Организатор «Клуба теплого вязания» рассказала, как добровольцы меняют жизнь окружающих

2019 , 11:38


Сложно назвать точную цифру, сколько в Перми людей, лишившихся крова по самым разным причинам – из-за болезни, запутанных семейных историй или пагубных привычек.

Волонтерам, которые видят в бездомных в первую очередь людей, важны другие цифры: сколько шапок смогут они подарить оставшимся без крыши над головой, сколько теплых носков и варежек свяжут до наступления холодов.

Иду в нужном направлении

– Наталья, расскажите о своем опыте в благотворительности.

– До «Клуба теплого вязания» долгое время я помогала малоимущим в качестве волонтера, потом моим основным благотворительным проектом был магазин экотоваров «Доброшоп». Точнее, задумывался он как магазинчик, похожий на питерский социальный проект «Спасибо»: мы продавали там пожертвованную одежду, а прибыль отдавали на благотворительность. Потом ушла в декрет, варила варенье и тоже переводила прибыль на благотворительность. Сегодня «Доброшоп» превратился в магазин экотоваров, но его основное назначение сохранилось, мы на этом проекте не зарабатываем.

А вообще самый первый волонтерский опыт случился в 2005 году. Тогда я училась на первом курсе колледжа и участвовала как волонтер в мероприятиях разных уровней, от городского до международного, которые проводились под эгидой Пермского добровольческого корпуса при комитете по молодежной политике. Помню, был Всероссийский съезд патронатных семей, Германо-российский форум, где я занималась сопровождением делегаций. Было и весело, и трудно, есть что вспомнить. Затем я ушла из этой деятельности, а вернулась уже со своими идеями и проектами. Это мне нравится намного больше, потому что не приходится подстраиваться под условия других людей, я могу всю деятельность гибко регулировать. Зная, как тяжело бывает волонтерам, как часто в нашем деле происходит выгорание, стараюсь был понимающей по отношению к людям, чтобы они не уставали, не работали через силу, потому что иногда в погоне за тем, чтобы помочь другим, люди забывают о себе, а это неправильно.

– Как родился «Клуб теплого вязания»?

– Вязать спицами меня научила бабушка, когда мне было около пяти лет, лет в десять я начала вязать крючком в секции, потом много лет не бралась за это дело. И только году в 2014-м взяла в руки спицы и начала вспоминать. Вязание в благотворительных целях стало для меня стимулом не бросать это занятие. Хотелось научиться делать всё правильно, набить руку, а оказалось, что теплые вещи очень нужны людям, и всё закрутилось. Идея вязать для благотворительности появилась весной-летом 2016 года, я начала делать вещи для многодетных и малоимущих, было около 20 адресов. Когда приблизилась зима, я поняла, что одна ничего не успеваю, и подумала, что здорово было бы привлечь еще кого-то. Сделала пост в группе «Помогалка» «ВКонтакте», правда, без особой надежды, сомневалась, что кто-то отзовется. Но 2–3 человека захотели попробовать. Мы связали довольно много вещей и всё передали в семьи. А в начале 2017 года я познакомилась с ребятами, которые оказывали помощь бездомным, и они рассказали, как сильно нужны теплые носки и варежки. Я решила, что кто-то может отозваться и на этот раз и опять сделала публикацию. Откликнулось еще больше людей, но тут я впервые столкнулась с негативом…

– Из-за того, что вы приглашали вязать для бездомных?

– Да. Мне писали, что бездомные пьют, не работают, а вы тут еще им и помогаете. Это было, конечно, очень неприятно, но я решила, что если бы все хотели помогать бездомным, значит, в моем участии не было бы необходимости, а пока это не так, значит, я иду в нужном направлении. И люди откликнулись, захотели присоединиться. Сегодня я уже замечаю более лояльное отношение и к нам, и к бездомным. Начинают говорить не «Фу, зачем вы вяжете для этих алкоголиков?», а «Да, действительно ситуации в жизни бывают разные, нужно помогать». Меня это очень радует.

Людям нужны встречи

– Что представляет собой клуб? Существует ли он территориально или участницы вяжут дома?

