Как Пермский край недосчитался Нобелевки: загадки жизни и смерти психиатра Геннадия Крохалева

14 февраля, 16:12

В середине 70-х годов прошлого века по Перми поползли слухи о необычных экспериментах некоего «врача из психбольницы». Он якобы успешно фотографировал образы, рождавшиеся в головах больных, склонных к галлюцинациям.

Очевидцы опытов горячо доказывали, что лично наблюдали на снимках, полученных с помощью примитивной фотокамеры и маски для подводного плавания, лица людей, изображения предметов, животных и даже целого духового оркестра! Скептики же усматривали в размытых картинках то засветку пленки, то следы грязи в проявителе…

Исследователь публично настаивал на реальности процесса обратной передачи зрительной информации с сетчатки глаз в пространство. В принципе, данная гипотеза легко воспринималась: если с сетчатки информация уходит в мозг, формируя наблюдаемые нами картины мира, почему бы не существовать и «обратной связи»?..

Звали этого врача Геннадий Крохалев. Он не только попытался доказать правоту гипотезы, но и заявил: «Мысль материальна!» В чём, понятно, разошелся с самими материалистами…

Откровения «слипера»

— Пришли трое: два человека и инопланетянин, который тоже выглядел как человек… Сначала забрали мою жизненную энергию. Потом сделали так, что я сам себя порешил. А дальше уже я наблюдал со стороны, как они искали и собирали мои записи и материалы. Уехали на «газели»… — так описал свою смерть некоему «слиперу Наташе» дух… самого Геннадия Павловича.

Это блуждающее по просторам Интернета «расследование через гипноз» было проведено сравнительно недавно в Центре гипнологии им. Я. Брюса в Петербурге, оказывающем гражданам различные услуги по связям с «тонкими мирами»… Впрочем, московским центром гипноза, носящим имя того же учёного, «невский» сайт объявлен мошенническим. Что снижает доверие к откровениям находившейся в трансе «слипера Наташи».

Различных спекуляций вокруг имени пермского психиатра возникло немало. Недавно Игорь Прокопенко сообщил о растущем интересе к идеям Крохалева. Ссылаясь на зарубежные источники, популярный ведущий заявил даже о возможности присуждения Нобелевской премии за исследования в этой области знаний...

Интересно, что о «скором присуждении» ему Нобелевки сам исследователь заявил еще в 1996-м в интервью корреспонденту «Звезды» Сергею Журавлёву.

Сергей Фёдорович полвека проработал в нашей газете, опубликовал сотни материалов о людях пермской науки и продолжает творческий путь как автор книг. Он согласился ответить на ряд моих вопросов…

Апелляция к мировому разуму

— Сергей Фёдорович, вы были последним, кто брал интервью у Крохалева. Где и как произошла ваша встреча?

— В тот год я вернулся в «Звезду» после длительной командировки в «Вечернюю Пермь», главным редактором которой был больше десяти лет.

Темы науки оставались мне близкими, и сообщение о готовящемся в нашем городе Всероссийском форуме уфологов привлекло внимание. Среди известных личностей, таких как летчица Марина Попович, сталкер Эмиль Бачурин и ряд других «контактёров», в зале Дома культуры Общества слепых я встретил и Геннадия Крохалева.

Он и раньше не казался приветливым, но в тот раз выглядел особенно напряженным. Скупо ознакомил с последними результатами: «Провел 286 опытов, в 116 случаях получил изображения на фотоплёнке. Все 116 пациентов подтвердили, что действительно грезили о чём-то подобном...»

