«Никогда не утомится, не попросит прибавки к жалованию!..» - первый русский пароход построили в Прикамье

17 октября, 17:13


«Звезда» и «В курсе.ру» (16+) продолжают специальный просветительский проект «Пермь Первая». В свежей серии цикла – рассказ о том, где и кем сконструирован и построен первый русский пароход, начавший ходить по российским рекам.

В учебных книгах по истории прочно закреплена версия, будто первый русский пароход был построен в 1815 году владельцем механико-литейного завода в Петербурге Карлом Бердом. Но тогда это было всего лишь усовершенствование – как сказали бы сегодня, апгрейд – деревянной парусной барки.

На нее установили паровую машину мощностью в четыре лошадиных силы и паровой котел, приводившие в движение колеса. Да и называлось это плавсредство на английский манер стимботом (от англ. steamboat – буквально «паровая лодка»). И ходил он только по Неве и до Кронштадта.

Строго говоря, первый русский пароход, предшественник всех отечественных тепло-, дизель-электро- и атомоходов, был спущен на воду Камы в июне 1816 года – спустя, опять же, не так много времени после первой Отечественной (наполеоновской) войны – всего четыре года. Построили его на Пожвинском железоделательном заводе, принадлежавшем князю Всеволоду Всеволожскому, по чертежам инженера Петра Соболевского.

Пароход имел мощность в шесть раз больше машины Берда – все 24 лошадиных силы. Газета писала, что такое изобретение «никогда не утомится и не потребует принуждения, не попросит прибавки к жалованию…» После проведенных испытаний были заложены еще сразу два парохода, – с двигательными установками в 6 и 36 лошадиных сил соответственно.

Нечистая сила

До появления парохода по рекам и озерам России товары и людей перевозили различными видами, как определили бы сегодня, водного транспорта.
По Волге доставляли грузы бурлаки: они впрягались в лямки и тянули баржу, шагая по берегу в любую погоду. Из-за тяжелого труда и сопутствовавших болезней бурлаки редко доживали до старости. Когда потом бурлаки встречали пароходы, они считали их нечистой силой, троекратно отплевывались и читали молитвы.

На берегах Камы поступили гуманней: у нас в начале XIX века завели коноводки – суда, приводимые в движение конной тягой. Их, кстати, тоже придумали на заводе Всеволожского! Лошади в трюме судна двигались по кругу и вращали вал, который подтягивал барку к якорю, заброшенному выше по течению.

Великое пароходное соперничество

Изобретение в пермских угодьях парохода не остановило петербургского промышленника Берда. Он активно рекламировал свое изделие, добиваясь «привилегии» – единоличного права на производство и организацию водоходства в России.

В то время как Берд лоббировал свои интересы, Всеволод Всеволожский на себе испытал свои машины: отправился на борту одного из своих пароходов из Пожвы до Нижнего Новгорода. Дойти, правда, удалось только до Казани…

Берд, прослышав о камских пароходах, тут же обратился в департамент путей сообщения с жалобой, что это может ввергнуть его «в невозвратные убытки», и таки добился желанной монополии. Князю Всеволожскому пришлось получать у Берда разрешение на право производить свои пароходы!

Первый пермский пароход, построенный по такой «лицензии», был готов в 1821 году и назван «Пожва» – по названию местного селения.

В 1841 году на Суксунском заводе построили первый в мире буксирный пароход с железным корпусом – «Никита Демидов». Судно вывели в Сылву, подцепили две баржи с чугуном и через пять дней доставили к пристани Лёвшино. Кстати, как это обычно бывает, когда вы развиваете собственное производство, пожвинские пароходы были дешевле петербургских.

За первопроходцем в деле речного судостроения Всеволодом Всеволожским пошли другие промышленники. В итоге к 1917 году по Каме ходило около четырехсот паровых судов, принадлежавших 36 судоходным компаниям. Пермь – первая пристань на Каме и Волге!
На правах рекламы