– Чаще всего мы вяжем дома и постоянно поддерживаем связь, иногда назначаем общие встречи. Одно время собирались в кафе «Пшеница», нас там с радостью принимали, но сейчас оно закрылось, поэтому встречаемся в семейном центре «Уникальное место». Вообще вязать можно где угодно, для этого занятия не нужно специально с кем-то договариваться. Если к нам хочет присоединиться человек, не умеющий вязать, у него нет спиц, пряжи, он может предупредить заранее, что новичок в этом деле, ему обязательно помогут на общей встрече, даже материалы принесут. Кстати, хотя в клубе много опытных вязальщиц, мы постоянно делимся секретами мастерства, объясняем друг другу то, что знаем. Оказалось, это намного эффективнее, чем смотреть ролики на «Ютубе». Когда из таких встреч вырос клуб, выяснилось, что это важно не только для меня, но и для остальных. Людям нужны встречи, атмосфера уюта, вдохновения. Когда приходишь в клуб уставший, а уходишь полный сил, хочется что-то делать, придумывать, у тебя идеи бьют ключом. Многие участницы подружились именно здесь, у меня самой появилось несколько очень хороших подруг благодаря вязанию и нашим встречам. Мы стараемся поддерживать друг друга и напоминать о том, что выполнить план, конечно, хорошо, но отдохнуть от всего еще важнее.

– Сколько сегодня участниц в клубе и кто они?

– Все люди разновозрастные, у нас есть и пенсионеры, и студенты, и специалисты с детьми и без, есть с внуками и даже с правнуками. У нас никогда не было конфликтов на почве недопонимания, потому что все сошлись на двух близких всем темах – вязании и помощи другим. Политику, религию и другие спорные вещи мы никогда не обсуждаем. Однажды на встречу пришла женщина лет 80, она от кого-то от нас услышала, и ей стало интересно. Она решила познакомиться и очень обрадовалась, что в Перми такая активная молодежь. На второй встрече женщина рассказала, что дома связала носки, но по дороге к нам отдала их бездомному, которого случайно увидела на улице. Так что у нас много интересных участниц, но вот точную цифру, сколько именно, мне назвать сложно. Периодически мне приносят большой пакет со словами: «Это я вязала, моя мама вязала, еще подруги вязали – в общем, это от нас!»

Круговорот добра в природе

– Принимаете ли вы помощь со стороны – например, пряжу? Или участницы всё приобретают за свой счет?

– Мы время от времени делаем в группе публикации, что если нет времени вязать или вы не умеете, но желание помочь есть, то мы с радостью примем пряжу для наших изделий. К счастью, проблемы с ней редко возникают, чаще всего людям нравится вязать из своего материала какого-то определенного качества, поэтому они предпочитают его сами купить. А отдают нам в разном состоянии, не всегда новую, поэтому тут всё по желанию. Я не помню случая, чтобы у нас мастера остались без пряжи, обычно всегда находится выход. Постоянной спонсорской помощи у нас нет, но иногда нам кто-то помогает. Несколько магазинов с отделами пряжи собирали материалы или делали скидку на покупку пряжи именно для наших вязальщиц. Мы дружим клубами и иногда обмениваемся своей пряжей, нам подарили одно, нашим коллегам другое. Получается такой круговорот добра в природе и в городе, где ничего не пропадает.

– Зачем участницы занимаются благотворительностью? Что ими движет?

– Мотивация, мне кажется, у каждого своя. Я давно занимаюсь благотворительностью, и у меня не стоит вопрос, зачем это делать. Мне приходит в голову идея и я рада, если могу ее воплотить. У многих вязальщиц есть специфическая проблема: они очень любят вязать и вяжут много, но девать связанное часто некуда, все родственники и друзья уже одарены и обвязаны. Поэтому наш клуб предлагает такую интересную альтернативу. А еще всем очень приятно получать благодарность за свой труд, вот так просто. Когда «Территории передышки» как центра еще не было, были просто ужины для людей без крыши над головой. На одном из них я подарила бездомным мужчинам наши вещи и помню, как они говорили мне спасибо и просили передать их благодарность девочкам. Было очень трогательно. Всегда воодушевляют фотоотчеты, на которых наши варежки, носки и шапки уже обрели новых хозяев. Для человека очень важно, когда результат его труда измерим, сразу понятно, для чего ты всё это делаешь. Одна участница рассказывала, как у нее изменилось отношение к бездомным, когда она начала для них вязать. Она шла по улице, увидела такого человека и тут же подумала, что, возможно, носки, которые она вязала, сейчас надеты именно на этого человека. У нее внутри что-то переключилось, начала относиться к таким людям более человечно, что ли.

