Тайны камня. Мастер-камнерез из Красного Ясыла создает уникальные произведения искусства из уральских самоцветов

16 марта, 16:13

По легенде, ремесленник пытался постичь все секреты резчиков, оживить бездушный камень и стать настоящим мастером, но так и не смог наделить душой уральские самоцветы. Наш земляк Сергей Нечаев из села Красный Ясыл давно разгадал камень, его «живые» скульптуры завораживают своей достоверностью.

Камень мастера поманил

Художник-камнерез Сергей Нечаев вырос в городе Кувшинове Тверской области. Небольшой город на Волге известен бумажной промышленностью.

– Когда я учился в 6-м классе, в школу пришел преподаватель местной изостудии, чтобы набрать на обучение способных ребят, – вспоминает Сергей. – Мне всегда нравилось рисовать, и я с удовольствием познавал азы живописи, рисунка, графики.

После школы Сергей поступил в Абрамцевское художественно-промышленное училище на отделение художественной обработки камня.

– В училище я пришел как белый лист, – говорит художник. – Ничего особенного не умел и впитывал всё, что давали нам учителя. Уже тогда они замечали мои способности. С преподавателями, которые были у меня, стыдно плохо резать.

Запах леса, бумаги и красоту большой реки начинающий художник предпочел «роману» с уральским камнем.

На родину камнерезного промысла художник впервые приехал больше 40 лет назад. Почти месяц проходил практику на комбинате «Уральский камнерез» в Красном Ясыле. Здесь в местном общежитии, познакомился с девушкой Татьяной из Соликамска. Выпускница Кунгурского художественного училища, резчица комбината жила в соседней комнате. Но тогда их знакомство не имело продолжения.
В Красный Ясыл вернулся уже после службы в армии. Поступал на отделение книжной графики Московского полиграфического института, но не добрал одного балла. Взяв у родителей 10 рублей, Сергей отправился покорять камнерезный край.

Ложки, скалки и своя мастерская

На комбинате встретили холодно. Там и без того было три штатных художника, и четвертый был ни к чему. За молодого мастера вступилась боевая и смелая девушка Татьяна, которая через год стала его женой.

– Пришла к директору и настояла: дескать, молодой и талантливый парень, не возьмете – многое потеряете, – вспоминает Татьяна Нечаева.

Его приняли «на деревяшку»: назначили художником на два участка, занимавшихся резьбой по дереву.

– И я с энтузиазмом принялся за работу. Столько всего нового придумал, столько идей воплотил, – с жаром рассказывает мастер. – По моим эскизам большими партиями выпускали деревянные ложки, кухонные наборы, веретено, указки, детский конструктор и еще много всего. Через два года директор перевел меня на камень, сказав, что эскизов по дереву я им на десять лет вперед придумал.

На комбинате «Уральский камнерез» Сергей Нечаев творил 20 лет, но был вынужден уйти – зарплату, случалось, не платили по восемь месяцев. Чтобы прокормить семью, подрабатывал дома. В старой баньке сделал мастерскую.

Как-то приехал постоянный покупатель за скульп­турами, посмотрел, в каких условиях работает Нечаев, и решил помочь талантливому камнерезу. Через два месяца у дома Нечаевых выросла кирпичная мастерская – подарок художнику.

Дойти до самой сути

В работах мастера Нечаева гармонично слились две камнерезные школы – московская и ясыльская. Именно поэтому он не первый и не второй по величине мастер Пермского края – он единственный в своем роде.

«Во всем мне хочется дойти до самой сути. В работе, в поисках пути, в сердечной смуте», – ничто так точно не отражает характер камнереза Сергея Нечаева, как эти строчки Бориса Пастернака. Коллеги-камнерезы и искусствоведы часто обвиняют его в натурализме, и художник признает свое внимание к деталям: «Мой учитель Анатолий Моисеевич Овчинников говорит, что я вырезаю и гравирую слишком подробно: лучше не доделай, пусть работа будет чуть-чуть незаконченной. Камень должен сам играть, а ты только помоги ему».

Почти десять лет камнерез Нечаев занимался мозаикой. Работы по его эскизам украшают стены Ординской больницы, его скульптуры хранятся в фондах краеведческих музеев, Пермской художественной галереи и в частных коллекциях. За его персонажами в буквальном смысле выстраивается очередь, поэтому скульптур в домашней сокровищнице автора немного.

– Говорят, что в технике мозаики я добился высокого мастерства, а вот работать с камнем еще учусь, – говорит художник.

Признанный мастер не мечтает оживить камень, это у него получается само собой. Раньше, прежде чем резать скульптуру, Сергей рисовал эскиз, лепил его, отрабатывал черновой вариант и только тогда брался за камень. Теперь же он исключил из этой цепи все лишние звенья.

– Смотрю на камень и вижу, что из него выйдет, вплоть до гравированного орнамента. Вот прожилка, надо ее обыграть. Камень сам подсказывает, сам направляет.

«Нечаевский» лиризм

Многие пермские искусствоведы отмечают, как виртуозно работает с камнем красноясыльский художник. Он перфекционист, стремится к совершенству формы и содержания. Чувствуя душу камня и очищая ее от оков грубого материала, мастер создает неповторимые произведения искусства.

 

 

– Работы Сергея Нечаева выгодно отличаются от работ других местных художников, – отмечает его коллега-камнерез, народный мастер Пермского края Виталий Гнатюк. – В основном он работает не с местными мягкими породами, а с более твердым камнем – талькохлоритом. Это позволяет при всей простоте и лаконичности формы скульптуры наполнить ее историей, большим графическим содержанием.

Талькохлорит действительно один из самых любимых материалов художника. Еще в училище он серьезно занимался графикой и свои работы теперь не просто режет, он их «рисует» на каменном полотне.

– Гравировка – это та же графика, только на камне, – поясняет мастер. – Используя эту технику, можно играть цветом, передать объем, изобразить мелкие фоновые элементы, например, заросли папоротника, в которых прячется зверек.

Его фигурки словно затаились в лесу, в горах или под водой – так достоверно мастер передает изгибы листьев, очертания морского дна. Кажется, что видишь перед собой не просто скульптуру, а целую картину. Возможно, в этом и скрыт секрет неповторимости «нечаевского» лиризма, магии и света, которые излучают его работы. Были случаи, когда человек, взяв в руки его скульптуру, уже не хотел с ней расставаться.

– Много разных сказок слышал об уральских камнях, о резчиках, мечтающих оживить камень. Кто-то верит, кто-то воспринимает просто как дедовы легенды, – говорит художник. – То, что в камне скрыта магическая сила, вам подтвердит любой мастер. Притягивает он, околдовывает и не отпускает.

Текст: Татьяна Южакова, Орда, газета «Верный путь»

Фото: автора



ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