своих расширительных толкованиях.

В любом случае подождем развития событий.

Что касается в целом правовой картины в медиа-пространстве, известный адвокат Анатолий Федорович Кони писал:

«Надо заметить, что на Западе нет общих жалоб на суды, все ими довольны; там судебное сословие имеет свое прошлое; там деятельность судов регулируется общественным мнением; там судьи воспитаны в уважении к закону. В России же судебное сословие не имеет традиций, оно не получило воспитания, присущего западному судье; в России нет общественного мнения, которое, как сила, могла бы сдержать судейское усмотрение».

Это написано более века назад! К сожалению, с тех пор мало что изменилось. Уровень правовой грамотности в стране в целом таков, что главным рупором просвещения рискует стать передача «Суд идет».

Стандартная картина выглядит так: поднимается общественный резонанс – по причине то ли откровенной некомпетентности, то ли непорядочности отдельных юристов и журналистов. Эти две категории сформировали прекрасный симбиоз – у одних есть возможность стать героями публикаций, у вторых – получить деньги и славу за эти публикации. Следом катится волна мнений, в основном – гневных. Общество разбивается на два лагеря, на «за» и «против», все ругаются со всеми.

Суд, подогреваемый чрезмерным вниманием, выносит максимально строгое решение.

После чего зрители расходятся (до следующего акта этой трагикомедии), адвокат и авторы греются в лучах всероссийской славы и начинают монетизировать образ «борца с режимом».

А вот обвиняемый отправляется «в места не столь отдаленные». Впрочем, большинству из «борцов» он уже не интересен – он свою роль сыграл, и место «преследуемого героя» заняли другие люди. И спектакль продолжается.

Мария Дегтерева