– Есть ли у вас какие-то нормы выработки? Сроки?

– У нас есть общие сроки, к которым нужно успеть связать, например, чтобы подарить наши комплекты на Новый год, но конкретного человека я никогда не подгоняю. Для меня главное, чтобы волонтер вязал, как ему комфортно, чтобы получал удовольствие от того, что занимается важным делом. Я даже дергала всех: если не хотите, устали, то отдохните, не нужно себя заставлять. Если не хочешь вязать, просто приходи на встречу, попей с нами чай, общайся, набирайся сил и вдохновения. Мы никого не заставляем выполнять какие-то жесткие нормы. Когда человек хотел связать десять шапок, но успел только пять и очень переживает, я всегда его успокаиваю, потому что в нашем деле важно сделать хоть сколько-то. Даже одна шапка – это хорошо, а ты связала для пяти людей! Разве этого мало? Люди всё должны делать без надрыва, это важное условие.

Творить добро через силу нельзя

– Как и кому вы передаете связанное?

– В Перми есть и другие благотворительные клубы вязальщиц, некоторые наши участницы состоят сразу в нескольких. Вяжут не только для бездомных, но и для малоимущих, и для детей, родившихся со слишком малым весом. Часть всего связанного мы передаем в «Территорию семьи», туда чаще всего уходят излишки женских вещей для тех, кто оказался в трудной жизненной ситуации. Вообще самое главное правило нашего клуба – мы не отдаем напрямую связанные вещи, не ищем на улицах бездомных или в соцсетях малоимущих. Мы сотрудничаем со специализированными организациями, которым доверяем и которые передают всё своим подопечным. Это «Территория семьи» и «Территория передышки». Хотелось бы посотрудничать с «Добровозим», но пока у нас нет ресурсов осилить несколько объединений.

– Вы работаете по какому-то плану или вяжете, сколько получится?

– В прошлом году я пробовала писать план, сколько и чего именно нам нужно связать. Была идея связать для Центра социальной адаптации определенное количество мужских и женских вещей, например, комплектами: шапка, шарф, носки, варежки. Волновались, осилим ли мы, но все согласились попробовать вязать по плану. И мы его выполнили почти полностью. Когда дарили на Новый год комплекты, то в каждый вкладывали открытку «Связано вручную специально для вас». В этом году мы запланировали связать 50–55 комплектов, но если план будет выполняться не очень успешно и вязальщицам будет некомфортно, мы обязательно обсудим это. Если кому-то удобнее вязать без плана, будем делать без него, как раньше. Сколько свяжем, столько и свяжем, не страшно. Мы действуем по мере сил, возможностей, без насилия над собой, без ущерба для семьи, работы и учебы. В конце концов, это благотворительный проект, стресса нам и в других областях хватает. Творить благо через силу нельзя, да и не получится, иначе это всё начнет тебя раздражать. А мне хочется, чтобы встречи всегда были радостными и таким же был труд.

– Как изменились клуб и участницы спустя несколько лет после начала работы проекта?

– Я не думала, что эта идея так заработает, а оказалось, что самим волонтером клуб нужен. Сейчас люди уже самоорганизовываются, загораются своими идеями и зажигают остальных, всё держится на них. Например, если в прошлом году организация участия в «Большой волонтерской неделе» целиком лежала на мне, то в этом году всем занималась Надежда Старикова. Она сама подала заявку, сама со всеми договаривалась, целиком координировала участие клуба. Я ей очень благодарна. Часто бывает, что участницы меняют свои взгляды, когда начинают заниматься благотворительностью. Можно услышать такое, например: «Я думала, что все вокруг такие злые и корыстные, а я стала общаться с вами и поняла, что у нас огромное число добрых людей, готовых помогать и не ждать чего-то взамен».

Анна Офицерова, фото из архива Натальи Логиновой