Наш человек в ООН

12 июля, 16:43

В 2004 году Ольга Зубкова, учитель по первой профессии, взялась за проект «Тетрадка дружбы», который был призван увлечь и объединить мальчишек и девчонок со всего краевого центра. Спустя четырнадцать лет Ольга Викторовна, ведущий в Прикамье специалист в области добровольческого движения, говорит о социокультурных инициативах с трибуны Европейского отделения ООН (Женева).

В поисках воспитания

— Ольга Викторовна, ваше имя начинает упоминаться в СМИ с 2004 года, когда стартовала «Тетрадка дружбы». Чем вы занимались до этого?

— Я коренная пермячка и абсолютно пермский житель. В моей жизни были возможности переехать в другой город, в другую страну. Но я неисправимая патриотка нашего края, уж так меня воспитали.
Мои родители были обычной трудовой семьей. Папа — токарь-расточник, мама копировала документы в геологоразведочной партии.

Бабушка была из поволжских немцев. Представляете, каково это — быть немкой в послевоенном Советском Союзе? Детям — их было четверо — жилось несладко. Дразнили фашистами. Часто приходилось защищать маму, семью, самих себя...

Бабушка мечтала, чтобы дети получили гуманитарное образование. В итоге мой папа единственный из всех не стал учителем. Вместо него на педагогическую стезю вступила я.

— Судя по всему, вам и сейчас близко всё, что связано с детьми. Почему же решили уйти из педагогики?

— Школа оказалась моей стихией… Всё было бы хорошо, но моя профессиональная деятельность совпала с началом девяностых годов. Всё, о чём мечталось, чего хотелось, — всё рухнуло в один момент.

Я была не столько предметником, сколько классным руководителем, мне близко не только преподавание, но и воспитание. Сначала я перешла из обычной школы в частную гимназию. Было много надежд и идей о создании альтернативы государственным учебным заведениям, о реализации авторской воспитательной программы.

— Новая образовательная система вам столь категорически не нравилась?

— А как это кому-то пребывающему в здравом уме вообще могло понравиться? Раньше школа выполняла функции воспитания и образования. Воспитание было на первом месте! Вот и я была ориентирована на то, чтобы сначала воспитать маленького человека, а вслед за тем привить ему любовь к учебе.

Нерентабельная тема

— Выходит, проект «Тетрадка дружбы» стал для вас альтернативой как для педагога?

— Не совсем, история была другой. Настал момент, когда я окончательно разочаровалась в системе образования 1990-x и, выпустив класс, перешла работать на «Эхо Москвы в Перми». Гендиректором радиостанции в тот период был Юрий Хомутов, он подыскивал PR-проекты, которые могли бы приблизить к «Эху» детскую и молодежную аудиторию. В итоге придумал тетрадку: на обложке логотип радиостанции, а на обратной стороне какой-нибудь текст, — словом, чисто рекламный продукт.

Такой проект не пошел: детям были неинтересны рекламные слоганы, они выбирали учебные принадлежности с изображениями животных, с портретами популярных актеров. И Юрий Леопольдович сказал мне: бери тетради и делай с ними что угодно. А как педагог может реализовать обычные тетради? Только наполнив их смыслами!

— Разве этого достаточно? Надо же ещё донести до людей, что появилась такая вот вещь…

— Верно, и я в прямом смысле слова несла педагогам содержание нового проекта: ходила по школам, рассказывала, какую пользу он может принести, что он объединит. Меня услышали руководители нескольких школ, и проект стал системным — оброс конкурсами, наградами, собственными мероприятиями. К концу третьего года с нами сотрудничали уже 48 школ Пермского края. Спустя некоторое время я попросила отдать мне «Тетрадь» полностью. Была создана организация «Вектор дружбы», чьей основополагающей программой «Тетрадка» является и по сей день.

— Прошло почти четырнадцать лет, и ваша «Тетрадка» процветает. В чём секрет?

— Меня об этом часто спрашивают: как это так, мол, какая-то тетрадка — и такой резонанс!.. А успех именно в простоте. Что есть у каждого ребёнка в мире? Тетрадь. Это неизменный школьный атрибут, с которым каждый ребёнок идёт в первый класс…

Участие в проекте предлагается детям ненавязчиво. Ребенок видит, что его сосед пишет в специальной тетрадке стихи, потом одноклассники там что-нибудь нарисовали, потом придумали свою программу и однажды пришли в школу с красивыми дипломами и подарками. Ребенок понимает, как это просто, и включается в творческую деятельность сам.

