Немецкий музыкант променял окрестности Шварцвальда на красоту Пермского края

4 октября, 10:24

Ему рукоплескали лучшие концертные залы мира, а он дает бесплатные концерты для детей Донбасса. У него был богатый дом в Баден-Бадене, а он живет в хантыйском чуме. Он везде ходит босиком, носит дреды на голове, выращивает киви, виртуозно играет на диджериду и хочет жить в России. Тот, кто хоть раз увидел знаменитого немецкого композитора Клауса Бургера, уже никогда не забудет его образ.

Оханский магнетизм

В Прикамье Клауса Бургера занесло с концертами еще лет десять назад, и он настолько влюбился в наш край, что в Германию ему уже больше не хотелось возвращаться.

– Россия – это моя свобода, – заявил музыкант. – Все ее великолепие не передать словами – это какой-то геомагнетизм! Люди прекрасны, открыты. На моей родине все далеко не так – то нельзя, это нельзя, закомплексованность, регламентированность, какие-то необъяснимые страхи.

Когда Клаус увидел оханскую деревушку Любимово с ее почти первозданной природой вокруг, он принял окончательное решение переселиться в Россию.

– Мне поручили встретить в аэропорту Клауса Бургера и увезти в Любимово, – говорит Наталия Лыгалова из Оханска. – Все удивляются, что уже много лет он ходит босиком – правда зимой иногда одевает шлепанцы или валенки. Он совсем не причесывается, на голове у него длинные косички. Очень веселый и смешной дядька! Ну, а если серьезно, Клаус Бургер – немецкий музыкант планетарного уровня, виртуозно владеющий огромным количеством музыкальных инструментов, всемирно известный композитор, написавший десятки симфоний. А еще человек, глубоко и искренне влюбленный в Россию, мечтающий о доме в маленькой русской деревеньке – Любимово.

Заложник толерантности

Правда, самые возвышенные мечты часто беззащитны перед принудительной силой реальности. По закону, постоянно проживать в полюбившемся ему Любимово Клаус, увы, не имеет права. Визу ему дают только на три месяца, поэтому Бургеру приходится слишком много времени тратить на переезды, хлопотные хождения по консульствам и диппредставительствам, сталкиваясь с их вежливой, но бесчувственной бюрократией. Злые языки утверждают, что немецкая сторона тормозит решение с визами из-за того, что однажды Клаус «имел наглость» поддержать детей объятого войной Донбасса – Бургер учил донецких ребятишек музыке. Если это так, то двухстандартная толерантность старушки Европы просто обескураживает. Но вот почему тогда тормозит российская сторона – не совсем понятно. Дают же сразу и за здорово живешь гражданство спортсменам и актерам. А ведь они о детях Донбасса, наверное, даже и слыхом не слыхивали, а приехали в Россию, простите за бестолерантность, зарабатывать бабло. Высокооплачиваемые гастарбайтеры! А Клаус Бургер готов работать безвозмездно – бесплатно преподавать в оханской музыкальной школе, читать лекции, давать концерты.

О гражданстве музыкант даже не мечтает – лишь бы визы продлевали на подольше, чтобы не мотаться туда-сюда, словно беспаспортные герои романов его земляка Ремарка, растрачивая нервы и теряя бесценное время, необходимое для искусства и творчества.

Жители Оханского района горой стоят за Клауса, всегда и во всем стараются его поддержать. Они мгновенно приняли его в свою семью – так он всех покорил. Значит зачем-то нужен людям этот чудаковатый музыкант?

– Мы недавно с оханскими школьниками были в Любимово и беседовали с Клаусом Бургером, – рассказывает экскурсовод местного краеведческого музея Елена Болотова. – Мы гостили в мастерской художницы Елены Синн, когда там неожиданно появился невысокий человек с молодежной прической. Причем пришел под проливным дождем… босиком! Он был настолько артистичен, добродушен и общителен, что дети сразу окружили его, засыпали вопросами. Хотя он еще довольно плохо говорит по-русски, а дети по-немецки – и того нескладней, они очень хорошо понимали друг друга.

