Трудно быть царем. Борисом

12 июля, 16:14

27 июля исполняется 100 лет со дня рождения Бориса Коноплева.

Память о нем окружает нас всюду – основной облик современной Перми сложился при нем.

К столетию, наконец, принято давно очевидное решение о том, чтобы улицу в краевом центре назвать в его честь. Будет и возложение венков к памятнику, стоящему на Комсомольском проспекте, и даже, наверное, торжественное собрание.

Сегодня же у нас воспоминаниями о нем поделятся лишь некоторые из тех, кто знал самого знаменитого первого секретаря обкома КПСС, возглавлявшего область в течение шестнадцати лет – с 1972 по 1988 годы.

Разве вы его не боялись?

– Почему, на ваш взгляд, в Прикамье его помнят, в отличие от многих других руководителей, и спустя десятки лет?

Элеонора Копысова, начальник отдела Института развития образования Пермского края, кандидат исторических наук, заслуженный учитель РФ:

– Однажды меня спросили: вы его не боялись? Конечно, боялись. Но боялись не оправдать его доверия. Страшились сделать что-то такое, что изменит его отношение к тебе.

Во мне это чувство возникло в 1969 году, когда меня, учительницу с десятилетним педагогическим стажем, избрали секретарем обкома комсомола. Именно предварительная беседа с Борисом Всеволодовичем убедила меня, что на этом посту можно приносить пользу.

В комсомоле я проработала довольно долго. Затем были пять лет, когда я заведовала отделом науки и учебных заведений обкома партии. Считаю, это было лучшее время моей жизни. В том числе и благодаря Борису Всеволодовичу – как первый секретарь он много внимания уделял науке.

К примеру, именно при нем создана пермская группа учреждений Уральского филиала АН СССР. Основан Институт культуры.

Борис Левин, первый заместитель председателя облисполкома – председатель агропромышленного комитета Пермской области в 1986–1989 гг., член обкома КПСС, неоднократно – депутат областного совета:

– Он был человек-глыба. Багаж знаний огромный, память изумительная.

С ним можно было быть откровенным: не подставит, не выдаст. Как-то, в середине восьмидесятых, участвовали вместе в совещании у М. С. Горбачёва. Выходим после него, и я говорю: «А ведь коммунисты виноваты, что такой раздрай в стране».

«Да, ты прав, – отвечает он после долгого молчания. – А виноваты в том, что девяносто процентов времени мы занимались хозяйственными вопросами и лишь десять – политикой. А надо бы наоборот».

Строг, но справедлив

– Чем, по вашему мнению, Борис Всеволодович заслужил свое место в истории Прикамья?

Борис Левин: Он был патриотом Пермской области, все отдавал ей. Этот патриотизм был главной движущей силой, руководившей им.

«Камкабель», КамГЭС, Воткинская ГЭС, домостроительный комбинат – он прошел через все эти стройки. При нем бурно строился Чайковский, развивалась Губаха, Березники стали «столицей отечественной химии»…

Роберт Вагин, первый секретарь Березниковского горкома КПСС (1968–1977 гг.), заместитель председателя облисполкома (1977–1990 годы):

– Большой деловитостью, высочайшей степенью ответственности, при этом непоказной человечностью.

Любую сферу жизни области он знал до тонкостей. Старался вникнуть в суть дела и в образ мышления людей, которые им занимались. Знал не только промышленность, но и сельское хозяйство. Прекрасно знал социальную сферу и не недооценивал культуру и искусство: лично был знаком с ведущими писателями, артистами, журналистами. В «оборонку» вообще был влюблен, как и в строительство.

Строго спрашивая, никогда не забывал сказать «спасибо». И заслуженно наградить человека. В «коноплёвские» годы четыре директора березниковских заводов стали Героями Социалистического Труда. А сколько простых рабочих заслужили награды!

– Трудно ли быть «царем» (за глаза Коноплёва прозвали «царем Борисом» – ред.)?

Роберт Вагин: Руководителем быть вообще трудно, особенно первым. Вся ответственность на нем, а в случае с Коноплёвым она сверхвысокая, если помнить масштаб оборонно-промышленного комплекса области, спрос за который всегда особый.

Кстати, «царь Борис» не произносилось в отрицательном смысле. Это звучало уважительно.

Элеонора Копысова: Конечно, он был строг, порой даже жесток. Но всегда – справедлив.

Без звания героя

– Что современные руководители могли бы заимствовать из практики Коноплева?

Борис Левин: На себе испытал: когда встает во весь рост какая-то проблема, стараешься поскорее найти к ней подход и начать решать скорейшим образом. Коноплев действовал иначе: сначала изучал все обстоятельства, влияющие на эту проблему, вникал в них и после брался за самую сердцевину. Мне такой глубины, честно признаться, не хватало...

Как начальник управления сельского хозяйства я в цифрах знал, сколько мы производим мяса, молока, зерна и тому подобного. Как человеку, всю жизнь связанному с сельским хозяйством, сегодня мне больно за него. Сколько было порушено, уничтожено, растащено!..

Но – теперь, прежде чем поднимать отрасль, надо определить цель, к которой будем двигаться. При Советской власти задача была одна – накормить население Прикамья собственно возможностями агропрома области. А сегодня? Уповаем на общий рынок? А пермякам есть чем в нем участвовать?

Сегодня сельское хозяйство края функционирует без цели. Люди чем-то заняты, что-то производят, но действуют вразнобой.

– Кто Борис Всеволодович сегодня для вас?

Роберт Вагин: Считаю его руководителем, который в свое время обеспечил решение важнейших задач народным хозяйством области. В том числе в оборонке – об этой стороне его деятельности по понятным причинам меньше известно.

«Герой» по отношению к Борису Всеволодовичу звучит слишком пафосно. Он сам никогда не преподносил себя исключительной личностью.

Лучше – человек своего времени. Это к нему, старавшемуся не выделяться, очень подходит.

Борис Левин: Для меня Борис Всеволодович – Учитель. У нас с ним общая жизнь.

Когда сегодня мы вспоминаем Коноплёва – мы говорим о нас.

Текст: Людмила Каргопольцева

Фото: Владимир Бикмаев



ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