Как устроен дом престарелых за границей

15 ноября, 10:29

О новых подходах в организации ухода за пожилыми на примере соцслужб Германии рассказала сотрудник аппарата омбудсмена

На протяжении последних 20 лет система социального обеспечения в РФ активно развивается, стимулируя появление новых технологий и форм работы с пожилыми, и в этом смысле всегда интересным остается опыт других развитых стран, чьи подходы к организации социального обслуживания могли бы быть взяты нами на заметку.

Начальнику отдела защиты прав и свобод человека аппарата уполномоченного по правам человека в Пермском крае Ирине Цепенниковой в рамках стажировочной поездки удалось познакомиться с германским опытом на примере учреждений федеральной земли Северный Рейн — Вестфалия. Поездка состоялась благодаря усилиям АНО «Центр «Перспектива» в рамках Германо-Российского социального форума в «Петербургском диалоге» при поддержке совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека и Эрнста-Йорга фон Штуднитца, посла Германии в России. Своими впечатлениями об опыте зарубежных коллег Ирина Геннадьевна поделилась со «Звездой».

В основе действующей в Германии системы социального попечения лежат три принципа: ценность человеческой личности, высокий профессионализм обслуживающего персонала и экономическая эффективность. Даже государственные учреждения функционируют на основе полной самоокупаемости, завися от количества постояльцев в них. Вместе с тем лишь около пяти процентов от всех стационарных учреждений в сфере соцобслуживания принадлежат государству, остальную массу содержит бизнес или же НКО.

В ходе поездки удалось познакомиться с организацией работы как в учреждениях круглосуточного пребывания, так и в дневных стационарах. Особый интерес вызвала работа патронажных служб и организация сопровождаемого проживания одиноких пожилых людей в их собственном либо так называемом сервисном жилье. Вся работа выстроена на принципах уважительного отношения к пожилым, максимально долгого сохранения активности, в том числе с проблемами ментальности, и, что важно, минимального вмешательства в частную жизнь.

Урок безбарьерной среды

Первое, что бросается в глаза при знакомстве с социальными службами уже на входе, — полное отсутствие каких-либо барьеров: заборов, шлагбаумов и сопутствующих КПП с бдительной охраной. Охрана есть, но ее присутствие едва заметно. Проживающий вправе уходить по личным делам либо просто погулять в удобное для него время, если требуется, с ним пойдёт сотрудник.

Такая же максимально безбарьерная среда, снабженная, однако, набором датчиков, фотоэлементов, сигнализаций и простых колокольчиков, создана и внутри зданий. Когда человек едет на инвалидной коляске по коридору, он не думает, как открыть дверь впереди, — она распахнется сама за пару секунд до его приближения; когда ему необходимо принять душ или поесть — на помощь пожилому приходит весь пул возможных технических приспособлений.

Стараются не возводить и психологических барьеров. Человека всегда постараются устроить в родном городе, чтобы его могли навещать близкие.

Близким и привычным должен быть и социальный работник: пожилому человеку психологически очень важно видеть знакомое лицо, поэтому за каждым закреплён отдельный сотрудник.

Материально-техническое обеспечение учреждений, пожалуй, на ступень выше, чем у нас, однако не выглядит абсолютной уж фантастикой, поскольку и у нас за последние годы сделан большой шаг вперед в этом направлении.

Кстати, в отличие от социальных учреждений России и Пермского края, в частности, там не принято заниматься трудо- или арт-терапией. Постояльцы немецких аналогов интернатов занимают время общением или чтением книг. Впрочем, в одном из учреждений, напротив, прививают трудовые навыки молодым инвалидам и делают всё возможное, чтобы эти навыки не утратили пожилые.

Право на беспорядок

Вселяясь в комнату, пожилой человек волен обставить ее по собственному вкусу, привезти свою мебель.

За ним даже есть некоторое право на беспорядок, и лишь если тот превосходит разумные рамки, наблюдающий работник намекнет клиенту в мягкой форме: может, вам помочь?..

В российских интернатах принято принимать пищу и вообще проживать день по установленному расписанию. Немецкому же постояльцу готовят еду к тому времени, когда он привык есть.

Родственники, к слову, вправе приехать в любое время, для них при каждом учреждении имеются специальные свободные комнаты либо так называемое сервисное жилье, проживать в котором можно, пока есть необходимость, в том числе в период ухода человека из жизни, когда нахождение близких рядом очень важно.

Семья не бросит

В основе современной германской системы социального обеспечения лежит принципиально иной принцип финансирования — страховой; в основе современной российской — бюджетный.

Государство в Германии с малых лет приучает гражданина к мысли, что его будущее зависит от того, насколько он сам заботится о нем в течение жизни, и потому, едва начав зарабатывать, от любого дохода человек начинает отчислять в разнопрофильные страховые фонды некоторый процент. Когда наступает страховой случай — потеря трудоспособности и потребность в постоянном уходе, — определяется соответствующая степень нуждаемости в уходе, после чего начинаются выплаты от страховой компании.

Если страховка не покрывает затраты на содержание пациента, остальное он доплачивает самостоятельно. Но не только он! А если доходов самого человека не хватает, часть расходов берут на себя ближайшие родственники. Если же родственники уклоняются, их могут обязать это делать через систему социальных судов. И только в том случае, когда и родственники оказываются неплатежеспособными, расходы по осуществлению ухода берет на себя социальная служба.

В случае если человек, независимо от его возраста, в силу разных ситуаций стал нуждаться в уходе, ему выплачивается страховое возмещение, при этом он может оставаться дома, когда уход могут организовать родственники, или прибегнуть к услугам патронажной службы, выбрать переезд в социальное учреждение.

Рассмотрим на примере самого сложного и затратного случая — помещения гражданина, почти лишенного возможности передвигаться и страдающего, скажем, возрастной деменцией. Полная стоимость содержания в месяц составит примерно 4,5–4,7 тысячи евро, из них страховка покроет лишь чуть более двух тысяч. Оставшиеся средства будут предоставлены из доходов гражданина либо средств его семьи, пока сохраняется платёжеспособность.

Каждый госпиталь, приют или хоспис вправе в любое время без дополнительного уведомления проверить германские аналоги госпожнадзора, потребнадзора и иных надзорных ведомств, а также представители страховых компаний и социальных служб.

Кузница социальных кадров

Та система попечения, которую мы наблюдали, складывалась в Германии в течение последних 150 лет. Современной российской системе социального обеспечения — немногим более двадцати. Но, по оценке уполномоченного по правам человека в Пермском крае Павла Микова, мы быстро учимся и довольно скорыми темпами перенимаем положительный опыт. Тем более что защита социальных прав соответствует целям устойчивого развития ООН. А в Пермском крае сложилась уникальная кузница кадров: социальных работников уже в течение четверти века готовят в госуниверситете, в медицинской академии приступили к подготовке врачей по специальности «Гериатрия».

Наблюдая за в чем-то уникальным опытом немецких социальных служб, я тоже кое-что смогла рассказать зарубежным коллегам и соотечественникам из других регионов России, в том числе в части развития стационарзамещающих форм работы с пожилыми. Например, поделилась результатами внедрения эффективной практики «Семья для пожилого», реализуемой в Прикамье с 2009 года. Многие пожилые люди благодаря этому проекту обрели спокойную старость и достойный уход и заботу в пермских семьях. Коллеги из других субъектов России и немецкие службы с интересом отнеслись к опыту Пермского края.

Игорь Карнаухов, фото Ирины Цепенниковой




ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