Пермяки покидают край, где перспективы только не за горами

21 ноября, 17:15


Николай Ставцев
info@zwezda.su

Населенность Пермского края уменьшается. Причины – как объективные, так и субъективные. Основных - три, побочных - масса.

Резкое падение рождаемости (по итогам девяти месяцев в Прикамье на свет появилось 18,9 тысячи младенцев, падение по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 6,6 процента), всплеск смертности (за те же девять месяцев 2020-го показатель превысил 27,2 тысячи человек, это на 5,1 процента выше, чем за аналогичный период 2019-го) и усиление миграции. Сальдо между уехавшими из Пермского края и приехавшими сюда в течение последних пяти лет – отрицательное.

Медицинский цугцванг

В начале ноября с Пермью попрощалась пара молодоженов. Любовь и Александр сыграли свадьбу зимой 2020-го, успели до ограничительных мер, введенных после начала пандемии коронавируса. Весенний режим тотальной самоизоляции на работе и доходах новой семьи не отразился. Новобрачная работала на непрерывном производстве в одном из крупных промышленных предприятий региона, глава семейства – в продовольственном ретейле.

Так что работы у Александра даже прибавилось. Жить решили не под родительским крылом, а на съемной квартире. Стремление к самостоятельности присуще обоим.

– Стали задумываться о пополнении в семье. Ранее по значительному поводу с пермской медициной не сталкивались. Жалоб на здоровье нет. Даже COVID-19 обошел стороной. Хотя о сбоях в здравоохранении наслышаны, причем на примере близких, – рассуждает Александр. – Теща весной оказалась в больнице.

Ей провели сложнейшую операцию. Так всё пришлось обеспечивать самостоятельно, начиная с памперсов и заканчивая перевязочными материалами и лекарствами. Но это еще не беда.

Удивительно другое: буквально через несколько дней после того, как из реанимации маму перевели в обычную палату, долечиваться ее отправили домой. Амбулаторно. Это начало марта было. О страшном коронавирусе тогда только в СМИ писали, причем в привязке не к нашей стране, – заключает молодой человек.

Примерно в то же время Любовь с прицелом на планирование семьи попыталась записаться в женскую консультацию. Увы, не получилось. В электронной, да и в обычной регистратуре более месяца не было мест для записи на прием. Пришлось обращаться в платное медучреждение.

А события минувшего лета и нынешней осени, когда в Пермском крае, по сути, система медицинского обслуживания стала работать лишь на инфицированных COVID-19 и экстренных больных, привели молодую семью к выводу: жить и рожать в Прикамье страшно. Необходимо переезжать в другой регион.

Муж с женой проанализировали варианты и – отправились в Краснодарский край. Александр договорился о трудоустройстве на юге, еще находясь в Перми. Нашла работу на черноморском побережье и Любовь. Съемное жилье сопоставимо по цене с пермскими «однушками», цены на продукты – тоже.

Главное же для них – хоть система медицинской помощи на Кубани и тоже не безупречна, есть свои особенности, но супруга уже спустя пару недель после переезда из Перми попала на прием к гинекологу, встала на учет как молодая мама.

Туманные перспективы

Тревожный тренд последних лет – покидает Прикамье молодежь. Образование двадцатилетние и перспективные получают в здешних вузах, а пути самореализации видят вдали от малой родины.

Пять лет назад набрала популярность работа вахтовым методом. За длинным рублем пермские гастарбайтеры ехали преимущественно на север страны, но тогда еще не имели склонности менять место жительства. Семейные гнезда были в Перми, Березниках, Чайковском, Добрянке…

Сейчас Прикамье всё больше становится в лучшем случае транзитной территорией и местом, куда раз в год, на Троицу, прилетают навестить могилы предков…

– Показательна и официальная статистика Пермьстата, – считает пермский социолог Альбина Галимуллина. – С января по июнь 2020 года из Пермского края уехало на две тысячи человек больше, чем приехало. Также по итогам полугодия почти на пять тысяч сократилась численность налогоплательщиков НДФЛ в возрастной категории от 20 до 30 лет.

Да, всплеск безработицы, да, кто-то идентифицировался как самозанятый. Но тенденция сокращения численности трудоспособного населения в регионе налицо. Люди голосуют ногами против сложившейся в Прикамье социально-экономической ситуации. И эту ситуацию, судя по всему, даже в среднесрочной перспективе не переломить.

Миграционные службы дают такую аналитику по покинувшим Пермский край и приехавшим в него: наибольшее число выбывших на постоянное место жительства за пределы Прикамья выбирали регионы Уральского, Северо-Западного и Южного федеральных округов. К числу наиболее привлекательных территорий можно отнести Свердловскую и Тюменскую области, Петербург и Ленинградскую область и – Краснодарский край.

С государствами дальнего зарубежья в целом сложилось положительное сальдо миграции (в основном за счет притока мигрантов из… Индии, прирост которых составил 63 человека по итогам первого полугодия 2020 года). А вот что касается стран СНГ, то преобладает выездной поток. Наиболее заметный миграционный отток населения из нашего региона отмечен на… Украину.

Последствия чехарды губернаторов?

Мобильность трудовых ресурсов, о которой много говорили экономисты еще в начале двухтысячных годов, для Пермского края может обернуться серьезными рисками уже в ближайшие десять-пятнадцать лет.

Проблемы в сегменте малого и среднего бизнеса, перерегистрация некогда ключевых налогоплательщиков в сферах топливно-энергетического комплекса, пищевой и обрабатывающей промышленности, банковского и страхового сектора в других субъектах РФ делают Прикамье неконкурентоспособным регионом в масштабах не только страны, но и Приволжского федерального округа.

– Точек роста за последние годы в Пермском крае, по сути, не появилось, – прогнозирует руководитель пермской аудиторской компании Алексей Щекалев. – Созданный IT-кластер ведь технологичен, то есть не требует большого количества рабочих мест. Обстановка на рынке труда красноречиво демонстрирует: экономического чуда на камских берегах не ожидается.

Как и обещанного рывка. Путь стагнации, миграции, старения населения – этот вектор задала плеяда меняющихся с 2010 года глав региона. Унылое наследие досталось нынешней властной команде. Да прибавим в принципе неясное будущее из-за коронавирусного кризиса, последствия которого в полной мере население почувствует в будущем году.

В ряде субъектов Федерации с примерно схожим экономическим и промышленным потенциалом Пермский край проигрывает в конкурентной борьбе за «мозги». Умные и перспективные стремятся покинуть Прикамье – территорию, всё чаще характеризуемую как депрессивную.

Причины – не только суровый деловой климат, но и, как принято говорить, упадок социальной инфраструктуры. Регион, погрязший в нереализованных проектах, действительно малопривлекателен. И со временем этот тренд будет, похоже, лишь усиливаться.