Было заметно, однако, что эта тема и результаты съемок не занимали в жизни Геннадия Павловича главное место. К моменту нашей встречи минуло уже десять лет, как Госкомитет Совмина СССР по делам изобретений и открытий отверг его заявки на открытия «Формирование глазом голографических изображений в пространстве зрительных галлюцинаций» и «Формирование мозгом в пространстве зрительных галлюцинаций». А отсутствие регистрации привело к потере приоритета, что не могло не расстроить автора…

Но несколько неожиданно он заговорил о другом. Цитирую свою тогдашнюю запись: «Всем следует знать, что каждое слово, произнесенное с ясным осознанием его значения, с глубокой концентрированностью, мобилизует… Образное мышление, дружное обращение людей к Мировому Разуму могло бы остановить даже войну в Чечне...»

Потом сказал, что в 1997 году ему и «одному американскому профессору» будет присуждена Нобелевская премия за открытие планетарного масштаба. Эту же фразу Геннадий Павлович повторил, выступая с трибуны форума, и заявил о необходимости проведения серьезной научной дискуссии о психоэнергетических источниках мироздания.

…Комментируя потом в «Звезде» это его предложение, я счел необходимым сказать о том, что волновало и меня самого: «Дело в том, что в стране научные дискуссии не слышны. Гремит твердая поступь уверенных в себе чумаков, кашпировских, милиц и ефросиний, зомбирующих постепенно наш и без того не очень психоустойчивый «электорат». Беспардонное вмешательство в тончайшие сферы человеческой психики, особенно опасное в кризисное для общества время, стало угрозой нашей безопасности».

Интересно, что именно уфологи настаивали тогда на необходимости принятия закона, защищающего психосферу населения. Но принят он не был. А пришёл ли Крохалев к новому открытию — так и осталось неизвестным.

Необъяснимая гибель

Что касается обстоятельств его гибели, можно сослаться на слова пермского уфолога Николая Субботина. Он впоследствии писал: «Случилось неожиданное жуткое событие. Геннадий Павлович покончил жизнь самоубийством в апреле 1998 года. Для всех это было ударом и неожиданностью. Он находился на пике своей творческой активности. Буквально за неделю до этого трагического события принес свою новую, шестую по счету книгу, подписал, был весел… Мы долгое время пытались найти следы архива Геннадия Павловича, но безрезультатно. Он пропал после его смерти. Да и была ли она случайной? Многие из друзей Крохалева считают, что нет… Семья учёного до сих пор не оставляет попыток провести расследование его смерти. Брат Крохалева говорил с ним по телефону всего за два часа до гибели: Геннадий был бодр и полон сил, делился планами дальнейших исследований... А дочь погибшего утверждает, что время смерти, которое для чего-то зафиксировал отец, записано не его рукой...».

— Но определенное признание его работ состоялось. Даже было сообщение, что еще в сентябре 1990 года в Перми при городском центре социально-психологической адаптации и терапии «Доверие» была открыта лаборатория по психотронике. Ее создали якобы по рекомендации Центра космических исследований, и там планировали провести научные исследования по изучению физической природы электромагнитных излучений из глаз, сконструировать фоторегистратор зрительных образов мозга…

— Мне ничего не известно о деятельности подобной лаборатории. А впервые я услышал о Крохалеве в середине или в конце семидесятых от сотрудника нашего отдела Александра Лебединского, присутствовавшего при первых опытах Геннадия Павловича.

Лебединский, помимо увлечения журналистикой, был еще и кандидатом медицинских наук, понимавшим, что надо быть особенно осторожным в пропаганде тех или иных «достижений медицины». Правильнее было просто не мешать исследователю ненужной шумихой. Да и, прямо сказать, тогда на «сенсацию» это не потянуло. История данных попыток уходила в прошлые века. Никола Тесла писал о такой возможности еще в 1893 году! Так что скептицизм наш, с учетом явно примитивного инструментального обеспечения крохалевских экспериментов, был понятен и, думаю, вполне оправдан.

К тому же у Геннадия Павловича тогда сильно усложнилась жизнь — после проявления интереса к его экспериментам со стороны японцев. Подоспела и наша центральная пресса, давшая зеленый свет выходу документальной ленты «Вижу мысль!» («Пермьтелефильм»), которая, как и ожидалось, ничего не подтвердила и не опровергла. Впрочем, как и другие публикации.

