Слепота поневоле. В Перми жизнь учителя с 45-летним стажем превратилась в мучение после операции

15 марта, 12:23

Два года назад у Веры Евсеевны Симоновой обнаружили катаракту начальной стадии и направили на операцию. В качестве спасителя пенсионерка выбрала пермскую клинику с хорошей репутацией. Цена на операцию была высоковата: восстановить хрусталики обоих глаз стоило 70 тыс. руб. Но кто думает о деньгах, когда речь идет о здоровье? Женщина согласилась. Но все ее надежды на восстановление зрения растаяли как дым...

Умножение диагнозов

Вчера, 14 марта, состоялось судебное заседание по делу о некачественно предоставленной медицинской помощи в частной клинике, куда летом 2016 года обратилась Вера Евсеевна. В ходе двух операций у женщины удалили катаракту сначала левого, затем правого глаза. Но спустя два месяца женщина обратилась в клинику вновь. После полной диагностики выяснилось, что необходима повторная операция, правда, уже за 18 тыс. руб.

У женщины возникла вторичная катаракта, а к ней приложились сложный гиперметрический астигматизм правого глаза, сложный миопатический астигматизм левого глаза, деструкция стекловидного тела глаза и фиброз задней капсулы хрусталика... Названий всех приобретенных заболеваний пенсионерка и не помнит.

Денег у бывшего педагога начальной школы уже не осталось. И женщина была вынуждена отказаться. Да и какой смысл делать операцию в этой же клинике? Вера Евсеевна считает произошедшее с ней простым «разводом» на деньги.

Последние деньги – на юристов

С тех пор жизнь пенсионерки разделилась на «до» и «после». Она писала жалобы в разные инстанции, искала справедливость, отдала юристам последние деньги. Росздравнадзор инициировал проверку в клинике и оценил ее деятельность удовлетворительно. Претензия была к ведению документов. Пока шли проверки, зрение Веры Евсеевны совсем упало.

– Я почти ничего не вижу, только если очень близко. Не могу ни рассмотреть номер автобуса, ни найти такси. Самое дорогое, что было в жизни, они забрали. Кроме того, меня не ознакомили со всеми последствиями операции! Да и делали ее при давлении 170! Как так можно? Из-за нервов, которые уже потрачены, у меня появилась еще и аритмия. Я и так была инвалидом второй группы, ноги больные, так теперь и вовсе... Дети видят, как я страдаю, но тоже не могут ничем помочь. А я уже два года ни о чем, кроме своего зрения, и думать не могу.

«Я буду бороться!»

Последние восемь месяцев бывший педагог находится в ожидании. В ожидании справедливости. Отчаявшись, женщина обратилась в суд. И в суде Вера Евсеевна стояла до последнего, ополчившись против руководства клиники. Но что она может? Ответчики лишь сыплют медицинскими терминами, а подсказать, как ответить, 80-летней пенсионерке некому. Сама себя защитить она не может, а нанять юриста не на что, ценник его присутствия в суде – от 60 тыс. руб. Пенсионерка только тычет трясущимися руками в бумаги, которые лежат перед ней на столе, видимо, в те строки, куда ей указала приятельница, регулярно читающая вслух для Веры Евсеевны.

– Я буду бороться! Я добьюсь справедливости! Даже если проиграю этот суд. Я знаю еще одну женщину, которая пострадала от рук врачей этой клиники. Мы добьемся своего вместе. Она тоже пойдет в суд.

Вера Евсеевна требует от ответчика возместить стоимость лечения, моральный вред за потерянное здоровье и расходы на юристов, помогавших писать жалобы в инстанции. Стороны отказались идти на мировую. Ответчик считает, что зрение упало не вследствие операции, а из-за индивидуальных клеточных реакций организма, которые могут быть спровоцированы некоторыми заболеваниями. 

— Из-за названия и похожих симптомов вторичную катаракту могут путать с классической, однако это два совершенно разных состояния, которые влияют на снижение остроты зрения. Первичная катаракта — это помутнение хрусталика глаза, вторичная — уплотнение задней капсулы хрусталика, тонкого мешочка, в котором и находится хрусталик. Вторичная катаракта развивается не из-за операции по удалению классической катаракты, а из-за индивидуальных клеточных реакций организма, которые могут спровоцировать некоторые заболевания (например, сахарный диабет, заболевания соединительной ткани, суставов и др.). Избавиться от вторичной катаракты гораздо легче, чем от первичной: менять хрусталик больше не нужно, достаточно лечения лазером. 

Пациентка от лечения вторичной катаракты отказалась. Инициированная ею проверка Росздравнадзора не выявила нарушений в действиях врачебного персонала клиники: лечение было оказано строго в соответствии с установленным диагнозом. В случае, если пациентка изменит решение, клиника по-прежнему готова оказать ей помощь. Вместе с тем мы продолжим отстаивать в суде профессионализм своих врачей и правильность принятых ими решений, — сообщили в клинике.

Может показаться, что пенсионерка просто нашла крайних, но дело в том, что до операции женщина видела, а сейчас – почти нет. Следующее слушание в суде состоится 11 апреля.

Текст: Алена Катаева

Фото: Алена Катаева

Оформить подписку на e-mail


ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