Мужские слёзы. Колумнист «Звезды» размышляет об откровенности

3 августа 2018 , 17:15

На днях я задумалась об откровенности. И неслучайно: был повод. Мужчина, мечтающий стать мужем одной моей подруги, и ей, и мне, и вообще очень многим вокруг последние три месяца рассказывает о чувстве небывалой силы, что завладело его сердцем. Ему он был обязан ощущением настоящего счастья, что не оставляло его уже шестой месяц. Наш друг клялся, что испытывал подобное впервые в жизни, что все прошлые его любови меркнут вблизи этой, как последняя звезда на небосклоне июльского рассвета. Наконец, он божился, что совершенно ясно понимает: ради и во имя такой любви он отважился бы даже на преступление.

Как в той басне великого нашего остряка Крылова про кота, не отягощенного излишней моралью, где есть такие слова: «А Васька слушает, да ест…», во мне однажды зародилось предательское недоверие к нашему «Ромео». Уж больно все его откровения стали походить на сценки из любительских выступлений при кружках драматического искусства какого-нибудь сельского клуба. И вовсе не только потому, что герой уже совсем не выдуманной любовной драмы с небывалой легкостью и скоростью варьировал состояния полного отчаяния и экстаза. Просто в моменты своих откровений он стал… плакать!

Я не уверена, что четко для себя определилась с ответом на вопрос: всё же плачут мужчины или нет? Это, допустим, личное дело каждого. Здесь же проблема в чем-то другом, в какой-то излишней откровенности. Ну в том же этикете это вовсе не приветствуется. Шагая по следам известной поговорки, в приличном обществе вряд ли станут обсуждать три вещи: политику, религию и личную жизнь. Этому вторят и психологи. Сразу несколько моих знакомых любителю поплакать на публике приписывают признаки натуры паразитирующей — той, которую не заботит не только собственный моральный облик, но и груз чужой ответственности, сложенный на близких людей.

Может быть, и мне пора к психологу — как человеку чрезмерно рациональному и, скажу даже, расчетливому. Я, кстати, никогда не считала себя такой. Но как же теперь рассуждать иначе, если меня не трогают эти мужские слезы? Помнится, кто-то из современников сказал, что мужские слезы бесценны, то есть они столь редки, что в попытке встретиться в природе с ними будут соперничать самые таинственные минералы планеты, такие как жадеит или грандидьерит. И если бы так и было, наверняка те слезы всех их свидетелей поражали бы и заставляли задуматься о чем-то большом и значимом. Это если бы те слезы видели свет пару раз в жизни. А слезы нашего друга уже опережают положенный им график в сотни тысяч раз. Видимо, поэтому и не впечатляют. Эх, черт бы побрал эти условности!

Знаю я еще одну народную поговорку про слезы, правда, женские: «Говорят, женщина неправа до тех пор, пока не заплачет». Пойду подумаю над ней… Подумаю, пока там говорится только про женщину и пока это вроде бы никого не смущает.

Текст: Анна Букатова
Фото: открытые источники