«Пермская Керри Брэдшоу»: «Имеем ли мы право судить кого-нибудь?»

21 ноября, 18:33


Анна Букатова
info@zwezda.su

В период, когда пандемия захватила весь мир, становишься особенно дружен с Интернетом.

В Перми в привычном формате отменены все фестивали и массовые гуляния, изрядные ограничения введены на кино и театр. Да что там, даже в магазин ты ходишь с опаской, чтобы вдруг не притащить домой к своим пожилым родственникам этот модный вирус.

Давно ли Интернет появился в нашей жизни, а теперь он становится тебе почти как старый супруг: при каждом удобном случае клянешь его – надоел! – но уже совершенно не представляешь без него жизни.

За месяцы почти что заточения и вынужденного ограничения в передвижении я пересмотрела уже все киноновинки, лучшие сериалы последних лет и всех победителей «Оскара» да Канн. Когда все списки «срочно к просмотру» кончились, тот же Интернет напомнил, что вообще-то на том же «Оскаре» выбирают не только художественное игровое кино, но и документальное с короткометражным.

И в этих номинациях также есть фильмы года, которые киноман знать просто обязан. Не понимаю, почему я начала с шорт-листов 2018 года. Но сейчас это кажется очень кстати.

Английская короткометражка «Немое дитя» (12+) рассказывает историю маленькой девочки Либби, которая родилась глухой. Сюжет строится на отношениях этой малышки, ее замученной мамы, у которой помимо Либби есть еще дети, и молоденькой Джоан, соцработницы, специалиста по языку жестов.

Посмотри я этот фильм до того, как у меня появился ребенок, я бы поставила ему твердую пятерку, вознесла бы на знамена несправедливости нашего мира и вышагивала бы под ними пару лет, громко советуя картину всем на свете как отражение примера людской душевной глухоты, никудышности современного института семьи и еще какой-нибудь дребедени. Той дребедени, что обычно так быстро возбуждает и так легко западает в сердца молодых и неопытных людей.

Слава богу, я посмотрела этот фильм сейчас, когда мне за тридцать, когда я знаю, из-за чего распадаются семьи и какова ответственность быть родителем даже здорового ребенка.

В первом случае, в юности, я бы всем сердцем переживала за Джоан. Мать казалась бы мне конченой стервой, которая забыла, что такое внимательное отношение к людям и любовь. Но сейчас я так сильно болею за этого персонажа, за эту женщину, что не знаю, какими словами и описать.

Я вижу горе одной отдельно взятой семьи и неаккуратность в словах, действиях и поступках молоденькой девушки, которая получила возможность стать свидетелем вещей, в которых ни черта не понимает.

Я ничуть не удивилась, когда узнала, что режиссер фильма – молодой мужчина, который не знает ни что такое брак, ни что значат дети. Это враз объяснило мне появление всех противоречий, возникших в моей душе.

Но на вопрос, который этот фильм породил в моей голове, вряд ли кто-то сможет когда-то дать ответ: есть ли у человека, не имеющего конкретного жизненного опыта, право даже не критиковать, а просто пытаться давать оценку людям, которые этот опыт имеют?

Может ли юная девушка, к примеру, говорить: «Посмотрите на эту мамашу», – и презирать женщину, которая уже третьи сутки не может выспаться, а сейчас орет на своего ребенка посреди магазина, если эта девушка сложнее экзамена по литературе ничего в своей жизни не преодолевала? Может ли немать осуждать мать?

Ведь подобного вокруг полно. Я не единственная вижу такое в соцсетях, в очередях торговых центров, на улице. Можем ли мы судить тех, кто уже который месяц кряду живет на максимальных эмоциональных оборотах и близок к срыву? Что мы знаем об этих людях и об обстоятельствах их жизни?

Да и вообще, имеем ли мы право судить кого-нибудь? Вряд ли можно здесь дать конкретный ответ. Но мир, на мой взгляд, точно станет лучше, если мы хотя бы станем об этом задумываться.