Время одиночек давно прошло

13 сентября, 11:29

Краевой парламентарий Андрей Бурдин – о командных интересах, инвестициях в округ и пользе работы «на земле»

Региональные парламенты уже давно превратились в клубы бизнесменов и топ-менеджеров, проживающих в мегаполисах и мало знакомых с реальной жизнью электората. Однако в Законодательном собрании Пермского края ещё встречаются депутаты из сельской местности, которые в свободное от законотворчества время работают с детьми в обычных бюджетных учреждениях. Как тот же Андрей Бурдин, представляющий в краевом парламенте интересы жителей Большесосновского и Частинского районов, Оханского, Очёрского и Нытвенского городских округов. Как он оценивает эффективность своей депутатской деятельности? Помогает ли ему работа простым тренером ДЮСШ в законотворчестве? Как он оценивает возможность исполнения нацпроекта по вовлечению населения в регулярные занятия физкультурой и спортом? Об этом и многом другом – в беседе парламентского корреспондента «Звезды» с Андреем Бурдиным, депутатом краевого Законодательного собрания по округу № 25.

ФРАКЦИОННО-КОМАНДНАЯ ИГРА

– Андрей Михайлович, что является главным показателем эффективности деятельности краевого депутата?

– Если исходить из того, что основная работа депутата – законотворчество, то мерилом должно быть количество внесённых законопроектов. Но время одиночек, когда депутат в тиши кабинета разработал закон, внёс его в Законодательное собрание, добился положительного заключения всех служб и губернатора, договорился о поддержке со всеми парламентскими фракциями, а потом и добился его принятия на пленарке, давно прошло. Честно сказать, я даже не уверен, что оно когда-то было. В парламенте, выражаясь спортивной терминологией, практикуется командная игра. Мастеров-одиночек, способных переиграть всех, у нас нет.

Я не скрываю своё участие во фракции «Единая Россия». Партия меня поддержала, поэтому работаю в составе соответствующей фракции. Считаю, что это честно. Поскольку я командный игрок, то сегодня вся моя законотворческая деятельность сосредоточена во фракции. Мы обсуждаем проблемы, вырабатываем предложения, а аппарат готовит законопроекты и поправки, которые фракция впоследствии продвигает в парламенте. Поскольку в нашей фракции состоит 42 депутата из 60, то наши инициативы легко проходят через голосование. Однако лидером по количеству законодательных инициатив является не фракция «Единая Россия», а губернатор и правительство. Это понятно: передвижки денег в бюджете, изменения в законы под федеральные транши и другие элементы гибкости под ситуацию.

ПЛЮСЫ КРАЕВОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ

– Но если мерило – не количество законов, то что?

– Считаю, что основная моя работа – это быть в теме того, что происходит в избирательном округе, сотрудничать с главами и местными депутатами, быть в курсе их инвестиционных планов и лоббировать выделение средств под эти планы, встречаться с населением и решать его вопросы по мере возможностей. Скажу откровенно, что развитие получают только те территории, где все – и я, как краевой депутат, и глава, и местный представительный орган, и местные элиты – работают вместе на результат. То есть опять возвращаемся к командной работе. Если из нашей команды выпадает хоть одно звено, то постепенно всё встаёт. Территория начинает плыть по течению, теряет проекты и финансирование. До недавних выборов тревожность вызывал Очёрский район, где депутаты на протяжении почти года блокировали проведение конкурса на пост главы района в угоду определённой группе руководителей территории. Сейчас там ситуация меняется. Так же беспокоит Большесосновский район, где представительный орган игнорирует губернаторскую повестку и воюет с главой Вячеславом Бурковым.

