Гонка за отходами. Собкор «Звезды» превратилась в штурмана мусоровоза

26 марта, 12:21

Недавно пересматривала «Миллионер из трущоб». Действие происходит в Индии, где кварталы для бедных завалены горами мусора. И подумала: не дай бог такой «киношной» жизни Прикамью. И ведь опасения – не на пустом месте: леса уже завалены до такой степени, что звери перебегают в другие.

Приключения неуловимых

Чтобы хоть как-то спасти планету от катастрофы, наверное, и придуманы работники ЖКХ. Их миссия, конечно, не поставит точку в проблеме отходов, как бы печально ни звучало. Но хотя бы частично они эту проблему решают, собирая бытовой мусор.

Населению импонируют контейнеры, установленные возле многоквартирных домов: пока не наполнены – можно валить (пусть порой их не смущает валить рядом). Некоторые против стационарных баков: бездомных собак навалом – пасутся возле, покусать могут. Уже не устраивает людей раз в неделю, к назначенному времени и месту, согласно графикам контор ЖКХ, волочить мешки того, что осталось за кадром потребленного. А сейчас в Очёрском районе, к примеру, только такой способ расставания с мусором и остался: головы повыше покумекали и решили попрощаться с контейнерами.

Сейчас, помимо обслуживания домов, сбором мусора в Очёре, поселке Павловском и деревне Нижняя Талица заведует Очёрская управляющая компания. Ее главный инженер Александр Дементьев уже девять лет, наверное, даже во сне видит канализацию и водопроводы, реки людей с горами мусора. На его плечах вся хозяйственная деятельность организации. Он сантехников начальник и водителей КамАЗов командир. Сейчас УК имеет две единицы мусоровозов, еще две предоставляет городская администрация. «Неуловимый» – так зовут его очерцы. Причем с уважительным оттенком, потому что Захарыча не застать в кабинете – он денно и нощно контролирует работу своих подчиненных.

Сегодня Дементьев переживает, как сложится работа по новому закону, вступившему в силу 1 января. За услугу по сбору и вывозу ТКО отвечает региональный оператор. Несведущее в разделениях полномочий население до сих пор не получило квитанции, бабушки звонят специалистам компании, переживают, и с подрядчиком никто путем не рассчитывается, работают за здорово живешь.

У Александра Захаровича очень похожее на народное мнение по поводу реформ в ЖКХ. Он считает, что люди не должны платить за мусор как за отопление – исходя из их жилплощади: «Не стены же мусорят – человек, значит, подушно и надо брать».

Матерись, но делай!

Несмотря на негодование в адрес законодательных ново­введений, сотрудники УК продолжают работать. На часах 17.30. Через полчаса заступит на смену Андрей Мусихин, с которым мне и предстоит совершить поездку по Очёру. С водителем знакомимся у гаража УК, расположенного рядом с пожарной частью в Нефтеразведке. Забираюсь в кабину КамАЗа. Какой же он яркий, большой и... громко тарахтящий! Впервые так высоко сижу, далеко гляжу...

 

 

– Андрей Павлович, как управляетесь с такой махиной?

– А тут хитрого ничего нет: знай себе езди да на рычаг нажимай для перегонки мусора из ковша в бочку машины.

Нас ждут 25 остановок и примерно столько же километров пути. Только начали маршрут, а я уже освоилась в просторной кабине и ощутила себя штурманом ралли «Дакар», не меньше. Тем более препятствий в Очёре, как на автогоночной трассе, хватает, особенно весной, когда на дорогах вязкая снежная каша, вероятность застревания в которой почти стопроцентная. Сегодня водителю Мусихину этот процесс нервишки уже потрепал: засел у колледжа – еле вытащили трактором.

– А сейчас будет немножечко экстриму, – предупреждает Андрей Палыч. – По Красноармейской поедем.

Отчего-то после этой фразы в голове завертелась песня «...Не страшны ни дождь, ни слякоть, крепче за баранку держись, шофер».

– Песни поете в дороге?

– Только матерюсь, если народ не понимает, и с машиной на этом языке разговариваю в сложных ситуациях.

Уф-ф, а поматериться-то пришлось – и было из-за чего. Сначала из-за проваливающегося снега под тяжелыми колесами, потом из-за тупости неадекватов. Мужик с пакетами встал посередь дороги, лыбится, Мусихин ему: «Отойди, такой-сякой!» Тот – ни в какую. Ну, Мусихин трехэтажным русским языком образумил дядю…

Поворачиваем на узенький переулок. Смотрю на Андрея Палыча – с него сто потов, кажется, сошло. Оказалось, из кабины высокой машины страх не поделить с кем-то дорожное пространство – грозу клаустрофобов – гораздо сильнее, нежели подобная боязнь в салоне легковушки.

– В лесу дороги лучше, чем в Очёре, – вздыхает мой водитель и «пришвартовывается» к бровке. На переулочек Свободный подниматься не будет – там сплошное месиво.

Мусоровоз-романтик

Темнеет. Андрей Палыч зажег фары. И как-то стало в кабине по-другому – немного жутковато и таинственно одновременно. Почему-то вспомнился сериал «Дальнобойщики», фрагменты с веселыми разговорами двух мужиков в ночи в несущемся куда-то КамАЗе... А на горизонте появилась последняя стоянка на маршруте – поселок Дружба.

Въезжаем на улицу – тупик: хозяин иномарки, вероятно, забыл, что сегодня приедет мусоровоз, и оставил своего «коня» посреди дороги.

– Если поеду – сомну его, никак не объехать, – говорит Мусихин. Погудел. Молча проводил взглядом отъезжающую тачку, и снова за дело...

Собранное за смену спрессованное «добро» Андрей Палыч увезет на свалку в Верещагино, как только 12-тонный КамАЗ загрузится. Не успевшие к мусорке смогут отнести свои пакеты в контейнеры на ул. Носкова, откуда те также отправятся на полигон.

Моя смена тоже закончилась. Спускаюсь с оранжевой махины длиной более 10 метров, чувствуя качку, как при шторме в океане. Прокручиваю в мыслях городские картинки, рассуждения водителя по поводу сознательности и несознательности граждан при выбросе мусора, о том, что сжигаемый хлам можно и в печке, как он, сжигать, а не заваливать им перелески... Перед глазами – напряженное лицо моего «экскурсовода» во время работы, которую он считает по-своему романтичной и любимой... Его разные эмоции, гордость за выбранную профессию, точность в прибытии на стоянки, хоть и условия не ахти, его руку помощи, когда перехватил у бабульки мусорные баулы и сам донес до «забрала»...
Иду домой и опять думаю: вот так посмотришь на наших людей не на стоянке, с высоты камазиста, и диву даешься – никакого порой уважения к обслуживающему брату. А могли бы услугой вежливости на услугу отвечать. Ведь за сор, вываливающийся из ртов, отвечает не управляющая компания.

Текст: Крестина Безгодова, газета «Очерский край» специально для «Звезды»

Фото: автора



ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