Сегодня с нашей программой связано 186 школ Пермского края, а в общей сложности у нас около двух миллионов участников из России и 26 стран мира. Всё это сделала «какая-то тетрадка»!

Добро должно быть… с дипломом!

— А как возник проект по развитию добровольчества?

— В один прекрасный день благодаря «Тетрадке дружбы» мы обнаружили интересный эффект. Мы увидели, что дети-участники начали объединяться и совершать благие дела за пределами конкурсных заданий. Знаете, кто становится истинным добровольцем? Человек, получивший много любви. Настоящий доброволец именно такой.

Это и произошло с нашими детьми. Всё хорошее, что делает ребёнок, теперь замечается, оценивается и награждается. В нём находят то, чего раньше не видели родители и друзья. Этот позитив растет, растет, в определённый момент набирается его «критическая масса», и возникает потребность передать его дальше... Так и возник Центр развития добровольчества.

— Доброволец и волонтер суть одно и то же?

— Еще недавно при обсуждении данного вопроса ломались копья... Говорили так: доброволец — человек, занимающийся этим делом постоянно, я бы даже сказала, профессионально. А волонтерами привыкли называть тех, кто вовлечен в разнообразную деятельность по организации крупных событий. Допустим, было понятие «волонтер Казанской Универсиады», сейчас — волонтер на чемпионате мира, и так далее.

Ныне, как вы знаете, в России идет Год добровольчества, и президент эти понятия практически уравнял.

— Вы сказали о некой профессиональной добровольческой деятельности… Она подразумевает специальное обучение?

— Разумеется, добровольчеству надо учиться! Если человек хочет стать добровольцем, ему потребуется получить представление о базовых практиках. Нельзя помогать бороться с лесными пожарами, будучи одетым в шорты и сланцы, потому что тогда тебя будут спасать. Нельзя быть инклюзивным добровольцем, если ты не представляешь, как вести себя с инвалидами!

— И где брать квалифицированные кадры?

— Раньше было негде. Теперь есть Центр развития добровольчества. Его основная функция — реализация образовательных программ, «выращивание» соответствующих специалистов. Как-то раз коллеги, представляющие органы власти, недоумевали: какие деньги, зачем их тратить на добровольчество? Это же, мол, деятельность по велению души!

— И правда, зачем? Ведь большая часть бюджета и так направлена на социальные программы.

— Затем, что добровольчество экономит бюджет любого края и любой страны. Добровольцы — это те люди, которые способны перекрыть многие социальные потребности. Но для этого добровольцев нужно системно воспитывать и обучать.

А ещё добровольчество решает проблемы самих участников подобных проектов. Это возможность в тридцать-сорок лет, когда начинает ощущаться неудовлетворение жизнью (кризис среднего возраста), найти для себя новую область для приложения талантов и способностей. Реализовать себя таким способом.

— Кстати, о самореализации: есть и такое мнение, что быть волонтером значит строить некий фундамент для будущей карьеры. Это так?

— Мы и десять лет назад говорили, что добровольчество — основа для любой профессиональной деятельности. Оно помогает определиться с призванием, наполняет человека различными компетенциями.

Образовательные программы по добровольчеству охватывают многие вещи. Как правильно выстроить встречу с человеком, с которым хотелось бы завязать партнерские отношения? Как подобрать и подготовить площадку для мероприятия? Как создать социальный проект «под ключ» и заявить его на грант? Таких компетенций не дают ни в одном вузе. При этом вам потребуется общаться с чиновниками, со СМИ, с медийными лицами. В конечном итоге однажды сложится так, что двери Ивана Иваныча станут открыты для вас всегда. У вас появятся связи, вас увидят в деле.

С европейской трибуны

— Ваши связи простираются до ООН… Как пермской некоммерческой организации удалось покорить Женеву?

— Всё началось в декабре 2009 года, когда в Перми состоялся международный фестиваль добровольчества «Импульс Прикамья». Среди участников этого мероприятия была пара — представители организации, имеющей специальный консультативный статус при Экономическом и социальном совете (ЭКОСОС) ООН. Посланники из Женевы предложили мне организовать совместное мероприятие на площадке ООН. Я, конечно, согласилась. Два года спустя я обратилась к руководству ООН, и мы получили разрешение на самостоятельную работу.

— Есть еще НКО из России, которые тоже реализуют программы в ООН?