Не понимаю, что они там делят. Все территории моего избирательного округа глубоко дотационные, возможностей для манёвров крайне мало. И любая война среди элит очень дорого обходится и местным бюджетам, и населению. Поэтому в последнее время я прихожу к мысли, что, может, и хорошо, что в своё время краевые власти изъяли полномочия по организации здравоохранения у муниципалитетов. Ведь если бы этого не произошло, то при сегодняшних межбюджетных отношениях, при любом обострении политической ситуации или капризах местных властей больницы, поликлиники, амбулатории и ФАПы рисковали вообще остаться без денег. А про ремонты и новое оборудование можно было просто забыть.

Понимаю, что к медицине сегодня много претензий. Но она всё равно есть и развивается. Я нахожусь в контакте с краевым минздравом и совершенно ответственно могу заявить, что учреждения здравоохранения моего избирательного округа не обделены вниманием. Участие в проекте «Новая поликлиника», в рамках которого ремонтировались входные группы, проводилась модернизация залов регистрации и ожидания поликлиник, монтаж лифтов в Нытвенской больнице, обустройство ФАПов в деревне Морозово и селе Кулики Очёрского района, в деревне Мерзляки Оханского района, в деревне Кленовая Частинского района. Если оценивать 2018 год, то в учреждения здравоохранения моего округа было вложено более 52 миллионов рублей. На текущий запланировано чуть меньше.

ВСЕ МЫ НЕМНОГО ДОРОЖНИКИ

– Какую проблему в здравоохранении вы сегодня считаете основной?

– Я не буду развивать зарплатную тему. Я сам работаю тренером-преподавателем высшей категории в Большесосновской ДЮСШ и могу сказать, что зарплата врача в разы больше моей. Считаю, что тренерам платят копейки и скоро с детьми у нас будет работать вообще некому. Но давайте оставим эту дискуссию для тех, кто контролирует указы президента по повышению зарплат бюджетникам, и для отраслевых профсоюзов. Меня больше беспокоит ситуация со строительством лечебного корпуса Оханской ЦРБ. Эту тему начинал мой предшественник Олег Жданов. Он много сделал для того, чтобы объект попал в краевую инвестиционную программу. Сроки строительных работ неоднократно сдвигались. Однако сумма – почти 165 миллионов рублей – резервировалась в бюджете. Объект должен быть достроен и введён в эксплуатацию до нового года. Мы с Олегом Михайловичем договорились ехать на торжественную приёмку объекта вместе. Ни с финансированием, ни с законодательным обеспечением процесса проблем нет. Но есть опасения, что строители просто не успеют завершить работы до конца декабря.

– В крае продолжается бум дорожного строительства и ремонтов. В вашем округе есть большие объекты?

– Конечно, есть. С приходом на губернаторство Максима Решетникова мы все стали немного дорожниками. Первые его законодательные инициативы, которые мы в краевом Законодательном собрании поддержали, касались увеличения ассигнований на дорожное строительство и ремонты. А затем и краевой минтранс изменил порядок работы по заявкам от муниципалитетов. Мы совместно создали такую систему, при которой главы могут в октябре-ноябре подать заявки на дорожные работы, в январе-феврале расторговать лоты и уже в апреле вывести подрядчиков на объекты. Это реально стало работать. Если раньше подрядчики кое-как заходили на объекты в сентябре, то сегодня к сентябрю строительный сезон должен завершаться. Хотя понятно, что нынешний год оказался не показательным, поскольку всё лето лили дожди. Но если брать 2018 год, то в дороги территорий моего округа было вложено 704 миллиона рублей. Это в 3–4 раза больше, чем в прошлые политические периоды.

Я не буду останавливаться на мелочах, расскажу лишь про крупный объект. Продолжается эпопея с реконструкцией дороги Частые-Бабка. Эта будущая магистраль уже пережила смену подрядчика, поскольку ООО «Мостострой-12» сорвал исполнение госконтракта. И с декабря 2017 года ею занимается ЗАО «Перминжсельстрой». А в 2018 году сама дорога была переведена на краевой уровень. Это предсказуемое решение, поскольку стоимость работ оценена в 381 миллион рублей, а объект находится под персональной ответственностью министра транспорта Николая Уханова. Реконструированную дорогу планируется ввести в эксплуатацию в марте будущего года. Это будет хороший подарок для жителей Частинского района в преддверии реформирования в муниципальный округ, которое запланировано на 2020 год.

