Куда пристроить казарму. Власти Прикамья рассчитывают пополнить бюджет за счет налогов с мигрантов и штрафов с гусеничной техники

6 декабря, 15:44

Власти края не рассчитывают выручить много от продажи излишнего госимущества, что показал прогнозный план приватизации на 2019–2021 годы, рассмотрен и принятый сразу в двух чтениях на последнем в текущем году заседании Законодательного собрания края – всего 16,7 миллиона рублей… за три года. Оттого, может, и ищут новые, источники пополнения кошелька, до которых не сразу додумаешься.

 

 

Неликвид с видом на Каму

Министр по управлению имуществом Николай Гончаров был краток. Он доложил, что планом приватизации предусмотрена продажа десяти объектов, а два объекта будут включены в уставный капитал Корпорации развития Пермского края (КРПК). В него было предложено включить 12 объектов, начиная со спиртохранилищ и складов в Александровске и заканчивая зданием морга в Кировском районе Перми…

Однако в заключении Контрольно-счетной палаты говорилось, что восемь объектов из двенадцати уже включались в план приватизации на 2016–2018 годы, но так и не были реализованы. То есть это просто неликвид. Поэтому очень сомнительно, что в предстоящую трехлетку от их продажи краевой бюджет получит запланированные 16,7 миллиона... Вероятно, вся эта недвижимость так и будет числиться в казне, принося убытки от одного содержания.

Что касается ликвида, то казарма бывшего Краснознаменного училища ракетных войск имени маршала В. И. Чуйкова (здание с фасадом на Каму, которое сначала планировали перепрофилировать под художественную галерею, потом под гостиницу) войдет в КРПК – «в целях создания благоприятных условий для развития туризма». Эта казарма в 2014 году была выкуплена в собственность края, кстати, у структур, аффилированных с депутатом Арменом Гарсляном, за 510 миллионов рублей. Под художественную галерею здание не подошло, и теперь краевые власти не знают, куда его пристроить.

– Каким местом вы думали, когда приобретали казарму?! – напустился на министра руководитель фракции КПРФ Владимир Корсун.

– Я ее не приобретал, – с обидой в голосе ответил Николай Гончаров.

И не поспоришь, в 2014 году действительно не он этим занимался. Вероятно, там когда-нибудь все-таки появится отель, только уже на условиях государственно-частного партнерства. КРПК же отойдет бывшее здание отделения милиции в Дзержинском районе Перми, уже в целях «создания научно-технологического кластера».

Дефлятор для иностранца

Был рассмотрен губернаторский законопроект «об установлении коэффициента, отражающего региональные особенности рынка труда на территории Пермского края, на 2019 год». Если вкратце, речь идет о цене патента для трудовых мигрантов и их фиксированных авансовых платежах по налогу на доходы физических лиц (НДФЛ), зачисляемых в консолидированный бюджет. Эти показатели были утверждены сразу в двух чтениях, чтобы иностранцы могли без проблем вносить авансовые платежи в казну и не создавать проблем своим работодателям.

Министр экономического развития Максим Колесников рассказал, что Федерацией установлена фиксированная стоимость патента для трудовых мигрантов на уровне 1200 рублей. При этом регионам предоставлено право вводить дефляторы.

В 2018 году этот платеж составлял 3642 рубля. Для 2019 года предлагается другой коэффициент, благодаря чему авансовый платеж вырастет до 3700 рублей. Максим Андреевич признал, что увеличение это несущественное, ниже, чем в соседних регионах, и сделано это умышленно, чтобы повысить трудовую миграцию в Пермский край, которая по сравнению с 2016 годом снизилась почти на 25 процентов… В то время как в Свердловской области и Татарстане иностранных работников прибыло на 15–17 процентов.

Казалось бы, тема очень специфическая и скорее общероссийская, но нашлось место и для дискуссии. Так, депутата Александра Григоренко удивляет, что для разных категорий приезжих работников – дворников, учителей, строителей – стоимость патента одинакова. Хотя оплачивается такой труд по-разному. Александр Викторович согласился, что этот вопрос относится к государственным полномочиям, потому предложил обратиться в Госдуму с предложением дифференцировать цену патента в зависимости от профессии прибывшего.
После этого депутаты поддержали закон, прикинув вклад иностранных рабочих в консолидированный бюджет Пермского края. В текущем году он составит 375 миллионов рублей, а в следующем ожидается еще на 6 миллионов больше.

На гусеничном ходу

В закон об административных правонарушениях в Пермском крае депутаты-нефтяники Олег Третьяков и На-дежда Лядова предложили включить новую статью за номером 6.13, которой предусматривается ответственность за игнорирование запрета движения по автодорогам общего пользования транспортных средств с элементами конструкции, которые могут нанести повреждения автодорогам. Коротко объясняя, речь идет о транс-порте на гусеничном ходу.

Сейчас в нашем регионе эта проблема стоит уже не так остро: танковая дивизия в Чайковском расформирована почти десять лет назад. И в хозяйстве транспорта на гусеничном ходу – бульдозеров, самоходных машин и иной военной техники, приспособленной для гражданских нужд – используется не так уж много.

Как сообщил председатель комитета по гос-политике Александр Бойченко, запрет на передвижение такой техники по дорогам общего пользования был прописан в региональном законе «Об автомобильных дорогах и дорожной деятельности» еще десять лет назад; транспорт на гусеничном ходу разрушает дорожное полотно, создает помехи для участников движения и так далее.
Однако если сам запрет в законе прописали, то меры ответственности не определили. В этот раз их и взялись предусмотреть. Новая статья предусматривает наказание в виде штрафа: для граждан – в размере от 1,5 до 2 тысяч рублей, для должностных лиц – от 3 до 4 тысяч рублей, для юридических лиц – от 30 до 40 тысяч рублей. Составление протоколов при этом ложится на должностных лиц краевого министерства транспорта.

Данный законопроект принят пока в первом чтении. Поправки будут приниматься до 7 декабря. Вероятно, парламентарии ждут поправок или возражений от владельцев самоходок и танков, которых должна возмутить такая дискриминация. Ведь еще неизвестно, кто сильнее разрушает дорожное полотно, – забитые под завязку лесовозы или те же самоходки, на которых сельская буржуазия ездит на охоту...

Текст: Евгений Плотников

Рисунок: Дмитрий Кононов

Оформить подписку на e-mail