А ещё в очках!

18 сентября, 21:45


Белорусская писательница Светлана Алексиевич выступила с открытым письмом в адрес – ни больше ни меньше – русской интеллигенции. Всей, я так понимаю, враз.

Общий смысл многословного, как это у Алексиевич принято, пламенного послания можно выразить одной цитатой: «Почему вы молчите, когда видите, как растаптывают маленький гордый народ?»

И пока я судорожно соображала, чем могла бы помочь русская интеллигенция маленькому белорусскому народу, на выступление Алексиевич откликнулись многие. А точнее, творческие деятели, которые любят именовать друг друга «лучшими людьми страны» и «совестью нации».

Виктор Ерофеев одарил мир мыслью, что русской интеллигенции не существует. Лев Рубинштейн озвучил близкую ей, но более мягко: «Но, повторяю, нет никакой «интеллигенции» и нет никакого «народа», а есть отдельные люди, способные к различным формам солидарности и эмпатии и владеющие языком содержательного общения друг с другом».

И еще с десяток авторов с самыми прекрасными лицами горячо высказались в том смысле, что революцию они страшно одобряют, белорусский народ поддерживают и вообще не молчат…

И в этот момент я поняла, что больше всего меня возмущает. Какая мысль не дает покоя.

А на основании чего, собственно, все эти люди говорят от лица русской интеллигенции? Всей?

Почему Лев Семёнович Рубинштейн, Евгения Марковна Альбац, Виктор Анатольевич Шендерович, Сергей Борисович Пархоменко и многие, многие другие, чьи фамилии вы сами с легкостью назовете, продолжая список, взяли на себя тяжелую и неблагодарную ношу – выступать от лица русской интеллигенции?

Я часто читаю «программные речи» перечисленных, и у меня складывается абсолютное ощущение, что русская интеллигенция – это такой как бы специальный кружок с партийным катехизисом и списком высоких моральных стандартов. Что это, извините, узкий круг людей с широко известными в узких кругах фамилиями, куда всякому с улицы не попасть (нет, антисемитизма в моих словах нет).

Но ведь это совершенно не так!

Русская интеллигенция – это в том числе та неприятная женщина в буклях, которая встречает вашего ребенка на школьной линейке и собирает деньги на шторы. Русская интеллигенция – это советской закалки инженер, который и вовсе голосовал за Путина и видал в гробу все на свете либеральные манифесты. Русская интеллигенция – это огромный пласт общества. И русский интеллигент никому ничего не должен. И уж точно ничего не должен отвечать Светлане Алексиевич, что бы она там ни имела в виду.

Русская интеллигенция – не политическая секта, во всяком случае, не только она. И смотреть, как этот термин сначала в некотором роде узурпировала, а потом и всесторонне скомпрометировала группа лиц, объединенных политической идеей, нет решительно никаких сил.

Лично меня больше всего восхитило высказывание Александра Подрабинека, в не меньшей, полагаю, степени русского интеллигента, чем Лев Рубинштейн… Вот оно:

«У меня к Алексиевич встречный вопрос: а почему Вы, Светлана Александровна, молчали в советские годы, когда КГБ гнобило диссидентов? Вы даже не подписали ни одного письма в защиту арестованных и несправедливо осужденных, как это делали иногда наиболее совестливые Ваши коллеги-писатели. Вы были тогда членом Союза советских писателей, заведовали отделом в журнале «Неман». Впрочем, Вы не молчали. В 1977 году, когда КГБ громило Хельсинкские группы в Москве, Киеве и Вильнюсе, когда по стране прокатилась волна арестов диссидентов, Вы опубликовали в своем советском журнале статью «Меч и пламя революции» – панегирик Феликсу Дзержинскому, профессиональному палачу и основателю чекистской корпорации. Вы писали, что влюблены «в его личность, в слово, им сказанное, в мысли, им прочувствованные».

Это, конечно, дела прошлые. Но задавая русской интеллигенции вопрос столь высокого морального накала, надо бы понимать, что значение имеет не только содержание вопроса, но и кто его автор».

Так уж вышло, что много поколений моей семьи зарабатывали на жизнь интеллектуальным трудом, имели образование и базовые представления о культуре. То есть формально я запросто могу отнести себя к русской интеллигенции (другое дело, что система ценностей у меня несколько иная).

Так вот, как формальный адресат вопроса Алексиевич, я под словами диссидента Подрабинека подписываюсь. И добавлю от себя:

«Уважаемая Светлана Александровна! Я бы на вашем месте благодарила высшие силы за то, что истинная русская интеллигенция – большая ее часть, а не выставочные образцы из «Фейсбука», – действительно, молчит. Так уж исторически сложилось, что русский интеллигент – не самый большой революционный активист. Он и в народничестве в свое время разочаровался, и в бунте. Не к тем взываете: более мудрые ваши предшественники делали ставку на рабоче-крестьянский класс и не прогадали. И вам советую. Тем более что стилистику вы уже используете соответствующую».