СПОРТИВНЫЙ ПРАЗДНИК – В КАЖДЫЙ РАЙЦЕНТР

– Ещё одна фишка новой управленческой команды – спортивные проекты. Губернатор и краевые чиновники участвуют в Пермском международном марафоне, программа «Спортивное Прикамье» получила хорошее финансирование, реализуются проекты по поддержке тренеров…

– Действительно, спорту и ЗОЖу уделяют внимание. Я ещё застал хвостик старой программы по строительству межшкольных стадионов. В каждом муниципалитете моего избирательного округа есть хотя бы один такой современный объект. Последний был сдан в Частых в 2018 году. А следом стартовала программа по строительству универсальных спортивных площадок. Там хорошие условия. Площадка стоит около 3 миллионов рублей, из которых муниципалитет финансирует только 25 процентов. Остальное – из краевого бюджета. В прошлом и текущем годах в моём округе построено десять таких площадок. Большая Соснова могла нынче поставить рекорд по количеству возведённых объектов, но из-за конфликтной ситуации депутаты-земцы отказались выделять средства на софинансирование строительства спортплощадки в Тойкино. И это лишь подтверждает деструктивный характер любых политических конфликтов.

Возвращаясь к теме, отмечу, что одной инфраструктурой спорт не поднять. Я нахожусь в постоянном контакте с краевым минспортом. Периодически участвую в рабочей группе по спорту при губернаторе и высказываю там свои предложения. Поэтому меня, как тренера, устраивает, что в профильной программе отражены все базовые моменты. Сегодня её реализация идёт в четырёх направлениях: строительство спортивных площадок, развитие массового спорта на базе образовательных учреждений, поддержка тренеров, ремонт спортзалов в школах.

Вы работаете тренером в ДЮСШ. Это не мешает законотворческой работе? Не уходите в мелкотемье?

– Моя работа «на земле» только помогает, потому что я знаю ситуацию изнутри. И поэтому, когда губернатор на одной из рабочих групп спрашивал у меня, работает ли проект по массовому спорту на базе школ, работает ли проект «Тренер нашего двора», то я ему отвечал как есть. Что проект по занятиям в школьных спортзалах необходим в территориях. И особенно в сельских. Однако выделять средства нужно не только на поддержку тренерских кадров. Потому что, к примеру, если нет мячей, то чем заниматься людям? Бегать по кругу? Нужен инвентарь! Именно это было основным пожеланием тренерского сообщества. Оно губернатором было услышано. И с 2019 года финансирование каждой школы, участвующей в проекте, было увеличено на 40 тысяч рублей. Это как раз на инвентарь.

Проект «Тренер нашего двора» – рабочий. Победителям выдаются неплохие гранты. 137 тысяч рублей – 1 место, 96 тысяч – второе место, 66 тысяч – третье место. Если в первый год гранты давались за победы в обязательных игровых дисциплинах, то нынче к ним прибавились дворовые. Мало выиграть только в футбол. Нужно победить ещё и в дартсе, шашках или городках. Логику понимаю. Чтобы развитие спорта шло не только в границах стадионов. Единственное, что хочется улучшить – это изменить географию турнира. Чтобы все этапы проекта «Тренер нашего двора», все соревнования проходили не в Перми, а в райцентрах. Представьте, что на стадионе в Оханске, в Очёре или в Частых в течение двух выходных дней будут проходить этапы состязаний – с музыкой, с черлидингом и прочими элементами шоу. Чтобы жители отдалённых территорий почувствовали атмосферу большого спортивного праздника, оценили это и повели своих детей в секции. А, может, приобщились бы к физкультуре и ЗОЖу сами.

Текст: Евгений Плотников, фото предоставлено Андреем Бурдиным