Чудик чудику рознь

— Почему «Звезда» вообще заинтересовалась этим исследователем?

— Надо сказать, что в самом начале семидесятых в «Звезде» был создан новый отдел — науки и вузов. Для областных и даже республиканских газет в то время это было внове и диктовалось во многом бурным развитием отраслевой и вузовской науки в Прикамье, а главное — началом становления группы академических научных учреждений под руководством Александра Поздеева.

К нему я и пришел на первое интервью после назначения меня в 1973 году заведующим отделом. И сразу же столкнулся с поразившими меня своей широтой и свободой увлечениями и фантазиями профессора — будущего первого в Перми члена-корреспондента Академии наук СССР, создателя первого на Западном Урале академического института механики сплошных сред. Ему оказались интересны не только актуальные задачи материаловедения, но и проблемы развития цивилизации, тайны сознания, работа мозга и многое другое.

Интересное было время!.. В пермских лабораториях моделировали невесомость, получали новые композитные материалы с заданными свойствами — проводился широкий спектр пионерных работ по самым актуальным направлениям.

Но наш отдел постепенно оказался в центре притяжения и тех, кого мы между собой называли «чудиками». Непризнанные гении, изобретатели, авторы «эпохальных» открытий, как оказалось, в немалом количестве водились на нашей благодатной земле. Некоторые, особенно в пору весенне-осенних обострений, буквально одолевали редакцию. Оказалось довольно трудной задачей отличать просто больных людей и истинных талантов, уставших доказывать в различных инстанциях правоту своих идей и новизну разработок.

Памятуя о неприглядной роли прессы в преследовании, например, генетиков и кибернетиков, мы старались вести себя осторожно, предваряя возможные «сенсационные» публикации обращением к мнению экспертов. Иногда предложенная авторами тема увлекала настолько, что на свой страх и риск мы рассказывали на страницах «Звезды» о создателе новой периодической системы элементов, об энтузиасте машущего полета, летавшем над шоссе в Закамске, о самодеятельном конструкторе электродвигателя с небывалым КПД… Писали, например, об уникальных экологических проектах «единой системы сбора мусора вдоль берегов Камы и Волги». И даже — об освоении Луны…

На наш взгляд, подобные публикации давали импульс молодым исследователям, будили фантазию, стимулировали научное и техническое творчество. Исследования Крохалева вписывались в эту тенденцию. При этом мы старались избегать каких-либо оценок. А надо сказать, желающих «побороться с лженаукой» тоже хватало.

…К сожалению, «цензура капитала», «власть денег» после распада страны оказались для прессы страшнее «советской цензуры». Научная тематика присутствует в журналистике разве что в виде «сенсаций» и скандалов. Или ограничена проблемами роботизации и информационных технологий. Но, по-моему, наряду с работой над созданием «искусственного разума» не худо было бы на основе современной техники вернуться к проектам пермского врача Геннадия Крохалева. А главное, отыскать его работы о материальности мысли, вербальной энергетике, экологии сознания…

Ведь где-то эти материалы наверняка остались…

Досье «Звезды». Геннадий Павлович Крохалев родился 12 августа 1941 года в Юсьвинском районе Пермской области. В 1965 году окончил Пермский медицинский институт. С 1967-го работал врачом-психиатром в областной психиатрической больнице № 1. В 1973 году предпринял попытки фотографирования зрительных галлюцинаций у больных алкогольным психозом, протекающим в форме галлюцинаторного помрачнения сознания. Его исследования привлекли внимание ученых в Японии, Германии, Италии, США и в ряде других стран. Г. П. Крохалеву и его идеям посвящены десятки статей. Было снято шесть документальных фильмов. При невыясненных до конца обстоятельствах покончил с собой в апреле 1998 года.

Алёна Дмитриева, фото из открытых источников.




ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