Босиком по мостовой

Бургер познакомил оханских детишек с экзотическими музыкальными инструментами. Например, чудно было слышать в уральской глубинке потрясающие звуки диджериду – это такая длинная деревянная труба, культовое изобретение австралийских аборигенов. Впрочем, Бургер может извлекать мелодии из чего угодно. В руках виртуоза в оркестровый инструмент запросто превращается морская ракушка, он может дуть в сложенные вместе ладони и даже в простую пивную бутылку, которая у него звучит не хуже саксофона. Да что говорить, Клаус и сам словно живой музыкальный инструмент – эмоциональный, подвижный, как шотландская волынка.

После сплава по Чусовой Бургер прямо по горячим следам пережитого приключения и от переполняющих душу впечатлений написал симфонию, которую так и назвал – «Чусовая». Впервые она была исполнена на сцене Пермского театра оперы и балета. А теперь представьте: среди чопорных музыкантов в строгих с иголочки костюмах затесался босой дяденька в сэкондхэндовском свитере-самовязе, розовых шароварах с «коленками» и хаотичной прической. Публика была просто в шоке, но в первую очередь не от эпатажного внешнего вида композитора, а от его вдохновенной музыки.

Хотя, что тут удивляться. В музыкальном мире Клаус Бургер носит звание «Золотая туба Европы», он изъездил с концертами почти все европейские страны, много раз был на Востоке. Он играл в оркестре немецкого радио, но потом вдруг бросил высокооплачиваемую работу, раздал друзьям все свои вещи, стал ночевать под открытым небом, отказался от мясной пищи. И еще распрощался с обувью: он всегда босиком – в зной и стужу, на улице и в лесу, дома и в магазине. Как героиня популярного немецкого фильма «Босиком по мостовой» Тиля Швайгера. Так он понимает настоящую свободу, хотя многие называют Клауса чудаком. Ну и пусть, добрых чудаков у нас на Руси любят!

Валенки от Мильграма

Летом Клаус Бургер живет в чуме, больше похожем на вигвам, который нарисовал на печке пес Шарик из мультика про Простоквашино. Довелось ему и позимогорить в деревне, испытав все прелести русских холодов. Тут уж не до босоногости – в лютые морозы его выручали валенки, подаренные Клаусу театральным режиссером Борисом Мильграмом. А жил Бургер в доме Павла Колчанова – дровишки колол, печку научился топить без угара.

– Кстати, именно Павел Геннадьевич возродил заброшенное Любимово, пригласил по интернету людей – тех, кому близка деревня, ее быт, свежий воздух и живописная природа, – говорит Елена Болотова.

Клаус Бургер очень любит местную родниковую воду, а уж в воде он толк знает не хуже, чем в музыке – все-таки из Баден-Бадена. Когда он набирает воду в ключике, то со стороны это выглядит как языческий ритуал. Клаус благодарит родник и исполняет какое-нибудь музыкальное произведение. Всегда новое – экспромтом.

Дружная семья Лесных привила ему вкус к простой русской каше, а Клаус научил их готовить итальянскую пасту. Они вместе копаются в земле, собирая при нашем капризном климате отменные урожаи. Клаус Бургер всерьез увлекся садоводством еще в Германии и недавно привез оттуда саженец киви. И будьте уверены, что со временем, на срам скептикам, будет собирать экзотические плоды на оханской земле.

– Даже не знаю, чем он нас зацепил. Да всем! – говорит о своем немецком друге Алексей Лесных, земледелец, специалист по пермакультуре. – И творчество его нравится, и характер у него наш – уральский, да и житейская философия нам стопроцентно подходит. И, главное, землю Клаус любит как русский крестьянин! Для нас он уже давно свой – оханский, любимовский…

Текст: Максим Шардаков, фото: Наталия Лыгалова




ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