Аркадий Бронников: «Я участвовал во взятии Вены»

9 февраля 2020 , 19:17


Ветеран Великой Отечественной войны рассказал «Звезде» о фронтовых дорогах и об удаче, которая дважды спасала ему жизнь

Июнь 1941-го

«Когда немцы напали на Советский Союз, мне было всего 14 лет», — с этих слов начал свой рассказ ветеран Великой Отечественной войны Аркадий Григорьевич Бронников. На тот момент, когда прозвучало леденящее душу «Граждане и гражданки Советского Союза… германские войска напали на нашу страну», кунгурский мальчишка только окончил шестой класс.

— Призвали, конечно, не сразу. Сначала в армию брали только совершеннолетних, но солдаты погибали один за другим, и войска надо было кем-то пополнять. Меня в итоге призвали в 1943 году — получается, в 17 лет. К этому моменту уже стали брать и тех, кто старше положенного возраста, несмотря на все правила призыва, — вспоминает Аркадий Григорьевич.

Молодого бойца отправили на службу в парашютно-десантную часть. Военная подготовка проходила в маленьком городке Киржаче во Владимирской области. В годы Великой Отечественной войны именно там готовили советских летчиков, десантников и планеристов. Расстояние между Киржачом и Москвой — всего 100 километров, поэтому тихий городок стал одним из ключевых пунктов обороны в военное время.

Выход на линию фронта

— Подготовку я прошел в парашютно-десантных частях, а воевал в стрелковых. Отчетливо помню один из первых боев, когда отправились в Румынию форсировать реку Рабу. Мы с границы пошли в бой, и я уже тогда был в должности помощника командира пулеметного взвода. И в этом же первом нашем столкновении с врагом командир был убит. Мне пришлось взять на себя командование взводом, и я исполнял обязанности командира до самого конца войны, — рассказывает Аркадий Бронников.

Следующим большим шагом молодого уральского солдата стала операция по взятию Вены. Аркадий Григорьевич на тот момент воевал в составе 9-й ударной гвардейской армии 3-го Украинского фронта. Первый крупный бой в наступательной операции по взятию австрийской столицы состоялся в районе озера Балатон.

Советские войска основательно подготовились к нападению на армию вермахта: снаряды громыхали, пули пронзали воздух, танки уверенно шли на врага.

— 13 апреля мы взяли Вену, и нас тут же забросили в Альпы. Медлить было нельзя: мы с ребятами брали по одной сопке в сутки. Помню, в один из дней идем с моим товарищем Иваном Панкратовым по подножью очередной сопки и вдруг слышим, что наверху что-то гремит. Там, прямо над нами, начался обстрел. И в какой-то момент Иван замедляет шаг и падает на землю. Я ничего не могу понять: мы с ним шли плечом к плечу, снаряды в нас не летели — что произошло? Мы сняли с него шапку и увидели, что осколок снаряда прошел сквозь головной убор и попал ему ровно в темя, — делится воспоминаниями Аркадий Григорьевич.

Под крылом Фортуны

Судьба не раз спасала юного кунгурского солдата во время войны. На переходе через Альпы Аркадий Григорьевич дважды чудом остался в живых.

— Еще один случай произошел буквально на следующей же сопке. Мы увидели, что на земле что-то блестит — небольшое, серебряного цвета. Оказалось, там лежит убитый немецкий солдат, а в руке у него — пистолет. Я его начал доставать, а палец погибшего был прямо на спусковом крючке, и пистолет выстрелил в меня. Я даже моргнуть не успел, только чувствую, что шапка куда-то делась — а это пуля ее сбила! Если бы полетела на сантиметр ниже — угодила бы прямиком мне в лоб, — говорит Аркадий Бронников.

Когда Австрия была пройдена, следующей целью стала Чехословакия. Советское командование приказало выдвигаться на помощь чехам, и Аркадий Бронников с товарищами совершил марш-бросок: солдаты прошли 70 километров за сутки.

— До этого дня я даже представить себе не мог, что человек может спать на ходу. Десятки километров на ногах, сутки напролет, без сна и отдыха… На одном из участков пути мы попали под обстрел гигантского 120-миллиметрового вражеского миномета. Я как раз в этот момент засыпал на ходу и не сразу среагировал, но рядом шел капитан Осипов, и он, едва услышав свист снаряда, схватил меня и повалил в кювет. Если бы не он, меня бы снес снаряд немецкого миномета, — вспоминает Аркадий Бронников.

Победоносная весна

Наконец советские солдаты добрались до Чехословакии — остановились в небольшом городе под названием Противин. В чехословацком городке они простояли полтора месяца. Помимо них в Противин прибыли американские солдаты — оборону держали вместе.

— Среди солдат из США было очень много негров, а для нас в то время это была настоящая экзотика! Все тут же начали фотографироваться на память, — смеётся Аркадий Григорьевич.

Когда война закончилась, Аркадию Бронникову было 19 лет. Юный защитник родины был удостоен орденов Отечественной войны I степени и Славы III степени, медали «За боевые заслуги», но самыми ценными Аркадий Григорьевич считает медали «За взятие Будапешта» и «За взятие Вены». После Великой Отечественной войны молодой солдат прослужил три года в Молдавии, а в 1948 году поступил во Львовское военно-политическое училище. Курсант окончил учебное заведение с отличием и получил звание лейтенанта.

Послевоенная жизнь

— В 1955 году я поступил на службу в милицию. Сначала был участковым уполномоченным, потом с отличием окончил Московскую среднюю школу милиции и стал старшим экспертом-криминалистом в пермском аппарате УВД. Я издавал книги по осмотру места происшествия, подготовке материалов для экспертизы, защитил кандидатскую диссертацию по проблеме наркомании в исправительных трудовых учреждениях. После этого 26 лет преподавал в Пермском отделении академии МВД СССР. За время своей карьеры я издал более 70 книг, статей и брошюр, — с гордостью рассказывает Аркадий Бронников.

Для Прикамья Аркадий Григорьевич был уникальным специалистом: в то время он был единственным сотрудником УВД, способным провести любой вид экспертизы. О нем писали в журналах и газетах, его статьи печатали в европейских и американских изданиях.

— Когда я начал преподавать, я стал заниматься изучением тюремных татуировок в России. Проанализировал больше 20 тысяч изображений на телах заключенных мужского и женского пола и в итоге собрал целую энциклопедию. Мою статью о татуировках в российских колониях опубликовали в американском журнале Natural History («Естественная история» — ред.), — говорит Аркадий Григорьевич.

Преподавательской деятельностью Аркадий Бронников занимался до 1989 года. Его труды до сих пор используются в раскрытии преступлений, и к ним обращаются в том числе зарубежные эксперты. Имя Аркадия Григорьевича дважды вошло в мировую историю.

Ксения Серебренникова, фото Владимира Бикмаева.