— Из всех российских НКО мы единственные, кто имеет аккредитацию в Организации Объединенных Наций для проведения собственных мероприятий. Не на территории представительства РФ, а именно на площадке ООН. Более того, нашим партнером стала Библиотека ООН — самый мощный гуманитарный «зонтик» в системе ООН. Это тоже своего рода показатель — данная организация никогда не подпишется на низкоэффективное мероприятие.

— Не могу не спросить о деньгах. Если вы — некоммерческая организация, которой надо организовывать мероприятия в Женеве, от которой ждут конкурсов, призов и подарков такое количество детей и взрослых, то как вы всё это вытягиваете по финансам?

— Знаете, сколько раз я порывалась закрыть проект «Тетрадка дружбы»? Вы правы, он очень тяжёлый и дорогой. Первое, весьма долгое, время у нас не было никакой поддержки, никаких субсидий. Всё это появилось только шесть лет назад.

— С 2010 года вы выступаете на площадках ООН, но вас не сразу начали поддерживать на федеральном и региональном уровнях. Как такое возможно?

— А кто бы нас сразу начал финансировать? Для широкой публики звучит здорово: пермский проект стал международным! Но… золотой дождь на нас не пролился. Дело в том, что наша программа была изначально создана и разработана без участия органов власти. Вот если бы мы придумали «Тетрадку» вместе с министерством образования, наверное, всё складывалось бы иначе.

— А как же конференция #infocus, прошедшая не так давно в Женеве?

— Вы правы, в этом году нас поддержали представители бизнеса и правительство Пермского края. Российскую законодательную структуру представил депутат Государственной думы РФ Дмитрий Сазонов, который не только выступил модератором дискуссии о социально-ответственном бизнесе, но и изложил ценные для конференции соображения с точки зрения предпринимателя… Мне очень понравились его идеи, озвученные на встрече с руководителем Женевского филиала.

Деньги решают не всё

— Как бизнес может быть социально ответственным? Кажется, чаще всего бывает иначе: государство принуждает, а предприниматели как могут уклоняются от принудительного «добровольчества»…

— Не путайте добровольчество с благотворительностью. В первом случае государство не станет давить: ему участие социально-ответственного бизнеса по большому счёту не нужно. Если речь идет о строительстве новой сцены для театра за счет меценатов — тогда, конечно, да. Но к корпоративному добровольчеству это не относится.

Программы лояльности для сотрудников нужны в первую очередь работодателям. В любой компании найдутся матери-одиночки, люди, в чьих семьях есть дети с инвалидностью, сотрудники, имеющие на попечении неходячих стариков.

Понятно, что в основе подобных инициатив лежат прагматические цели — не потерять сотрудников, репутацию и прибыль. Хорошие руководители знают: не всё строится на деньгах. Люди, которые охвачены корпоративными программами лояльности, так просто от своего работодателя не уйдут. Потому что чувствуют себя у него комфортно.

Доброволец — ещё не герой

— Вы упомянули благотворительные организации. Насколько их деятельность близка к добровольческому движению, к НКО?

— Благотворительные фонды и некоммерческие организации нельзя сравнивать. В глазах общества благотворители выглядят героями и спасателями. Мы же занимаемся скорее социальной профилактикой — предоставляем такие возможности, чтобы дети не играли в «синих китов», не впадали в наркозависимость. Направляем развитие социокультурных инициатив самих детей.

— Много ли благотворительных организаций в Пермском крае прибегают к возможностям добровольческого движения?

— Немало. Вы наверняка слышали о фонде «Берегиня», помогающем детям, имеющим онкологические недуги. Все знают Дмитрия Жебелева, учредителя и координатора движения «Дедморозим». Александра Сокол известна продвижением проекта содействия усыновлению. Есть и многие другие.

— При таком количестве проектов остается время на себя, на семью?

— Вся моя семья — потомственные добровольцы. К примеру, один из моих бывших учеников стал моим заместителем, а позднее еще и зятем! Вот этого я заранее не планировала, более того, долгое время не замечала… Моя дочь работает у нас креативным директором. Так что скучать по семье не приходится.

Советы от Ольги Зубковой

Всем людям нужна любовь. Будет любовь — будет здоровье, семья, успешное будущее. Когда любви нет — вся жизнь кувырком.

Нужно научиться прощать и понимать. Позитивная энергия генерируется душой без злобы.

Окружайте себя людьми со схожими жизненными ценностями. Будущее — за командной деятельностью.

Текст:  Нелли Кибишева
Фото: из архива персоны

Оформить подписку на e-mail